Юлия Иоффе (Julia Ioffe) написала отличную статью в New Republic, в которой она подчеркивает то, что я пытался подчеркнуть прежде: политика Путина в отношении Сирии на самом деле весьма популярна даже среди его российских политических оппонентов, число которых постоянно растет. Хорошо это или плохо, но российское общество практически не поддерживает активные действия против Асада. Безусловно, Кремль может проявлять чрезмерную жестокость и быть антидемократичным, отстаивая свои позиции, но я не вижу ни единой причины, почему он вдруг должен отказаться от политики в отношении Сирии, которая пользуется - пусть не очень активной, - но весьма широкой поддержкой населения, и против которой выступает лишь ничтожное меньшинство российских граждан. Тот факт, что сами россияне не хотят иметь никакого отношения к вооруженной интервенции в Сирии, может создавать неловкость и быть предосудительным, однако сторонники более агрессивной политики должны, как минимум, признать его. А они зачастую исходят из того, что позиция Путина по Сирии глубоко непопулярна, и что Путин не потеряет ни копейки из своего политического капитала, если изменит ее.

Но в статье Иоффе был один момент, который привлек мое внимание. Она ссылается на статью с сайта Gazeta.ru, в которой пишется о воюющих сегодня в Сирии чеченских добровольцах. Эта деталь, действительно, заслуживает внимания – ведь несмотря на то, что было бы вполне разумно предположить, что некоторые чеченские исламисты входят в состав радикальной оппозиции против Асада, я не видел никаких конкретных сообщений об участии чеченцев в обостряющейся гражданской войне в Сирии. Давайте взглянем на то, что написано в статье. Вот два параграфа из нее, имеющие отношение к нашей теме:



Читайте также: Лавров на правильной стороне истории

На стороне сирийской оппозиции сражаются до 6 тысяч иностранных волонтеров, среди них есть и выходцы из Чечни, утверждает саудовская разведка. Противники режима сирийского президента Башара Асада на минувшей неделе взяли под контроль протяженный участок сирийско-турецкой границы, обезопасив проникновение добровольцев. В Дамаске, однако, удержать позиции повстанцам не удалось – правительственные войска выбили их из двух столичных кварталов.

Разведка Саудовской Аравии располагает данными о том, что на стороне сирийской оппозиции сражаются до 6 тысяч добровольцев из-за рубежа. В «интербригадах» под флагами «Аль-Каиды» сражаются граждане Алжира, Египта, Туниса, подданные саудовского короля, а также выходцы из Чечни, передает слова источника в Эр-Рияде AFP.


Вообще-то это нельзя назвать неопровержимым доказательством чеченского участия, и нам надо проявлять осторожность, анализируя значение такой информации, но эта история во многом объясняет то, почему большинство россиян не хотят поддерживать сирийских повстанцев. Россияне вполне обоснованно видят в них не жизнерадостную армию борцов за свободу, а крайне опасных радикалов-исламистов, идеологических попутчиков тех людей, которые совершают теракты против гражданского населения в России с возрастающей регулярностью. Иоффе даже приводит слова заместителя главного редактора газеты «Коммерсант», которую никак нельзя назвать пропутинским изданием.  Так вот, тот называет повстанцев «сосущими кровь вампирами». Ну, это - наверное, слишком, но мне кажется, что американские СМИ могли бы проявить больше скептицизма по отношению к оппозиции, которая столь часто задействует террористов-смертников, и которую совершенно в открытую поддерживают тысячи иностранных добровольцев, имеющих определенные связи с «Аль-Каидой».

Также по теме: Россия и «пророссийская оппозиция»  - противоречивость позиции

Сторонники интервенции в Сирии должны представить свои аргументы, почему поддержка антиасадовских сил не приведет со временем к власти безжалостных и хорошо организованных исламистов, пользующихся очевидной поддержкой тысяч иностранных добровольцев. Задумайтесь над тем, что произошло в Ливии. Интервенция против Каддафи сразу привела к серьезной политической дестабилизации в Мали. Эта дестабилизация, ставшая прямым результатом иностранного вмешательства, сейчас настолько усилилась и стала настолько опасной, что зазвучали призывы ответить на нее … новой иностранной интервенцией! А потом, когда эта новая иностранная интервенция провалится, дестабилизировав очередную часть Северной Африки, появится потребность еще в одной интервенции. И так далее.

Очень легко себе представить, как аналогичная ситуация может сложиться в Сирии, как внешние попытки свергнуть Асада могут привести к исключительно опасным и непредсказуемым последствиям для соседних стран и районов - таких, как Северный Кавказ. Ситуация в Сирии – это полная неразбериха, и никаких хороших вариантов там нет. Но хотя ситуация там и сейчас плохая, она всегда может ухудшиться. Этот факт понимают россияне всех политических убеждений, и этот урок надо усвоить всем нам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.