Ингушетия. – Двадцатилетняя история существования Ингушетии напоминает краткий курс постсоветской истории. Горная республика, вклинившаяся между Грузией, Чечней и Северной Осетией, испытала эйфорию от полученной свободы и пережила кровавый конфликт, который до сих пор так до конца и не решен.

На полпути от старой столицы Ингушетии Назрани до Магаса – новой столицы, построенной 12 лет назад, находится мемориал Памяти и славы. Комплекс, обрамленный двумя полукруглыми арками и статуями, призван напоминать о нелегкой судьбе ингушского народа. Открытие этого памятника должно было стать одним из главных мероприятий празднования двадцатилетия существования независимой республики Ингушетия. Памятник спокойно перенес ненастье, а вот гости спрятались от дождя в здании небольшого музея. Посетители, выгнанные с улицы неприятной погодой, коротали время, осматривая экспозицию музея.

Теперь у нас только один хозяин

«Что для меня означает сегодняшний праздник получения независимости от Чечни?» - повторяет вопрос молодой ингуш. Ему около 25 лет, он стоит у входа в музей. «До того как мы отделились от Чечни, Ингушетия была периферийным регионом, который не получал практически никаких денег, потому что все дотации шли в Грозный. Сейчас - все гораздо лучше. Вместо двух чужих хозяев нами руководит один», - объясняет парень.

Читайте также: Путевые заметки из Ингушетии


Независимая Ингушетия родилась в конце эры Советского Союза. В отличие от Чечни, с которой до начала 90-х годов Ингушетия была в составе одной республики, она путем референдума решила добровольно присоединиться к Российской Федерации.

Тем не менее, как отмечает молодой ингуш, это не означает, что между ингушами и чеченцами есть какое-то напряжение. Наоборот. «К Чечне у нас относятся положительно. Нас объединяет общая вера и очень близкие языки. Чеченцы – наши старшие братья», - заключает парень.

Поэтому неудивительно, что на торжественном мероприятии без предупреждения появился президент Чечни Рамзан Кадыров. Его приветствовали очень тепло.

Резкие контрасты


Ингушетия – один из самых маленьких и бедных регионов России. Бюджет республики почти на 90% зависит от дотаций Москвы. И выглядит бюджет соответствующе.

Разница между современным, до сих пор недостроенным Магасом и старым центром Назрани очевидна. Бывшая столица Ингушетии производит впечатление забытого уездного городка, без явного центра, с пыльными улицами. Магас, где расположены ключевые учреждения и ведомства республики, наоборот, кажется современным, но безлюдным.



Также по теме: Как добиться мира на Северном Кавказе

Дальше от Магаса контраст - еще сильнее. У подножья восхитительных гор, которыми так гордится Ингушетия, разрозненные деревеньки и села производят странное впечатление. Кажется, здесь буквально остановилось время.

Наверное, поэтому иностранным журналистам намеренно показывают современное по российским меркам село Ольгети, где есть две достопримечательности: недалеко на холме находятся средневековые оборонительные башни, а одну из сельских улиц назвали в честь Владимира Путина.

Хрупкий мир

Владикавказ, столицу соседней Северной Осетии, и Назрань, когда-то центр Ингушетии, отделяют всего 25 километров. И хотя обе республики являются частью Российской Федерации (границы между российским регионами, как правило, существуют только на карте) путь из Владикавказа в Назрань напоминает зону военных действий.

На границе стоят КПП из бетона, вдоль дороги припаркованы военные грузовики, а из гаража за пограничной линией выглядывает бронетранспортер. Все машины, проезжающие из одной республики в другую, проверяют солдаты.

В тот же год, когда Чечня получила независимость, между Северной Осетией и Ингушетией вспыхнул пятидневный конфликт в Пригородном районе. Спорная территория, расположенная как раз между Владикавказом и Назранью, ценой нескольких сотен человеческих жизней и ценой ухода из района десятков тысяч ингушей осталась частью Северной Осетии. Но конфликт и спустя 20 лет остается нерешенным.

Читайте также: Репортаж из Ингушетии, футбол - за кого болеем?

Война не могла не повлиять на отношения двух народов. Многие ингуши, особенно - те, кого непосредственно затронул конфликт, своих соседей буквально ненавидят.

«Это они нас хотят ликвидировать»

«Мы к осетинам нормально относимся. Это они нас до сих пор хотят ликвидировать», - грустно говорит пожилой мужчина, одетый в камуфляж.

Он говорит, что Северная Осетия не хочет признавать ущерб, который конфликт нанес ингушам, и таким образом блокирует решение всей проблемы.

«Я не думаю, что произойдет новый конфликт. Времена, когда вопрос Пригородного района решался с помощью оружия, давно прошли. И если они вернутся, будет уже все равно. Теперь Чечня не отдаст нас на произвол осетинам. Рамзан придет к нам на помощь и против воли Кремля», - улыбается мужчина в камуфляже, сверкая золотыми зубами.

Вместе с тем кажется, что абсолютного железного занавеса между двумя республиками нет. «Завтра в Северной Осетии - государственный праздник. Может, нам поехать туда посмотреть? Там будет концерт Лолиты», - разговаривают между собой ингушские официантки в ресторане отеля. Возможно, ненависть между ингушами и осетинами все же не такая глубокая, как говорят.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.