Чашка кофе, порой достаточно крепкого, и кусок пирожного с морковью и сухофруктами. В кафе Starbucks, что в Камергерском переулке, расположенном в историческом центре Москвы. Так начинает свой трудовой день Михаил Кочан, молодой артист классического балета, работающий в легендарном Большом театре. 1990 года рождения, он является одним из молодых дарований Большого, но звездой пока еще не стал. Поэтому он изо всех сил старается заявить о себе, сделать так, чтобы его заметили. Не нужно почивать на лаврах, как будто бы хочет сказать он. «Главная проблема артиста балета состоит в том, что должен пролезть, пробраться и доказать, что на тебя можно положиться. Недостаточно заявить «я могу», одних слов мало. Ты должен показать свою работу, и это очень тяжело. За четыре года не было современной балетной постановки, в которой я бы не участвовал. Когда педагог и хореограф выбирают участников, они должны тебя знать», - уверяет он. 

 

Впереди у Михаила Кочана блестящая, но при этом очень трудная карьера. Физические упражнения в течение всего дня, занятия, репетиции и, возможно, выступление перед знающей толк в балете московской публикой, самой взыскательной, но при этом и самой благодарной. «Ты делаешь то, что тебе нравится, а если получится так, что и публике это тоже понравится, это потрясающе! Это восторг! Когда ты слышишь аплодисменты, овации публики, то испытываешь непередаваемые ощущения», - рассказывает Кочан, пока мы идем по улице Большая Дмитровка, вблизи от великого театра.

 

Сотрудник отдела прессы Большого театра Михаил Яруш обращает наше внимание на одну из афиш на здании. На ней изображена сцена из балета, в котором участвовал Кочан. Его хорошо видно на фотографии. «Для нас подмостки - это жизнь», - говорит артист.

 

Эта жизнь означает работу, работу и еще раз работу шесть дней в неделю. Поэтому, когда каждое утро он приходит в Большой, то воспринимает это со спокойствием и, прежде чем войти в театр своей мечты, позволяет себе пирожное.

 

Для всех танцовщиков Большого театра, как уже завоевавших признание, так и делающих лишь первые шаги к славе, любой день начинается с разминки. «Это как бы подготовка к репетиции, столь же естественная как для каждого человека почистить зубы и вымыть голову перед выходом из дома», - поясняет он. - «Преподаватель подстраивает занятие под репертуар, проецирует его на конкретный балет».

 

Одно из занятий ведет Михаил Лавровский, который был солистом Большого в 60-70-е годы прошлого века, снискавший славу исполнением роли Альберто в балете «Жизель» вместе со знаменитой Натальей Бессмертновой. После того, как он исполнил роль Спартака в лондонском Ковент-Гардене, британский критик Климент Крисп (Clement Crisp) назвал его Суперменом. С 1978 года он преподает хореографию и является наставником молодежи.

 

Девять часов утра, все уже на своих местах. Одни танцоры отрабатывают движения около станка, другие делают растяжку на знаменитом московском паркете. Лавровский, за плечами у которого 70-летний опыт, дает пояснения. Пианистка у рояля в ожидании указаний. «Цель данных занятий заключается в выработке выносливости и профессиональных навыков. Даже обладая хорошей техникой исполнения, можно потерять профессионализм. Таким образом, надо постоянно быть в форме, чтобы соответствовать академическим требованиям», - поясняет преподаватель. - «Это важнее, чем спортивная тренировка, потому что, помимо дыхания, все становится на свои места, осанка, походка. Если при исполнении на сцене, находясь перед публикой, мы немного отходим от установленных схем, то на этих занятиях сосредотачиваемся, поскольку должны работать в рамках академического искусства».

 

Грациозные движения рук перед началом упражнений уже сами по себе являются целым представлением для непосвященных. Первые движения рядом со станком достаточно просты: назад, вперед. Танцовщикам постепенно становится жарко. Юноши снимают с себя майки, а девушки сбрасывают с ног теплые домашние тапочки, которые доходят им до щиколотки.

 

Затем начинается отработка подскоков на месте, пробежек, пируэтов и невероятных прыжков, исполняемых тремя танцорами одновременно. Толчок, и затем прыжок, толчок – и снова прыжок. «Молодец, Андрей!», - восклицает профессор. - «Отлично!». Вначале все казалось простым, но на самом деле это не так.

 

Классический балет, в особенности русская балетная школа, не только превосходен сам по себе. Он постоянно стремится к совершенству. А его исполнители – настоящие супергерои.

 

«Это действительно очень сложная профессия. Особенно приходится жертвовать всем своим временем, и, возможно, в какой-то момент забыть о личной жизни и вообще о жизненных интересах и развлечениях. В противном случае ничего не получится, не воспитаем хорошего танцовщика. Необходимо быть готовым пожертвовать всем ради искусства», - говорит Нина Капцова, 33-летняя прима Большого театра, находящаяся в другом классе.

 

Нина Капцова миниатюрная, грациозная и кокетливая. У нее лицо хорошей девочки. Такое лицо хотят иметь все балерины, чтобы привлечь к себе зрителей. И при этом лукавая улыбка, одновременно робкая и вызывающая. Такая улыбка бывает у совсем маленьких детей, когда они держат при себе какой-нибудь секрет, но вот-вот его расскажут.

 

Она родилась на юге России, в Ростове-на-Дону, недалеко от Азовского моря. Ее детство прошло в Таганроге, малой родине Антона Чехова. В возрасте девяти лет она перебралась в Москву, чтобы поступить в Академию хореографического искусства при Большом театре. «Поскольку я сама не из Москвы, мне пришлось за это время пройти через множество испытаний», - рассказывает Капцова, которой через несколько часов предстоит репетировать балет «Щелкунчик» в постановке Юрия Григоровича, главного хореографа Большого театра. Под наблюдением своих наставников она и Артем Овчаренко репетируют ту часть, которую танцуют вместе. «Вышел уже диск с этим балетом, где я участвую».

 

В детстве я балетом не занималась, «лишь посещала внеклассные курсы танца», - говорит она. Но создается ощущение, что танцами она занималась всю свою жизнь. «Когда мне было пять лет, я с мамой и папой смотрела по телевизору «Лебединое озеро» и сказала: «Мама, я стану балериной и буду танцевать в Большом театре». Тогда все надо мной смеялись. Думали, это шутка. Попасть сюда было мечтой моего детства».

 

Три десятилетия спустя самыми известными ролями Нины Капцовой стали Жизель и Аврора в «Спящей красавице». «Кроме того, я обожаю балеты Григоровича, такие как «Ромео и Джулиета», «Спартак» и «Золотой век», в также «Сон в летнюю ночь» в постановке Джона Ноймайера (John Neumeier), где я исполнила партию Елены», - рассказывает прима-балерина.

 

Несмотря ни на что, богам классического балета не чуждо ничто человеческое. «Принято считать, что балерины сидят на диете. Это ко мне не относится, я люблю поесть. Я ем столько, сколько захочу. Работаю я много, так что на моем весе это никак не сказывается», продолжает Капцова. По сути дела, еда – это тоже ее большое увлечение. «Мне хотелось бы найти побольше времени для своего любимого занятия: готовить дома для своих. Любая домохозяйка хочет поменьше времени проводить на кухне, а мне это нравится, потому что редко представляется возможность поготовить».

 

Солистке балета и актрисе Анастасии Месковой также хотелось бы больше времени уделять дому. Причина проста: больше всего на свете она любит своего шестилетнего сына Василия. «У меня нет времени на другие развлечения. Мое хобби – это сын», - говорит с самой красивой на свете улыбкой. - «Все свое свободное время я стараюсь посвятить ему. Вчера мы ходили в планетарий», одно из самых привлекательных мест Москвы, в том числе и потому, что он был закрыт для посетителей в течение 15 лет, пока его вновь не открыли в 2010 году. Поразительно то, что эта молодая 27-летняя балерина заявляет, что именно сейчас, когда она воспитывает в одиночку сына, работа дается ей более легко: «Когда он родился, я пропустила лишь один сезон. Я сразу же восстановила форму, и в этой обстановке все стало намного проще».

 

В одном из парков на юге Москвы, Василий и Анастасия ходят на прогулки и играют, как любая мать со своим ребенком. Они вовсе не боги, а такие же люди, как и все остальные. «Это было как глоток свежего воздуха. Как будто бы появились новые силы, желание сделать что-то большее. Сейчас я даже не представляю свою жизнь без сына. Но детям нужна семья, причем полная. К сожалению, сейчас у нас проблемы с мужчинами. Возможно, это только в России. Они эгоистичны, перестали оказывать внимание женщинам и считают, что мы должны испытывать счастье от одного факта их присутствия рядом. Семья – это большая ответственность. В наше все стало очень просто: женились - развелись», - с грустью говорит она мне.

 

Вся жизнь Анастасии Месковой проходила в культурной среде. Ее родители преподавали в Московском университете, самом знаменитом вузе России, а она сама стала заниматься балетом, когда ей было всего четыре года. В 1992 году, когда Анастасии было всего семь лет, ее показали по телевизионной программе «Утренняя звезда» и она стала известной, а в восемь поступила в академию балета при Большом театре.

 

В 1997 году Анастасия Мескова, сыграв главную роль в кинокартине «Принцессита», получила золотую медаль Московского кинофестивале за лучшее исполнение детской роли. Но в кино она снимается только в свободное от балета время. «В ноябре прошлого года я снималась еще в одной картине. В Большом было мало выступлений, и это дало мне возможность принять участие в съемках. Я играла молодую сотрудницу банка, брокера».

 

Тяжело работать в балете?

 

Тяжело вставать по утрам в Москве. Это, правда, тяжело, потому что за окном еще ночь.

 

Цель любого артиста, поступающего в балетную труппу Большого театра, стать звездой первой величины. Снаружи путь к вершине может показаться титаническим трудом. Но если поговорить непосредственно с людьми, то все представляется более нормальным, укладывающимся в рамки профессии.

 

Михаилу Кочану очень не хватает его родного Санкт-Петербурга. Он с большим теплом вспоминает Бориса Брегвадзе, своего преподавателя истории в знаменитой академии имени Вагановой, который скончался в марте этого года. «Он научил меня всему», - говорит молодой артист. Кочан отключается от напряженной работы, когда ездит на метро или играя на бильярде. «Я только что получил права, скоро у меня будет своя машина», - сообщил он мне.

 

«Какого-то уровня мне уже достичь удалось. Конечно, я не звезда, но мое имя уже известно в балетных кругах», - говорит Мескова. Балерина, тем не менее, прекрасно понимает, что в их профессии решающую роль играет фактор возраста, и, как и Михаил Кочан, учитывает это в своей жизни: «Наше время коротко. И мне нравится использовать его на самопознание, на изучение возможностей своего тела, мозга. Одним словом, моих творческих способностей с целью их расширения. Мне бы очень хотелось побольше участвовать в международных проектах, не оставляя, конечно, мою работу в Большом театре, потому что это наш дом».

 

А вот кому действительно удалось стать звездой балета, так это Екатерине Шипулиной, приме балерине Большого театра. «Уже достаточно долгое время я исполняю главные роли в балетах, но только в конце 2011 года из главной солистки я стала прима-балериной», - поясняет Шипулина, родившаяся в Перми в 1979 году.

 

Родившись в балетной семье (ее мать, Людмила Шипулина, танцевала в пермском Академическом театре оперы и балета и в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, где она сейчас работает преподавателем-наставником), Екатерина даже не ставила перед собой иной цели в жизни. «Не представилось других вариантов, которые меня бы заинтересовали. Моя мать вначале предложила мне заняться художественной гимнастикой, фигурным катанием, однако все померкло по сравнению с балетом».

 

Проучившись пять лет в Перми, она поступила в московскую академию балета после того, как ее родителям предложили работу в Московском музыкальном театре имени и Немировича-Данченко. «Можно сказать, что мы с сестрой были театральными детьми. Когда моя мать начала танцевать, мы были маленькими, и она всегда брала нас с собой. Театр для нас – как родной дом», - подчеркивает Шипулина. Она подчеркивает, что работать в Большом означает еще нечто большее: «Быть прима-балериной значит принять на себя большую ответственность, поскольку это больше, чем просто театр, это как целая империя. Он по-прежнему является главным театром страны. Это лицо России, потому что в области культуры мы представляем самое лучшее. Все хотят в нем работать».

 

Похоже, что вся жизнь Екатерины Шипулиной вращается и будет вращаться вокруг культуры. Хотя будущее еще неопределенно, она не исключает, что пойдет по стопам матери и займется преподаванием балета. У меня два образования. Я могу преподавать, если захочу. Но, по правде говоря, для этого тоже необходим талант. Не всякий танцовщик может стать хорошим преподавателем. Ты можешь быть потрясающим танцовщиком или танцовщицей, но при этом не стать великим педагогом или хореографом. У меня пока нет ощущения, что я хотела бы посвятить свою жизнь преподавательской работе. Мое второе образование экономическое, так что видно будет. Думаю, что в той или иной форме моя деятельность будет проходить в области культуры».

 

Моя беседа с Михаилом Кочаном в кафе Starbucks подошла к концу.

 

- Это Ваш второй дом в Москве, после Большого театра, не так ли?

 

– Гммм… я бы сказал, что первый! – шутит он, облизывая губы от удовольствия.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.