Москва – Когда находящаяся под властью Кремля Государственная Дума приняла прошедшим летом новый закон, требующий от каждой «политически активной» некоммерческой организации, получающей финансирование из-за рубежа, регистрироваться в качестве «иностранного агента», многих людей из сообщества неправительственных организаций России это событие глубоко встревожило.

Сейчас же, когда Дума единогласно приняла (в первом из трех чтений) новые поправки, предложенные Федеральной службой безопасности (ФСБ) и расширяющие понятие «государственной измены» таким образом, что они могут распространяться почти на любого работающего с иностранными организациями российского гражданина, НКО страны по-настоящему запаниковали.

Новые определения, которые почти наверняка пройдут в предстоящие дни через Думу и будут утверждены президентом Владимиром Путиным, будут означать, что «измена» относится уже не только к конкретному преступлению - такому, как сознательная передача государственных секретов иностранной державе, но и к любым действиям, которые, по мнению властей, подрывают «конституционный строй, суверенитет, территориальную и государственную целостность». Согласно новым положениям, любой человек, передающий «иностранному государству или международной, иностранной организации» информацию, которую российское государство считает секретной, пусть даже этот человек не имеет доступа к секретным сведениям и не знает, что такая информация секретна, может быть обвинен в измене и получить до 20 лет тюрьмы. Пока не ясно, когда этот закон в случае его принятия вступит в силу.

Читайте также: Путин продвигает антинародные законы

«Эти поправки еще даже не приняты, а многие люди уже стали намного осторожнее в своих контактах с иностранцами», - говорит редактор онлайнового журнала о спецслужбах Agentura.ru Андрей Солдатов, являющийся соавтором книги «Новое дворянство», в которой рассказывается о возвращении к власти в России бывшего советского КГБ.

«Новое определение измены, которое представлено в Думу, - это прямое советское наследие. Измена уже не будет связана с конкретным преступлением, она в большей степени будет связана с тем, что у тебя в сердце, действительно ли ты лоялен по определению властей. Я не могу даже понять, как это можно будет использовать», - говорит Солдатов.

«Теперь в измене можно будет обвинить не только человека, выдающего тайну, но и того, кто спрашивает, задает вопросы - скажем, журналиста. Это - опасная расплывчатость в терминах», - добавляет он.

Расширенное определение шпионажа


Выступая в прошлую пятницу в Думе, заместитель директора ФСБ Юрий Горбунов сказал, что классическое определение шпионажа и измены необходимо расширить, включив туда сотрудничество с международными организациями, в число которых входят НКО и средства массовой информации. Такая необходимость вызвана тем, что мир стал более опасным.

«Нам следует включить международные организации в список агентов, которым можно предъявить обвинение в измене. Это вызвано тем, что зарубежные спецслужбы активно используют их, маскируя свою шпионскую деятельность», - заявил Горбунов.

Также по теме: Госдума одобрила закон об НКО и "иностранных агентах"

Незадолго до появления этого законопроекта произошло другое резонансное событие: на прошлой неделе из России изгнали организацию USAID после того, как Кремль обвинил ее во вмешательстве во внутриполитические процессы в России.

В ноябре вступит в силу новый закон, который требует от НКО, занимающихся на любом уровне политической деятельностью и получающих в любых размерах финансирование из-за рубежа, регистрироваться в качестве «иностранных агентов».


Удушение гражданского общества?

Кремль наверняка уже взял в перекрестье прицела некоторые известные организации, включая общественное объединение по наблюдению за выборами «Голос», международного борца с коррупцией Transparency International, а также главные российские правозащитные организации «Мемориал» и Московская Хельсинкская группа.

Глава фонда «Право матери» Вероника Марченко (эта благотворительная организация оказывает юридическую помощь и прочую поддержку семьям погибших на службе российских призывников, и часто оказывается в конфликтных ситуациях с властями) заявляет, что эти новые правила могут содействовать удушению наиболее активной части гражданского общества в России.

«Наша организация - совсем не политическая, но мы стараемся влиять на общественное мнение», - говорит она.

Читайте также: Почему некоторые страны так ненавидят американские НПО?

«Многие некоммерческие организации - такие, как наша, занимались решением сложных социальных проблем еще задолго до того, как государство признало наличие этих проблем. Мы занимались решением острых проблем, будили общественное сознание, рассказывая о них, и люди обращались к нам за помощью, которую не могли найти больше нигде… Да, мы привлекали иностранное финансирование – потому что в России такое финансирование было мизерным – но мы платили налоги государству, создавали рабочие места и решали вопросы, которые буквально "кричали" о необходимости поиска их решений», - рассказывает Марченко.

«А сейчас эти люди в Думе собираются судить, кто «агент», а кто «изменник»? Они толкают страну в прошлое, даже в средневековье», - добавляет она.

«Для создания атмосферы страха»

Юрий Шмидт – один из известнейших в России адвокатов. Он говорит, что Дума "переходит Рубикон" с этими новыми поправками об измене. После этого России придется отказаться от всех претензий на то, что она является демократическим государством. По словам Шмидта, этот шаг необходимо рассматривать в контексте череды драконовских законов, принятых парламентом после того, как Путин пришел в мае на свой третий президентский срок. Среди них - жесткий закон об открытых протестах, закон об НКО, новые, весьма суровые наказания за «клевету» и закон об интернете, позволяющий властям создавать черный список вебсайтов, которые можно закрывать без долгих рассуждений.

«Думаю, эти новые законы в меньшей степени предназначены для преследования каких-то отдельных и конкретных людей, и в большей – для создания атмосферы страха во всем обществе», - говорит Шмидт.

Также по теме: Битва титанов за звание «иностранного агента»

«Они хотят вернуться к тому времени, когда люди боялись ходить на массовые митинги, называть свои настоящие имена журналистам, опасаясь обвинений в клевете и измене», - отмечает адвокат.

Людмила Алексеева, возглавляющая старейшую в России правозащитную организацию Московская Хельсинкская группа, отмечает, что ее объединение никогда не согласится наклеить на себя ярлык «иностранного агента», и добавляет, что не верит в долговечность нынешнего этапа закручивания гаек.

«Власти могут идти этим курсом какое-то время, но недолго», - говорит она.

«Эти действия ведут в тупик, и они остановят развитие России как современного государства. Чем дальше они будут идти этим путем, тем более узким он будет становиться, и тем вероятнее будет политический взрыв», - добавляет Алексеева.

На этой неделе в Думу был представлен еще один законопроект, носящий название «О защите религиозных чувств граждан России». По сути дела, он вносит богохульство в разряд противозаконных деяний. Критики отмечают, что это может быть попыткой Кремля усилить свой контроль в ответ на вызвавший широкую полемику суд над тремя членами группы Pussy Riot, которых обвинили в осквернении алтаря в православном храме и в непристойном «панк-молебне» против Путина.

Ранее в сентябре Дума изгнала из своего состава одного из немногих инакомыслящих депутатов Геннадия Гудкова, а на этой неделе на месяц лишила другого депутата - Илью Пономарева - права голоса.

«В Думе больше не осталось независимых умов», - говорит Пономарев.

«Большинство «Единой России» делает только то, чего хочет Путин. И они постоянно меня удивляют. Когда я думаю, что рассматривать что-то неразумно, они как раз и начинают это рассматривать. Снова и снова», - добавляет он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.