В Москве ее называют «взбесившийся принтер». Государственная Дума, чей спикер Сергей Нарышкин прибыл в понедельник в Париж с двухдневным визитом, выступила автором самых спорных законов, которые были приняты в России со времен распада СССР. В этот список входят огромные штрафы для организаторов не согласованных с властями мероприятий, нападки на западные НКО, прозванные «иностранными агентами», наказание за такие преступления, как «пропаганда гомосексуализма» или «клевета» (в первую очередь в адрес судей и полицейских), расширение полномочий ФСБ (наследница КГБ), а также запрет на усыновления российских детей американскими семьями. Последний из упомянутых нами законов, в знак протеста против которого в середине января на московские улицы вышли более 30 000 человек, служит показательным примером сходящих с думского конвейера репрессивных мер.

Читайте также: Подсчитан нижний порог фальсификаций на выборах в Думу

Звезда государственного телевидения, ведущий Владимир Познер недавно назвал Госдуму «государственной дурой». Но впоследствии журналисту, который обладает двойным российско-американским гражданством, все же пришлось принести депутатам свои извинения. Причем, он сделал это исключительно вовремя: парламентарии готовят законопроект о запрете доступа к государственным СМИ для «иностранных журналистов».

Заняв кресло спикера в декабре 2011 года, верный соратник Путина Сергей Нарышкин хотел сделать Думу «местом дискуссий». Год спустя она стала «местом репрессий», — говорит депутат «Справедливой России» Дмитрий Гудков. Он был одним из двух парламентариев, которые открыто поддержали протестное движение: в результате ему пригрозили (по официальной версии) исключением из оппозиционной партии. 

Последнее пленарное заседание Госдумы РФ в весенней сессии


Ухудшение политического климата в стране привело к усилению подчиненного положения Думы по отношению к Кремлю. Так, администрация президента диктует парламенту повестку дня. «Именно она заранее решает, какой закон примут, а какой - нет», — признает один из депутатов путинской партии «Единая Россия». Официально Дума ведет обсуждение спорных законов (по некоторым из них даже не проводится голосование) и тем самым служит идеологическим прикрытием для исполнительной власти. Так, например, пока в гражданском обществе кипели споры вокруг антигомосексуального закона, депутаты, не привлекая внимания, провели голосование по другому, куда более значимому законопроекту о приватизации Резервного фонда.

Также по теме: Возможен ли досрочный роспуск Госдумы?

Заполнившая Думу атмосфера постоянного хеппенинга позволила молодым и зубастым депутатам из «Единой России» потеснить традиционных аппаратчиков. «В политике нельзя жить без скандалов», — утверждает 32-летний Илья Костунов, который в прошлом занимался организацией лагерей для путинской молодежи. Этот парламентарий с повадками наемника отметился в судебном преследовании блогера Алексея Навального и борьбе с западными НКО. Его коллега Александр Сидякин (36 лет), перебежчик из «Справедливой России», растоптал на думской трибуне белую ленту, которая стала в стране символом объединения антипутинской оппозиции.

Рвение и пыл этих депутатов украшают модернистскую витрину власти, если, конечно, они не выходят за рамки «приличий». После того, как Сидякин отказался участвовать в голосовании по законопроекту о запрете на усыновление российских детей американцами, его попросили подписать заявление о том, что в тот момент его кнопка «сломалась». Позволившие себе критику парламентарии сегодня оказываются фигурантами в делах о коррупции. И могут лишиться своей неприкосновенности.