В последние месяцы правления Владимира Путина в России прекращена деятельность Агентства США по международному развитию (USAID), отменено усыновление американцами российских детей и еще более значительный вред нанесен вещанию Радио Свобода – резко сократилась его аудитория, подорвана его репутация, посеяна рознь между радиостанцией и рядом самых известных российских правозащитников и журналистов.

 

Хотя в последнем случае это заслуга не Путина, а собственных менеджеров радио и его попечителей – Совета по иновещанию. В сентябре Стивен Корн (Steven Korn), тогдашний президент Радио Свободная Европа / Радио Свобода (РСЕ/РС), одобрил увольнение и отставку более 40 из 100 сотрудников Радио Свобода, в том числе ряда ветеранов журналистики, которых бесцеремонно выгнали из московского офиса. Бывшие сторонники радиостанции Михаил Горбачев и легендарные правозащитники Людмила Алексеева и Сергей Ковалев выступили с решительным протестом против новой стратегии ухода в интернет и приоритета более мягкого контента, которая оборачивается значительным сокращением аудитории.

 

Похоже, найдено средство предотвратить фиаско Радио Свобода, хотя ущерб нелегко будет возместить. Корн вынужден был подать в отставку, и на прошлой неделе на его место назначили Кевина Клоуза (Kevin Klose), бывшего руководителя РСЕ/РС и Национального общественного радио США (NPR), чья преданность служению делу журналистики не вызывает сомнений. В настоящее время Совет по иновещанию ведет расследование по Московскому офису Радио Свобода, и, вероятно, будет предпринята попытка вернуть станцию в российский FM-эфир через партнерство с местными вещателями.

 

Хотя это пока под вопросом. Соединенные Штаты расходуют 750 миллионов долларов в год на международное вещание, в том числе более 90 миллионов долларов на программы РСЕ/РС для России, страны бывшего советского блока, Иран и Афганистан. Однако, как сказала Хиллари Клинтон в своем последнем в качестве госсекретаря выступлении перед Конгрессом, «мы покинули нишу вещания... Наш Совет по иновещанию практически прекратил существование с точки зрения его способности доставлять информацию по всему миру».

 

Как можно такие большие деньги налогоплательщиков тратить так неадекватно? Частично ответ заключается в составе совета управляющих, куда входят госсекретарь и восемь политических назначенцев, утвержденных Конгрессом, которые работают по совместительству. В их числе мало специалистов в сферах публичной дипломатии и журналистики, и еще меньше – по странам, на которые ориентировано вещание. В докладе генерального инспектора, опубликованном в прошлом месяце, говорится, что Совет, раздираемый распрями, пытается делать невозможное, осуществляя ежедневное управление крупной организацией совместителями.

 

Но даже члены правительственной комиссии, которые полагались в основном на интервью с недовольными сотрудниками, не добрались до сути проблем. В докладе ответственность за многие неприятности возлагается на члена совета директоров Виктора Эша (Victor Ashe), бывшего посла в Польше, который возглавил компанию против катастрофического руководства Корном вещанием Радио Свобода.

 

На самом деле, Эш понял то, чего не замечали большинство остальных членов совета и сотрудников: Радио Свободная Европа оказалось не в состоянии выполнять свою самую главную миссию и по сути – единственную, ради которой оно существует. В отличие от Голоса Америки, задача которого – продвижение в мире американской культуры и ценностей, сфера компетенции РСЕ/РС – «суррогатное вещание», то есть предоставление объективных журналистских материалов, разнообразных комментариев и открытая политическая дискуссия в странах, где местные СМИ из-за цензуры или давления государства не могут этого обеспечить.

 

На протяжении десятилетий холодной войны РСЕ/РС выполняло эту работу великолепно, привлекая внимание аудитории на пространстве всего советского блока и оказавшись лучшим СМИ в период кризиса. С 1991 года оно стало последовательно подвергаться попыткам пересмотра программной политики якобы с целью вписаться в новую эру, возникшую с окончанием холодной войны или завершением эпохи интернета. Эта идея, часто навязываемая членами правления и руководителями, позаимствована из индустрии развлечений, и заключается в том, что для расширения аудитории необходимо приглушить радио в пользу цифровых продуктов и повышения рейтинга. Качественную журналистику и политические дискуссии необходимо перемежать материалами о жизни знаменитостей – или даже поп-музыкой.

 

Проблема с этим, как выяснилось в случае с московской службой Радио Свобода, что русским – и иранцам, и белорусам – не нужен еще один интернет-сайт, предлагающий мешанину из трепа и социальных комментариев. Они жаждут получить то, чего не хватает в государственных СМИ – серьезную журналистику, предлагающую ясную картину происходящего в Кремле, экономике и регионах, и площадку для бесцензурных дискуссий россиян по этим вопросам. Конечно, зачастую аудиторию составляет небольшая группа избранных. Но когда политический кризис придет в Москву – как это было в конце 2011 года и, безусловно, повторится опять – российские слушатели снова обратятся к радиостанции, если поймут, что ей можно доверять.

 

На самом деле, формула простая. Надо суметь сформировать такую управленческую структуру американского иновещания, которая понимает это и готова позволить Клоузу и его оставшимся журналистам делать свою работу.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.