Я ужу упоминал, что Бен Джуда (Ben Judah) из Европейского совета по международным отношениям недавно написал для Института Legatum интересный доклад под названием «Пять ловушек для Путина» («Five Traps for Putin»). Вряд ли кого-нибудь удивит, что мы с Джудой не сходимся по многим темам – в частности, на мой взгляд, он сильно преувеличивает масштаб грозящейся России в ближайшей перспективе политической нестабильности, однако он задает много правильных вопросов и выделяет области, которые могут в будущем представлять для Путина серьезные проблемы. Доклад Джуды также стал одной из немногих известных мне работ подобного рода, авторы которых сочли нужным упомянуть значительно улучшившиеся российские демографические показатели. Поэтому я не хотел бы заходить в своей критике слишком далеко: каждому, кто интересуется Россией, имеет смысл ознакомиться с этим трудом как с крайне полезным, хотя и местами небеспристрастным сводом текущих экономических и политических тенденций.

 

Джуда, как и многие эксперты по России, считает особенно опасной для Путина ловушку нефтяных цен. Он пишет:

 

«В результате сейчас Кремль, чтобы сбалансировать бюджет, должен рассчитывать на намного более высокие нефтяные цены. В 2007 году было бы достаточно 40 долларов за баррель. К 2012 году уже нужно более 110 долларов. Если цена на нефть упадет на любой значительный промежуток времени, России, возможно, придется возвращаться к масштабным займам, а также сокращать пособия и вводить меры по экономии, подрывая позиции режима в провинции и среди людей с низкими доходами. Есть некая ирония в том, что популярность Путина теперь зависит как раз от того, что он не может контролировать – от цены на нефть».

 

Я полностью согласен с тем, что значительно и надолго упавшие нефтяные цены стали бы для Путина серьезной проблемой, точно так же, как значительно и надолго возросшая доходность казначейских обязательств стала бы серьезной проблемой для Соединенных Штатов, а снизившиеся цены на сою – для Бразилии. Не секрет, что популярность Путина в большой степени опирается на раздачу ресурсной ренты, и если эта рента вдруг исчезнет, Кремль окажется в большой беде. Но если посмотреть на любую страну мира, можно представить себе сценарий, при котором повышение или понижение цен на важное сырье или финансовый инструмент приведет к катастрофе. Вопрос заключается лишь в том, насколько вероятен такой сценарий. 

 

Поэтому перед тем, как раздумывать, что же может произойти с Россией, когда цены на нефть снизятся, нужно спросить себя, какова вероятность того, что они надолго пойдут вниз. Исходя из имеющихся данных, я бы назвал ее «крайне невысокой». Достаточно посмотреть, что происходило с ценами на нефть марки «Брент», начиная с 1988 года, в котором бесстрашный Рейган все еще вел свободный мир к победе в холодной войне.

 

Рост нефтяных цен с 2000 года совсем не выглядит временной флуктуацией или «случайностью». Судя по всему, дорожающая нефть – это просто факт жизни для все более динамичной и глобализованной мировой экономики. 

 

Единственное реальное и заметное снижение нефтяных цен после 2000 года совпадает с эпохальным финансовым кризисом, едва не погубившим мировую экономику, и было его результатом. В остальном нефтяные цены либо медленно росли, либо держались на одном уровне. Уже с конца 2009 года, когда они начали всерьез восстанавливаться, специалисты по России не перестают твердить: «Ладно, сейчас нефть дорогая, и это помогает Путину держаться, но подождите падения цен, которое может случиться в любой день». Они говорили это в 2010 году. Они говорили это в 2011 году. Они говорили это в 2012 году. И они продолжают говорить это в 2013 году. Полагаю, что в итоге «нефтяные паникеры» окажутся правы – рано или поздно нас, скорее всего, ждет очередная глобальная рецессия, которая ударит по сырьевым ценам, однако никто всерьез не учитывает, что пока сырье – и в особенности, нефть – намного дороже, чем раньше, и эта ситуация изменится еще не скоро.

 

Следует ли считать избыточную зависимость России от нефти хорошей и похвальной вещью? Нет. Если б я управлял Кремлем, меня бы пугало увеличение ненефтяного и негазового дефицита и постоянный рост цены за баррель, необходимой, чтобы сбалансировать государственный бюджет. Однако тот факт, что резкий и долговременный спад цены на нефть стал бы катастрофой для Кремля, не делает подобный спад более вероятным. Согласно краткосрочным прогнозам Агентства энергетической информации, в 2013 году ожидается крайне мягкое и незаметное снижение нефтяных цен до 108 долларов за баррель, а в 2014 году они упадут до 101 доллара за баррель. В долгосрочной перспективе предполагается устойчивый рост. 

 

Нефтяные цены, которые остановятся через год на уровне более 100 долларов, а потом начнут постепенно расти, вряд ли могут служить для Кремля вестником гибели. Возможно, я – человек ограниченный и лишенный воображения, но мне крайне трудно представить себе сценарий, при котором политическое положение Путина может оказаться под серьезной угрозой, пока нефть стоит дороже 100 долларов за баррель и, скорее всего, будет дорожать в будущем. Может ли нефть погубить Путина? Да. Но намного вероятнее, что она – к добру или к худу – будет продолжать служить опорой российского режима.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.