В Дагестане государство вмешивается в жизнь людей, и неважно кто ты: критикующий власть журналист или спокойный житель горного аула. Приезжая в Махачкалу, я не чувствую вокруг себя опасности, зная, что продолжающийся здесь много лет конфликт не касается лично меня, и поэтому я не представляю ни для кого цели. Самим жителям республики существовать в дагестанской реальности гораздо сложнее. Жертвой может стать и простой горец, и представитель местной интеллигенции. Среди последних есть люди, которые не способны оставаться равнодушными к окружающей их несправедливости, однако за честное описание действительности дагестанским журналистам приходится порой платить очень высокую цену.

Махачкала

На Хаджимурада Камалова напали средь бела дня рядом с офисом основанной им газеты. Когда убийца в маске расстреливал первую обойму патронов, раненый Камалов спрятался за машину и считал выстрелы. Досчитав до последней, он решил пойти на преступника с голыми руками, но, к сожалению, просчитался: вооруженный мужчина успел перезарядить оружие... Описанные события произошли 15 декабря 2011 года. После смерти журналиста появилось множество спекуляций вокруг того, кто мог быть заказчиком убийства. По распространенной версии, за экзекуцией может стоять мэр Махачкалы Саид Амиров, махинации которого якобы собирался разоблачить Камалов. Другая версия указывала на местных чиновников, о злоупотреблениях которых часто писал камаловский «Черновик». Непокорный журналист мог стать жертвой продолжающегося на Северном Кавказе конфликта, но кто в таком случае его убил: силовые структуры, чьи преступления (нарушения прав человека, убийства, заработок на военных действиях) он описывал, или салафиты, на критику которых он тоже не скупился? Спустя два года после событий ответы на все напрашивающиеся вопросы остаются неизвестными. Хаджимурад Камалов был убит в День памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей. Самая большая опасность до сих пор угрожает тем, кто, как и он, хочет оставаться в своих текстах беспристрастными; тем, кто способен видеть ситуацию сверху и критиковать как фанатизм одной стороны, так и бессмысленную жестокость другой.

Гимры

Село Гимры — это настоящая крепость. Оно лежит в окруженном со всех сторон скалами ущелье, а рядом течет прорезающая дагестанские горы река Аварское Койсу. Здесь родился имам Шамиль — предводитель восстания кавказских горцев 1834-1859 годов, и здесь он был разбит русскими. Для жителей Северного Кавказа Шамиль — это символ мученичества, доблести и отваги, а для противостоящих российским властям салафитов — пример сопротивления, которое не считается с перевесом врага. Шамиль, однако, был связан с Накшбандийским суфийским орденом, а не с чуждым дагестанской культуре ваххабизмом (в России воющих на Кавказе боевиков принято называть более общим термином — «салафиты»).

11 апреля обстановка в селе Гимры вновь накалилась. Силовые структуры приступили к активной фазе контртеррористической операции, то есть, говоря простым языком, пошли в атаку. Хотя о завершении операции было объявлено уже на следующий день, местные жители сообщают, что «зачистка» села от боевиков не закончилась до сих пор. 300 гимринцев поставили свои подписи под письмом в местное отделение правозащитного центра «Мемориал», сообщая о многочисленных фактах нарушения прав человека. Операция началась в восемь часов утра и застала врасплох и простых людей, и сельскую администрацию. Жители начали в панике покидать село, от стресса у нескольких случились сердечные приступы. В 16 часов мулла созвал гимринцев на центральную площадь, откуда те, у кого были машины, начали вывозить детей и стариков. Больных людей выносили из домов на одеялах и стульях. Покидающие село машины попали под обстрел, многие люди бежали пешком через туннель, выходящий на дорогу к Буйнакску и Хасавюрту. Армия начала официальную эвакуацию только 12 апреля. Оставшимся в селе женщинам разрешили перед отъездом собрать вещи и документы, а потом начались обыски. В своем письме в «Мемориал» жители пишут, что силовики «переворачивали в домах все вверх дном, ломали двери, разбивали технику», пилили плодовые деревья и резали скот. Беженцы не получили предметов первой необходимости, одежды и питания.

На вопрос журналистов портала «Кавказский узел» касательно нарушений в ходе проведения операции секретарь Совета безопасности Дагестана Магомед Баачилов отреагировал словами: «если у граждан есть обвинения в адрес силовиков, они могут об этом сообщать в органы внутренних дел».

Анонимная правда

Операция в селе Гимры — это один из сотен эпизодов бесконечного конфликта, который в последнее время приобретает все больший размах. В одном только марте на Северном Кавказе его жертвой пали 72 человека. Однако это не единственная проблема региона. Люди устали жить при разлагающейся коррумпированной системе. «Когда в 2002 году на улицах начали убивать милиционеров, народ даже радовался, что кто-то решил остановить беспредел», — сказал мне однажды один дагестанский знакомый. Эту ситуацию использует в свою пользу власть и силовые структуры, многие сотрудники которых успели сколотить состояния и сделать неплохую карьеру. Обычным делом на Кавказе стали обвинения критиков режима в пособничестве террористам и попытки убедить мир в том, что обстановка в регионе имеет только черную и белую сторону. Честная журналистика при таком положении вещей становится все более сложным делом.

Проблемы жителей горного села были описаны порталом «Кавказский узел», однако под этим качественным беспристрастным текстом стояло не имя автора, а лишь подпись «собственный корреспондент». На Северном Кавказе, а в особенности в Дагестане, продолжает работать много интересных газет и порталов, и создается впечатление, что здесь сохраняется большая свобода дискуссий и плюрализм СМИ, чем в европейской части России. На это требуется немало смелости, что прекрасно свидетельствует о качествах гордых дагестанских народов, взлелеявших тех, кто не позволяет заткнуть себе рот даже в существующих условиях. Остается жить надеждой, что все изменится к лучшему, и придут такие времена, когда журналисты смогут писать правду, не опасаясь подписывать статьи своим именем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.