Идея Владимира Путина проста: если ты послушный «патриот» - делай, что хочешь, а если тебе не знакомо слово лояльность - мы проверим твой кошелек.

В конце апреля Дума завершила работу над законом, запрещающим чиновникам владеть имуществом за границей. Он станет дополнением к принятому в прошлом году решению сверять доходы должностных лиц с их расходами. Чтобы не «ворошить муравейник» слишком сильно, на избавление от заграничной недвижимости был дан трехмесячный срок. Первые результаты проверок должны быть представлены осенью. Кремль рассчитывает, что часть должностных лиц покинет государственную службу.

В последние месяцы российские политики и эксперты пытались решить, какому органу поручить изучение деклараций и сопоставление доходов с расходами. Потенциальных кандидатов было много: Министерство внутренних дел с полицией, ФСБ с отделами по борьбе с экономической преступностью, Генеральная прокуратура, Счетная палата, Федеральная служба по финансовому мониторингу, Федеральная налоговая служба или соответствующие отделы министерств и федеральных агентств. Велись даже разговоры о создании какого-нибудь специального органа, который был бы независим от исполнительной власти. 

Отработка преданности


Разговорам положили конец президентские указы, которые были приняты в начале апреля. Контрольные функции не будут переданы какому-либо независимому органу: декларациями чиновников займется президентский совет по противодействию коррупции во главе с Сергеем Ивановым, а соответствием чиновничьих доходов и расходов - Управление президента по вопросам государственной службы и кадров. Таким образом, чиновники станут проверять сами себя. Небольшой, а одновременно существенный нюанс всей конструкции в том, что подчиняться проверяющие будут непосредственно президенту.

Возникает вопрос: зачем передавать новые контрольные функции администрации президента? Ведь после 2009 года чиновникам и так приходилось подавать декларации об имуществе. Иванов, которого в начале апреля цитировала газета «Коммерсант», признал, что в прошлом году из 1,3 миллиона поданных деклараций, было проверено 211 тысяч, а по результатам этой проверки уволено 322 человека. Ответ напрашивается простой: Кремль не столько не доверяет прежним процедурам, сколько хочет сплотить чиновников вокруг себя и усилить дисциплину в их рядах.

То же самое, впрочем, касается и менеджеров крупнейших государственных концернов: с марта они обязаны ежемесячно подавать в администрацию президента сведения о своих транзакциях. Копии данных передаются в Федеральную налоговую службу и Федеральную службы по финансовому мониторингу. Разумеется, всех финансовых операций никто контролировать не будет: дисциплинировать должен сам страх перед возможностью проверки.  

Неизвестно, разделят ли антикоррупционные законы судьбу прежних масштабных проектов Кремля. В них остается много лазеек, а после внесения поправок их положения стали не столь жесткими, как при внесении на обсуждение в Думу. Однако с точки зрения власти это не слишком важно: закручивание гаек для чиновников усилит дисциплину и улучшит рейтинги самого президента. Принося в жертву того или иного нечистого на руку чиновника, Владимир Путин сможет поддержать свой имидж единственного справедливого человека в стране.

Смена элит?

В последние два десятилетия в России появилось множество хлестких лозунгов. В начале первого президентского срока Путина это были «диктатура закона» и «модернизация», ставшие ответом на беспредел и неэффективность экономики 90-х. Позднее для противодействия распространению цветных революций появилась «суверенная демократия». В сфере внешней политики  использовались тезисы о многополярном мире, энергетической сверхдержаве, а раз в несколько лет заключались стратегические союзы с каждым, кто не принадлежал к «западному миру». Все эти концепции не оправдали возлагавшихся на них надежд. Может быть, кампания борьбы за честность знаменует начало нового проекта? Например, под названием «обновленная элита».

Сплоченный и готовый в любой момент встать на защиту партии власти и своего лидера «административный ресурс» уже не раз доказывал свою полезность. Его значение будет расти, поскольку общество будет все сложнее убедить в необходимости сохранения существующего статус-кво. По официальной версии, «обновленная элита» должна стать патриотичной, дисциплинированной и честной.

На первый взгляд - это отличные эпитеты. Проблема лишь в том, что Путин понимает слово «патриотизм» по-своему. Для власть имущих патриотизм - это синоним покорности и дисциплины. И если кто-то окажется «недостаточно патриотичным», ему придется пройти дополнительную проверку на честность, то есть - отчитаться о своих доходах и расходах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.