«Газпром» на протяжении достаточно долгого времени придерживался той позиции, что сланцевый и сжиженный газ никак не влияют на его положение. Однако постепенно ситуация стала меняться, и наметившиеся изменение носят как внутрироссийский, так и – что особенно важно для Литвы – международный характер.

Недавно пошли разговоры о том, что в России может быть принято решение о либерализации экспорта газа (пока «Газпром» является монополистом в данной области). С такой инициативой выступила «независимая» газовая компания «Новатэк», за который стоит близкий друг В. Путина Г. Тимченко, и одна из крупнейших в мире нефтяных компаний «Роснефть», во главе которой также стоит соратник президента И. Сечин. При этом отношения последнего с правительством Д. Медведева, которое и должно принять соответствующее решение, в последнее время не складываются. Однако последнее слово, скорее всего, останется за В. Путиным, и здесь важно, кто лучше выступит перед «царем». В этой связи примечательны слова главы «Транснефти» (с которой И. Сечин также «на ножах») Н. Токарева, который заявил «Коммерсанту», что пока руководитель «Роснефти» работал в правительстве, разногласий с ним не было, а после его перехода в государственный бизнес, все изменилось: всего за год компания успела (небезуспешно) поучаствовать сразу в нескольких крупных аппаратных конфликтах.

Владимир Путин и  Игорь Сечин


Читайте также: Россия выбила у Литвы из рук единственный аргумент в пользу дешевого газа?


Теперь «Роснефть» решила заняться сжиженным природным газом (СПГ), что является прямым вызовом «Газпрому». Он на Дальнем Востоке реализует проект «Сахалин-2» и в 2018-2020 годы собирается завершить строительство завода по производству СПГ во Владивостоке, ориентированного в первую очередь на азиатско-тихоокеанский рынок. В свою очередь И. Сечин намерен в 2019 г. построить такой же завод в Хабаровском крае, мощность первой из трех очередей которого составит пять миллионов тонн в год. Наконец «Новатэк» совместно с французской «Total» планируют строительство завода по сжижению газа на Ямале мощностью 16,5 миллионов тонн топлива в год (кстати, в свое время «Новатэк» намеревался реализовывать этот проект с «Газпромом», но, как говорится, не договорились).

Вероятность того, что экспортная монополия газового гиганта будет отменена (по крайней мере в сфере СПГ) довольно высока, поскольку Минэнерго поддерживает эту идею, при этом предлагая создать специальный госорган, который будет согласовывать заявки компаний на экспорт тех или иных объемов сжиженного газа на различных рынках.

Таким образом, «Газпром» больше не может игнорировать фактор СПГ, и это заставляет его нервничать. При этом не столько из-за тенденций на мировом газовом рынке, сколько из-за обостряющейся конкуренции внутри России. Тем не менее, следует признать, что «Газпром» не является новичком на рынке сжиженного газа, который помимо всего прочего открывает ему новые возможности в Европе – в частности, это отличный способ «обойти» Третий энергопакет ЕС. И тут ситуация становится интересной для Литвы.

Также по теме: Газ - Литва и Германия пытаются найти решение по вопросам разработки месторождений сланцевого газа

23 мая сего года глава «Газпрома» А. Миллер заявил «Интерфаксу», что в ближайшее время компания объявит о «принципиально новом СПГ-проекте» в России. Детали он не раскрыл, однако СМИ выяснили, что речь идет о строительстве завода по сжижению газа на Балтике – скорое всего, в Приморске. Предполагаемая мощность будущего предприятия – около 7 миллионов тонн в год (примерно 8-10 млрд. кубометров обычного газа). Газ на него будет поступать по единой системе газоснабжения (ЕСГ).

Построить СПГ-терминал в Приморске концерн планировал еще в 2004 г., но отказался от этой идеи в пользу освоения Штокмановского месторождения. «Назад в будущее» может быть связано в первую очередь со стремлением «Газпрома» конкурировать на европейском рынке СПГ с проектом «Новатэк» / «Total» и Катаром. Потенциальные рынки сбыта – Великобритания и Южная Европа (Испания и Португалия), до которых не дотягиваются газпромовские «потоки». Кроме того, как было сказано выше, СПГ может помочь «обойти» Третий энергопакет ЕС.

Газовая буровая установка «Екатерина» на Бованенковском месторождении


В данном контексте важны несколько моментов. Во-первых, крупнейшим потребителем СПГ является Азия (Япония). Поэтому Катар намерен переориентировать свой экспорт именно в этот регион, а мелкие покупатели (например, Литва) его интересуют в меньшей степени. Соответственно, в Европе может возникнуть дефицит сжиженного газа. Допустим, Великобритания сможет выкрутиться за счет американского сланцевого газа и других поставщиков СПГ. Если этими «другими» станут российские компании (что вполне себе возможно), возникает вопрос – какая из них: «Новатэк» или «Газпром»? Мощность проекта на Ямале больше, соответственно шансов в данном случае больше у «Новатэка». А вот «Газпром» сможет продавать свой СПГ Литве и другим странам Балтии.
 
Читайте также: Chevron пришел в Литву

Таким образом, все как бы довольны. У «Новатэка» будет свой (дальний) рынок, у «Газпром» – свой, да еще решится проблема с Третьим энергопакетом ЕС. Литва в свою очередь получит возможность покупать более дешевый газ. Конечно, ради независимости от «Газпрома» можно платить больше Катару, но если сегодня Вильнюс добивается просто снижения цены на российский трубопроводный газ, значит Литву должен вполне устроить его сжиженный вариант от того же поставщика в условия либерализированного газового рынка.

В заключении стоит отметить, что изложенные в статье предположения отчасти спекулятивны, поскольку относятся к среднесрочной перспективе. Однако тот факт, что «Газпром» по причине обострившейся внутренней и внешней конкуренции намерен активнее заняться СПГ, не подлежит сомнению.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.