Москва — Россия ясно выразила свое несогласие с военным вмешательством в дела Сирии. Министр иностранных дел Сергей Лавров ежедневно предупреждает о риске эскалации конфликта. Один из вице-премьеров заявил, что Запад обращается с исламским миром «как обезьяна с гранатой». Некоторые комментаторы даже высказали мысль о том, что это, возможно, начало третьей мировой войны.

Однако тот человек, чье мнение сейчас наиболее важно, хранит молчание.

Президент России Владимир Путин заметно избегает публичных комментариев в отношении сообщений о направленной против мирных граждан химической атаке, которая произошла в сирийской столице Дамаск 21 августа и в результате которой погибли сотни людей. Вместо этого он, как и многие обычные россияне, продолжает вести себя так, будто гражданская война в Сирии еще не достигла угрожающей новой фазы. После химической атаки в Дамаске г-н Путин посетил церемонию открытия фонтана, прославившегося во время Второй мировой войны, посетил сепаратистский регион соседней Грузии, а также шахту и дамбу в Сибири.

Нет никаких сомнений в том, что г-н Путин против нанесения ударов по Сирии. Нет также никаких сомнений в том, что г-н Путин поддерживает правительство президента Башара аль-Асада в конфликте, который сам г-н Асад называет войной против исламского экстремизма.

Читайте также: Почему американцы изменили позицию по Сирии?

Тем не менее, публичное молчание г-на Путина свидетельствует о том, что Россия не сможет предотвратить военное вторжение, если США и другие страны решат действовать без согласия Совбеза ООН. Кроме того, если мировое сообщество решит нанести удар по Сирии, г-н Путин все равно ничего не потеряет — по крайней мере, у себя дома.

Рабочий визит В.Путина в Дальневосточный федеральный округ


На этой неделе в своих беседах с репортерами г-н Лавров ясно дал понять, что реакция России на международное вторжение в Сирию ограничится словесной войной. «Мы не собираемся ни с кем воевать», — заявил он. Такая позиция в конечном итоге выгодна г-ну Путину.

Кризис в Сирии подлил масла в огонь антиамериканских — и в меньшей степени антизападных — настроений, которые уже стали рефреном возвращения г-на Путина на президентский пост в 2012 году.

Тему Сирии постоянно обсуждают эксперты на государственном телевидении, ее комментируют официальные лица, в том числе вице-премьер Дмитрий Рогозин, который опубликовал на своей страничке в Twitter сообщение об обезьяне с гранатой. Ее также прокомментировал Роберт Шлегель, член Государственной Думы от партии «Единая Россия», заявив в среду, 28 августа, что ответные удары Запада помогут «Аль-Каиде», что станет отражением «высшей формы цинизма».

Также по теме: Среди французких политиков нет единства по Сирии


Сомнения в президенте Обаме только усилились после его решения отменить саммит, который должен был состояться на следующей неделе в Москве. Кроме того, на одной из недавних пресс-конференций г-н Обама заявил, что язык жестов г-на Путина делает его похожим на «ребенка, скучающего в классе на задней парте».

Хотя после этого г-н Обама отметил, что их взаимодействие часто было весьма конструктивным, этот его высказывание привело г-на Путина в ярость, по словам одного российского чиновника, пожелавшего остаться неизвестным.

Между тем, в Сирии на карту поставлено гораздо больше, чем просто успех пропаганды. Хотя критики обвиняют г-на Путина в слепой поддержке жестокости г-на Асада, независимо от обстоятельств, российского президента больше всего беспокоят иностранные вторжения и подъем исламского экстремизма.

С его точки зрения, США и их партнеры развязывали руки силам экстремизма в одном государстве Ближнего Востока за другим, настаивая и способствуя смене режимов — от Ирака до Ливии, от Египта до Сирии.

Хотя американские и европейские лидеры ссылаются на то, что они называют неопровержимыми доказательствами применения химического оружия силами правительства Сирии, российские официальные лица продолжают предостерегать против поспешных суждений, настолько резких, что они выглядят скорее предлогом для реального мотива США — свержения г-на Асада.

Пресс-конференция главы МИД РФ С.Лаврова


Читайте также: Как можно провести военное вмешательство в Сирии?

Г-н Лавров и другие российские чиновники считают, что источником этой химатаки вполне могут оказаться оппозиционеры, которые заинтересованы в том, чтобы спровоцировать реакцию международного сообщества, способную изменить ход конфликта.

Вечером в среду, 28 августа, представители Кремля сообщили, что г-н Путин побеседовал с новым президентом Ирана Хассаном Роухани (Hassan Rouhani). В ходе беседы лидеры стран сошлись во мнении, что применение химического оружия было «совершенно неприемлемым», но что при этом кризис в Сирии необходимо решать «чисто политическими и дипломатическими средствами».

Согласно пресс-релизу, предоставленному представителями британского кабинета, обращаясь к британскому премьер-министру Дэвиду Кэмерону (David Cameron), г-н Путин отметил, что у России нет доказательств того, действительно ли химическая атака имела место и, если имела, кто несет за нее ответственность.

В США и Европе есть множество экспертов, которые скептически относятся к доказательствам вины режима г-на Асада, однако здесь скептицизм является консенсусом.

«Это абсолютное сумасшествие со стороны Асада применять химическое оружие в тот момент, когда красная линия была настолько четко обозначена», — заявил Алексей Пушков, глава комитета Государственной Думы по международным делам. — Он не сумасшедший. Он мыслит логически«.

Еще одним фактором такой позиции г-на Путина является всеобщее безразличие к войне, которое наблюдается в России.

«Мы проживем без Сирии, проживем без Асада, — говорит Георгий Мирский, сотрудник Института мировой экономики и международных отношений. — Для нас это не вопрос жизни и смерти. Но позволять кому-то говорить, что мы пляшем под дудку Вашингтона, было бы недопустимо».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.