Примечание редактора: около месяца назад мы писали о российской законодательной инициативе, чей автор ссылался на исследование социлога из Университета Техаса Марка Регнеруса (Mark Regnerus). Законопроект, основанный на результатах исследования Регнеруса, предусматривает лишение геев родительских прав. Ниже Регнерус, обсуждавший свою работу и ее критику в прошлогодней статье для Slate, отвечает тем, кто искажает суть его исследования в политических и идеологических целях.

Контролировать все случаи использования результатов моего исследования о воспитании детей в однополых семьях, опубликованного в журнале Social Science Research – задача весьма непростая. Представители самых разных политических кругов до сих пор пытаются понять суть проведенного мной анализа  различий между теми взрослыми, которые выросли в стабильных, биологических семьях и теми, кто воспитывался в семьях других типов – включая случаи, когда у одного из родителей был роман с человеком собственного пола. Один российский законодатель, однако, решил, что мое исследование – подходящий повод, чтобы лишить некоторых россиян родительских прав, если станет известно об их гомосексуальном опыте.


Но такой закон был бы ошибкой. Почему? Потому что и мое исследование, и многие другие исследования популяционных данных, неоднократно доказали, что для детей важны прежде всего близкие отношения с родными и стабильность в семье. Автор этого безразмерного законопроекта, который грозит еще больше дестабилизировать положение в семьях и насильственно разорвать узы между детьми и родителями, игнорирует основные выводы исследования. Полагаю, что к гетеросексуальным семьям равноценная мера применяться не будет, вне зависимости от остроты конфликтов в семье и драматичности отношений между родителей, которые могли привести или не привести к этим конфликтам.


Нет, если вы предлагаете отбирать детей у биологических родителей, вы явно игнорируете данные, на которых основано мое исследование – ведь источники, или причины, различий между исследуемыми мной группами, отнюдь не так очевидны. О чем я и пишу в самом исследовании:

Гей-парад в центре Стамбула, 2013 год


Читайте также: Дети «радужных» семей

«С моей стороны было бы недобросовестно утверждать, что здесь имеется какая-то причинно-следственная связь – ведь для того, чтобы установить, что характер биологической семьи или сексуальный опыт одного из родителей имеют влияние на процесс взросления ребенка , мне бы пришлось не только доказать, что таковая связь в принципе может существовать, но и исключить все прочие факторы, способные привести к любому из субоптимальных результатов. Однако мое намерение как аналитика куда более скромно – установить наличие простых групповых различий и – путем внесения нескольких контрольных переменных – определить, насколько эти различия устойчивы».


Это может изрядно удивить тех, кто потратил последние 15 месяцев на то, чтобы заклеймить мое исследование как дискредитированное или «развенчанное» - глупый и упрощенческий ярлык, если учесть, что все данные, на которых исследование основано, находятся в открытом доступе, а выводы довольно прямолинейны. Не лицемерие ли критиковать то, как я использовал эти данные, при этом поддерживая другие случаи использования их же – например, когда я выступал в качестве эксперта в Верховном суде? Я выступаю как против однополых браков, так и против драконовского законопроекта депутата Андрея Журавлева по одной и той же причине: у каждого ребенка должны быть отец и мать, и именно такая родственная связь очень важна для детей. Стабильность в семье, состоящей из отца и матери, существенно повышает шансы на успех в жизни. Она, конечно, ничего не гарантирует. Просто шансы выше.


Разумеется, близкородственные связи часто бывают разорваны, иногда произвольно (в результате развода, при зачатии от донора спермы или в некоторых случаях суррогатного материнства), иногда непроизвольно (в случае смерти одного из родителей), а иногда и по необходимости (если один из родителей ищет защиты от насилия в семье) – и ни в одном из этих случаев на ребенке не лежит никакой вины. Здоровое общество стремится снизить количество разорванных семейных связей, или постараться снизить ущерб от тех, разрыв которых избежать не удалось. Однако здоровое общество никогда не заявит, что биологической связи не существует или ее разрыв – лишь выдумка.
И уж точно здоровое общество не станет поддерживать политические проекты, которые стремятся усилить нестабильность в жизни ребенка, бескомпромиссно лишив его отца или мать права быть его биологическими родителями, что российская Дума  сейчас и собирается сделать.

Марк Регнерус – доцент социологического факультета Университета Техаса (University of Texas), штат Остин, и старший научный сотрудник Остинского института изучения семьи и культуры (Austin Institute for the Study of Family and Culture). 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.