Решение журнала Forbes поставить Владимира Путина во главу списка самых влиятельных людей на планете может привести к тому, что самозваный лидер сурового мужского мира возгордится своей знаменитой мужественностью, да так, что лопнет от самодовольства.

Некрупный  российский руководитель не заслуживает такой мощной подпорки собственному самомнению. Этот премьер-министр, экс-президент и снова главный мужчина России уже купается в лучах славы, сыграв случайную роль миротворца, когда он ( и другие тоже) убедил сирийский режим отказаться от химического оружия  и косвенным образом отвел от него американский военный удар.

Этот обоюдоострый дипломатический успех предположительно стал одной из причин, по которым редакция Forbes отвела ему в текущем году первое место в своем рейтинге, куда вошли 72 человека. Он опередил Барака Обаму, китайца Си Цзиньпина и Папу Римского Франциска (именно в таком порядке). Похоже, редакция забыла, что гражданская война в Сирии пылает по-прежнему, чему способствуют поставки российского оружия.

Любовь Путина к автопортретам с голым торсом, верхом на норовистых мустангах, с большим оружием противостоящим ошеломленным сибирским диким животным, способствует созданию имиджа мужественного самца. Как и тот факт, что он запугивал канцлера Германии Ангелу Меркель (она пятая в рейтинге) большой собакой во время одной из первых встреч с ней.

Но похоже, что селекционеры власти и влияния из Forbes готовы с радостью все это проглотить. Их также очень впечатлило решение Путина предоставить убежище разоблачителю АНБ Эдварду Сноудену. «Всякий, кто наблюдал в этом году за шахматным поединком по Сирии и за утечками информации об АНБ, четко понимает, что индивидуальная динамика в соотношении сил [между Путиным и Обамой] изменилась», – говорил Каролайн Говард (Caroline Howard) из Forbes.

Понять ее логику непросто. Сноуден оказался человеком совестливым и принципиальным – а Путин делает дела совсем не так. Люди, поступающие в путинской России по совести, обычно оказываются в тюрьме. Об этом вам многое могут рассказать политические оппоненты власти и «арктическая тридцатка» из Greenpeace.

Путин прибавляет в весе, а вот акции Обамы падают. Кажущаяся нерешительность президента в сирийском вопросе стоила ему поддержки в конгрессе и за рубежом. А недавнее прекращение работы американского правительства, когда президент стал заложником ситуации, вызвало возмущение в американском обществе и встревожило мировые рынки. Справедливо это или нет, но Обаму посчитали слабым и нерешительным.

Однако похвалы в адрес Путина из уст журнала Forbes, который якобы выступает за свободное предпринимательство и заявляет, что этот человек «укрепил свою власть над Россией», вызывает изумление. Если влияние измерять успехами в насаждении авторитарной власти, то разве не северокорейскому диктатору Ким Чен Ыну следовало отдать пальму первенства? По таким меркам Саддам Хусейн и Иосиф Сталин вполне могут претендовать на почетные награды.

На самом деле, влияние Путина в основном иллюзорное. Он фиктивный идол, возведенный на пьедестал кликой его кремлевских дружков. Он поддерживает свой статус, распоряжаясь быстро истощающимися запасами нефти и газа, а также подвергая все более жестоким репрессиям гражданское общество  и средства массовой информации.

Как отметил недавно в интервью Guardian бывший британский посол в Москве, экономическая мощь России идет на убыль в условиях усиливающихся структурных проблем, недостатка инвестиций, оттока капитала, утечки мозгов и неблагоприятных демографических тенденций. И эти проблемы лишь нарастают из-за политики Путина.

«Идея о том, что Россия стала более агрессивной и напористой, является  правильной, – сказал сэр Эндрю Вуд (Andrew Wood), возглавлявший британское посольство в Москве с 1995 по 2000 год. – Но что это – признак слабости или силы? Наверное, слабости. Нарастают проблемы в экономике, усиливаются внутренние трудности и напряженность».

Российское влияние эпохи холодной войны на Ближнем Востоке существенно ослабло из-за действий США, и поэтому Москва так стойко обороняется в своем последнем окопе, защищая режим Асада. В Азии новыми крупными игроками стали Китай и Индонезия, а Африке – Китай.

Даже в Восточной и Южной Европе российские попытки сохранить влияние на бывших союзников и сателлитов дают сбои. Польша, бывшая Восточная Германия и Чехословакия, Литва, Латвия, Эстония, Болгария, Румыния, Сербия (плюс остальные страны из состава бывшей Югославии) и Грузия уже пошли на сближение с Западом. А Украина и Молдавия вот-вот попадут на орбиту ЕС после ноябрьского саммита в Вильнюсе.

Представления Forbes о влиянии кажутся странно извращенными и в отношении других людей. Женщин (Меркель на пятом месте, бразильянка Дилма Руссефф на 20-м и Соня Ганди из Индии на 21-м) журнал выбрал правильно. Но у него в рейтинге не нашлось места для Хиллари Клинтон, бывшей первой леди и госсекретаря США, которая вполне может стать следующим американским президентом.

Мысль о том, что Дэвид Кэмерон (11-е место), Марио Драги (это кто такой на 9-м месте?) и король Саудовской Аравии Абдалла (8-е место) пользуются большим международным влиянием, чем известная всем Клинтон, кажется полным бредом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.