Россия была и будет великой державой. Об этом заявил Владимир Путин во время своего первого президентского обращения в последние минуты прошлого тысячелетия. Он неизменно преследует эту цель вот уже больше десяти лет. И хотя его цель неизменна, разнообразные стратегии по ее достижению раз за разом оканчивались полным провалом. За исключением осени 2013 года, когда благодаря вмешательству Владимира Путина в сирийский кризис, Россия смогла добиться больших дипломатических успехов. Но хотя триумф и оказался полным, он может быстро сойти на нет.

В начале первого президентского срока в 2001 году Путин повернулся лицом к США. В те времена однополярного мира Америка была бесспорным гегемоном, и новый президент России стремился развивать двусторонние отношения если не на основе равенства, то по крайней мере, взаимоуважения. Во время первой встречи с Джорджем Бушем-младшим летом 2001 года Путину блестяще удалось завоевать дружбу американского коллеги. Осенью того же года он думал, что еще больше укрепил эти отношения, когда первым из иностранных лидеров отреагировал на события 11 сентября и открыл российскую территорию для транспортов снабжения американских войск в Афганистане. Поэтому для Кремля стала настоящим ударом новость в декабре 2001 года о том, что США выходят из договора по ПРО 1972 года, по которому обе сверхдержавы времен холодной войны ограничивали свои противоракетные ресурсы. С точки зрения Москвы аннуляция этого соглашения о стратегическом паритете разрушила все надежды на новое партнерство.

Далее иракский кризис 2002 и 2003 годов позволил президенту Путину разработать новое направление во внешней политике. Россия, Германия и Франция выступили с резкой критикой американских планов по вторжению в Ирак и, в частности, того факта, что США пошли в обход Совета безопасности ООН для достижения своих целей. Некоторое время ось Париж-Берлин-Москва выглядела весьма прочной к вящему удовольствию Кремля, который рассматривал ее как подтверждение европейского влияния России и способ ослабить западный альянс, то есть НАТО. Как бы то ни было, ось просуществовала недолго. Европейские союзники в конечном итоге все же поддержали Америку, тогда как НАТО продолжило расширение на восток и в 2004 году приняло в свои ряды семь новых членов, в том числе три пограничных с Россией государства. Что еще хуже, США выступили с проектом системы ПРО, которая была направлена против иранской угрозы, но должна была расположиться в Польше и Чехии, то есть - под боком у России. Владимир Путин выразил недовольство по этому поводу во время выступления в Мюнхене в 2007 году. Оно, кстати говоря, прозвучало как настоящее объявление войны: российский лидер заявил, что США пытаются решать все мировые проблемы военным путем и упрекнул НАТО и Европейский Союз в стремлении подменить собой ООН.

Лидеры саммита БРИКС в южно-африканском Дурбане


Читайте также: Рейтинг влиятельности - Путин оттеснил Обаму, заняв первое место

Разочаровавшись в перспективах сближения с Америкой и европейскими державами, Владимир Путин повернулся в сторону формировавшейся группы БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай). Еще в Мюнхене он подчеркнул, что совокупный ВВП этих четырех быстрорастущих экономик оставляет позади США и Европу. С тех пор он приложил все силы для превращения этого экономического блока в политический: началом для этого послужил первый саммит БРИК в Екатеринбурге в 2009 году. Хотя Россия и была самой развитой из всех стран БРИК, она, тем не менее, страдала от ряда серьезных проблем. В частности речь шла о населении: 140 миллионов человек в России против 200 миллионов в Бразилии, тогда как в Китае и Индии население давно перевалило за миллиард. Кроме того, хотя российская экономика и демонстрировала динамизм (за исключением спада в 2009 году), по темпам роста она заметно отставала от партнеров по БРИК. В первую очередь это, разумеется, относится к Китаю. Шанхайская организация сотрудничества (в нее вошли Россия, Китай и несколько среднеазиатских государств) должна была укрепить влияние Москвы, однако в итоге она служила в первую очередь оборонным интересам Китая в его борьбе с сепаратистскими настроениями на западных границах.

В феврале 2013 года переизбранный уже на третий президентский срок Владимир Путин утвердил новую концепцию внешней политики Российской Федерации, которая ставит на первый план развитие отношений с Содружеством независимых государств. В Москве испугались волны «цветных революций» (и в частности «оранжевой революции» на Украине) и осознали, что если потеряют ближнее зарубежье, то о великодержавных мечтах тоже придется забыть. Таким образом, Россия укрепила связи с рядом бывших советских республик через СНГ и Организацию договора о коллективной безопасности, которая была призвана стать восточным аналогом НАТО, но пока не смогла достичь западного уровня единства. Сегодня Кремль преследует еще более амбициозный проект, Евразийский союз, который явно навеян Европейским Союзом. Пока что Евразийский союз включается в себя Россию, Белоруссию и Казахстан (уже входят в Таможенный союз), однако он уже заручился согласием Армении, а в скором времени в него может войти и ряд среднеазиатских государств. Тем не менее, главная цель всего проекта — это Украина. Сейчас Киев входит как в программу Восточного партнерства Европейского Союза, так и предложенного Россией Евразийского союза. И в ноябре ему придется сделать окончательный выбор. Пока преимущество, по всей видимости, на стороне Брюсселя.

После множества провальных попыток утвердить статус России как великой державы посредничество Владимира Путина по сирийскому кризису в сентябре 2013 года стало просто оглушительным успехом. Российский лидер смог предотвратить угрозу американских ударов по Сирии своим предложением по ликвидации химического арсенала Дамаска. С этой инициативой России удалось во всеуслышание заявить о себе на международной арене, о чем она так долго мечтала. Тем не менее, этот успех может оказаться эфемерным. Его подрывают слабости самой России, а именно спад популярности самого Путина, ослабление позиций по отношению к Китаю и другим развивающимся странам, сохранение проблемных вопросов вроде Ирана и тупик в Сирии. Непредсказуемая обстановка дала Путину насладиться его звездным часом. Но он будет и дальше упорно продолжать проект по утверждению статуса России как великой державы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.