Владимир Путин знает, как обращаться с символами. В 2003 году он устроил задержание Михаила Ходорковского с последующим осуждением за «мошенничество и уклонение от уплаты налогов», направив тем самым мощное предупреждение всем российским олигархам, которые посмели бросить вызов его власти. Сейчас же он помиловал самого знаменитого заключенного в России за два месяца до начала зимних Олимпийских игр в Сочи, выбив тем самым почву из-под ног у всех его критиков (в первую очередь за границей), которые намеревались воспользоваться этими соревнованиями, чтобы ударить по российскому имиджу.

Президент России сделал неожиданное объявление о помиловании Михаила Ходорковского на состоявшейся 19 декабря традиционной пресс-конференции, во время которой он сделал упор на принятом по его инициативе Думой законе об амнистии. Менее суток спустя бывший олигарх покинул расположенную на севере страны у финской границы колонию Сегежа.

Но на каких условиях Михаил Ходорковский получил помилование от российского лидера? Сложно сказать. До недавнего времени он неизменно отказывался от такого шага, который был бы равнозначен признанию вины.

Российская газета «Коммерсант» полагает, что Ходорковского убедили заглянувшие к нему в камеру агенты российских спецслужб. Но как именно они пытались надавить на него? Владимир Путин говорил о гуманитарных причинах. Мать Михаила Ходорковского Марина — старый и больной человек. Как бы то ни было, адвокаты не были в курсе существования прошения о помиловании.

Сигнал для иностранных инвесторов

В начале 2000-х годов некогда простой инженер Михаил Ходорковский стал одним из самых богатых людей в России. Как и многие олигархи, он сколотил состояние после крушения коммунистической системы, скупив за бесценок промышленные предприятия и занявшись банковской деятельностью. В 1995 году он приобрел за 360 миллионов долларов нефтяную компанию ЮКОС, которая десять лет спустя стоила уже 10 миллиардов.

Михаил Ходорковский поставил часть заработанных денег на службу гражданскому обществу (правозащитные организации и СМИ) и не скрывал больших политических планов. Владимир Путин, безусловно, воспринимал его как потенциального соперника и решил сделать из него показательный пример. Кроме того, он перевел весь нефтяной сектор под контроль собственного клана.

Тем не менее, ему так и не удалось сломить дух Михаила Ходорковского, который неизменно говорил о своей невиновности, а также критиковал кремлевские методы и отвратительные условия содержания в российских тюрьмах и исправительных колониях.

Сегодня президент может позволить себе дать волю одному из своих главных критиков. После десяти лет за решеткой Михаил Ходорковский представляет тем меньшую угрозу, что он не застрахован от новых преследований. Его освобождением российская власть пытается привлечь иностранных инвесторов, которые необходимы ей для восстановления пошатнувшегося экономического роста.

Скромная амнистия

Объявив амнистию для некоторых категорий заключенных (сроки до двух лет, осужденные за хулиганство, беременные женщины и матери малолетних детей), Владимир Путин расчищает место под Олимпийские игры. Из тюрьмы должны выйти две участницы группы Pussy Riot (третью отпустили на свободу после того, как она публично принесла извинения), активисты Greenpeace, а также некоторые участники протестных демонстраций против переизбрания Владимира Путина.

В общей сложности принятая по случаю 20-летия Конституции амнистия коснется лишь 1 300 из примерно 800 000 заключенных в российских тюрьмах. То есть, ее масштабы весьма скромны. Кроме того, хотя освобождению осужденных по сфабрикованному процессу можно только порадоваться, стоит отметить, что участницы Pussy Riot вышли бы на свободу в марте, а Михаила Ходорковского должны были бы освободить в августе будущего года.

Наконец, подобные великодушные меры можно только приветствовать, однако они вовсе не являются признаком развития правового государства в России. Все всегда упирается в единоличные решения и добрую волю князя. Российской судебной системе нужна не милость президента, а масштабная реформа, которая гарантировала бы независимость судей, равное применение всех законов (сейчас их обращают в свою пользу полиция и ФСБ) и окончание политических процессов.

После успехов на международной арене (от Сирии до Украины) и в борьбе с внутренней оппозицией Владимир Путин ощущает, что достаточно силен, чтобы проявить великодушие. Но не для того, чтобы освободить судебную систему из-под контроля Кремля.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.