Мария Баронова подчеркивает, что она свободна в России. Но иногда с ней происходят странные вещи. Как, например, в начале недели, когда она села в Москве на рейс «Аэрофлота» до Женевы. Она, химик по образованию, активно занимается защитой прав семей политзаключенных, и в этой связи ее пригласили на организованный НКО UN Watch семинар по правам человека. По ее словам, экипаж самолета снял ее с рейса без объективных причин. Затем ее взяли под руку охранники, потому что она якобы слишком много выпила и мешала другим пассажирам. «Вы действительно считаете, что я пьяной села в 9 утра в самолет, чтобы отправиться на дебаты по правам человека в Швейцарию?» В конечном итоге сотрудники органов решили проявить «доброту», и Мария села на следующий рейс. «Из этого, конечно, нельзя сделать никаких выводов, но...»

С правоохранителями Мария сталкивается уже не в первый раз. В 2012 году ее вместе с еще 23 людьми обвинили в подстрекательстве во время антипутинской демонстрации, которая обернулась потасовкой с полицией. Так называемое «болотное дело» было открыто после породившего споры переизбрания Владимира Путина на пост президента. Сегодня 11 из них сидят в тюрьме, «или скорее в колонии». Марию амнистировали 19 декабря 2013 года. «В тот же день, что и Pussy Riot».

В нынешней военной обстановке обвинений против агентов «пятой колонны» в России становится все больше. Сейчас Мария занимается делом матери семерых детей Светланы Давыдовой, которую обвинили в государственной измене за то, что она сообщила в посольство Украины о перемещении российских войск. «В Российской культуре позвонить в украинское посольство — то же самое, что из Женевы в Цюрих», — говорит Мария Баронова. С помощью адвоката Светлане удалось вернуться к семье. Но обвинения так и не были сняты, и сейчас ей грозит 20 лет тюрьмы.

Когда Мария Баронова говорит о войне, она придает этому особый смысл: «Это гражданская война. Не внутри Украины, а между Россией и Украиной, война в славянском мире, мире русского языка». То есть, война между Москвой и Киевом. Причем, по ее словам, многие россияне поддерживают в этом конфликте Киев. Киев представляет собой для них идеал, формируемое активистами с Майдана будущее. «Наша главная проблема в России в том, что надежды больше нет, никто больше никому и ни в чем не верит». А что насчет религии? «86% россиян называют себя христианами. Но, по данным того же опроса, лишь 2% идут в храм на Пасху, в самый большой церковный праздник. Мы, как и Европа, живем в постхристианском мире».

Мария Баронова хорошо знает Майдан, потому что ей довелось побывать журналисткой. Когда СМИ обратили взгляд на демонстрантов, она посвятила два дня общению с украинским спецназом «Беркут». «Я первой это сделала. Именно так я все поняла». Поняла, что это была борьба на смерть. Москва поддерживала старый порядок Виктора Януковича, а проевропейские демонстранты стремились к новой системе.

Конспирологические теории Кремля об устроенном США государственном перевороте вызывают сомнения у Марии Бароновой: «Когда простым россиянам говорят, что американцы — враги, они отвечают: «Хорошо, но почему тогда российская элита отправляет детей и жен учиться и жить в США?»

Правда в том, что «Евромайдан» был стихийным движением, однако затем все попытались им воспользоваться. «В расположенной у Майдана гостинице "Украина" у агентов российских и американских спецслужб было по целому этажу. Они прекрасно ладили, вместе обедали, говорили о детях».

То представление, которое устроили в Киеве некоторые европейские и американские политики, было «неумным» шагом. Как и введенные против России санкции. «Россиян объединяет не Путин, а санкции. Зачем нужно наказывать народ? Все знают, что это никогда не работает». Кроме того, «Владимир Путин — не угроза для мира. Третьей мировой войны не будет».

По мнению активистки, всего в стране сейчас есть порядка 500 политзаключенных. Сегодня она работает с самым знаменитым бывшим узником Михаилом Ходорковским, который сейчас живет в Швейцарии. «Он верит в будущее. Как и я».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.