Краткое содержание

Создается впечатление, что появляются некоторые хорошие новости для испытывающей серьезные проблемы российской экономики. 30 апреля Центральный банк Российской Федерации понизил свою ключевую процентную ставку – с 14% до 12,5%. Перед этим глава российского Центрального банка Эльвира Набиуллина объявила о том, что рубль «находится в более или менее равновесной ситуации». В апреле, после продолжавшихся в течение нескольких месяцев незначительных продаж облигаций, Россия успешно провела аукцион по реализации государственных ценных бумаг. Более того, во время своей телевизионной Прямой линии, проведенной 16 апреля, российский президент Владимир Путин сказал, что самый сложный период для российской экономики уже позади.

Однако все эти кажущиеся позитивными признаки не дают оснований говорить о долгосрочном экономическом восстановлении. Российский энергетический сектор, горнодобывающая промышленность и иностранный бизнес продолжают сталкиваться с финансовыми вызовами. Обычные россияне продолжают испытывать влияние продовольственной инфляции, и они по-прежнему не имеют доступа к дешевым кредитам. В конечном итоге все эти экономические проблемы осложнят способность Кремля управлять экономикой или вообще ее подорвут, и тогда возникнут извечные страхи относительно социальных беспорядков.

Анализ


После своего почти 40-процентного падения в прошлом году российский рубль начал укрепляться, его показатели повысились в этом году более чем на 17%, и он стабилизировался где-то в районе 50 рублей за один доллар. Российский центральный банк уже три раза снижал свою ключевую учетную ставку в этом году, и стабилизация рубля привела к большей уверенности в способности Кремля управлять ситуацией во время экономического кризиса в стране. Однако российские экономические проблемы остаются, и они создают сложности как для компаний, так и для простых россиян.

Энергетический и горнодобывающий сектор


Российская экономика находится в большой зависимости от природных ресурсов. Поэтому колебания мировых цен оказывают непосредственное влияние как на экономику, так и на доходы государства. Российская энергетическая индустрия играет ключевую роль в формировании государственного дохода и в поддержании на определенном уровне расходов на общественные нужды. Однако низкие цены на нефть и введенные против России западные санкции ограничивают рост этого сектора. И Соединенные Штаты, и Европейский Союз ввели свои санкции в августе 2014 года, запретив таким образом экспорт передовых технологий, которые используются для разведки и добычи нефти и природного газа на российских глубоководных месторождениях, в районе Арктике, а также в сланцевых формациях. Обычно российские фирмы импортировали около трети подобного оборудования, а сегодня они не имеют возможности приобретать буровые установки и буровые платформы на Западе, что лишает их возможности осуществлять долгосрочные проекты в области добычи и разведки.

Пытаясь создать более благоприятные условия для использования своего собственного оборудования, Москва предложила законопроект, согласно которому фирмы будут вынуждены представлять свои планы по закупкам специальному совету. Однако более масштабное использование собственного оборудования вызывает озабоченность у некоторых энергетических компаний. Подобные озабоченности стали очевидными 29 апреля, когда появились данные о том, что некоторые российские энергетические компании, в том числе такие энергетические гиганты как Роснефть, Газпром, ЛУКойл и «Новатэк», направили письмо Путину, в котором они выразили свой протест против предлагаемого закона.

Падение цен на нефть также усугубило финансовые проблемы энергетических фирм. Роснефть в настоящее время пытается получить значительную поддержку от правительства для того, чтобы сохранить свою финансовую стабильность в ситуации, когда ей в течение ближайших двух лет нужно будет погасить долг в 42 миллиарда долларов. Кроме того, из-за введенных санкций у Роснефти ограничены возможности по доступу к иностранным кредитам. Другие фирмы, в том числе Газпром, также испытывают серьезные проблемы. В конце апреля Газпром сообщил о чистой прибыли в 2014 году в размере 3,1 миллиарда долларов, что означает сокращение на 86% по сравнению с 2013 годом. Частично подобные результаты являются следствием сокращения влияния Газпрома на ценообразование в Европе. Поскольку в среднесрочной перспективе санкции будут сохраняться, а цены на нефть будут находиться на относительно низком уровне, российский энергетический сектор – а также финансируемое ими российское государство – будут продолжать сталкиваться с финансовыми трудностями.

Горнодобывающий сектор, еще один ключевой элемент российской экономики, также испытывает проблемы. В 2014 году российский горнодобывающий гигант «Мечел», один из главных производителей угля, железной руды и стали, потерял 75% своей рыночной стоимости. В компании «Мечел» работают 70 тысяч сотрудников, а в российской горнорудной промышленности в целом, по имеющимся данным, занято около 1,6% от общего количества трудовых ресурсов России. Сокращающиеся показатели этой отрасли также означают уменьшение государственных доходов, что может вызвать безработицу и стать причиной возникновения протестов и беспорядков.

Дальнейшие последствия экономического спада


Однако экономические вызовы в России выходят далеко за рамки ее добывающих отраслей. Санкции, нестабильный рубль, кризис на Украине и низкие цены на нефть вызывают сокращение иностранных инвестиций в различных секторах российской экономики, и при этом происходят перебои в работе западных фирм в России или сокращение их деятельности.

Одним из тех секторов, где иностранные фирмы испытывают значительные потери, является автомобильная промышленность. Продажи  автомобилей являются индикатором потребительских настроений; в предыдущие годы улучшавшаяся экономическая ситуация в России позволяла большему количеству россиян приобретать автомобили. Многие иностранные производители легковых машин имеют свои производственные мощности в России, поскольку в определенные момент Россия считалась весьма перспективным автомобильным рынком. Иностранные компании инвестировали средства в России, полагая, что представители ее растущего среднего класса будут покупать больше машин для личного пользования.

Однако нынешний кризис существенным образом сократил потребительский спрос на автомобили, несмотря на временный всплеск продаж, поскольку в этот момент приобретение транспортного средства рассматривалось как инвестиции в товары длительного пользования на фоне обвала рубля в декабре 2014 года. Спад в экономике сократил покупательную способность россиян, колебания рубля сделали производство более дорогим, а высокие процентные ставки вызвали сокращение спроса.

Реакция производителей автомобилей не заставила себя ждать. В март компания General Motors объявила о закрытии  большей части своего производства внутри России к концу этого года, и остановила работу своего завода в Санкт-Петербурге. Другие компании последовали ее примеру, по крайней мере, временно: фирмы Citroen и Mitsubishi остановили производство некоторых моделей на совместном предприятии на три месяца, начиная с апреля.

После резкого сокращения в январе продажи автомобилей постепенно восстанавливаются, чему способствует укрепляющийся рубль. Тем не менее объем продаж легковых машин в России в марте оказался на 40% меньше в сравнении с мартом 2014 года. Более масштабные проблемы российской экономики, в частности высокая инфляция и относительно высокие процентные ставки вновь становятся причиной слабого восстановления этого сектора экономики.

Российские граждане ощущают воздействие санкций

Российские экономические недуги непосредственно влияют на каждодневную жизнь людей внутри страны. 29 апреля заместитель главы Сбербанка сообщил о сокращении на 30% обращений за розничными кредитами в сравнении с показателями прошлого года. Высокие процентные ставки лишают россиян возможности брать кредиты, и хотя сниженная 30 апреля до 12,5% ключевая ставка является позитивным сигналом для бизнеса и потребителей, она продолжает оставаться высокой в сравнении с показателем в 7,5% год назад. Вряд ли процентные ставки по кредитам быстро совершат отскок.

Инфляция также является серьезной проблемой для российских граждан. Запрет на ввоз западной сельскохозяйственной продукции, а также колебания курса рубля привели к заметному росту цен на продовольственные товары. Как ожидается, обычные россияне в этом году потратят больше половины своих доходов на продукты питания. Кремль осознает опасности, связанные с высокими ценами на продовольствие; инфляция и дефицит продуктов питания способствовали падению всех российских правительств, начиная с 2017 года. Пытаясь избежать  беспорядков в связи с неспособностью России предоставить достаточное количество альтернативных вариантов, Путин 22 апреля отправил в отставку министра сельского хозяйства Николая Федорова. Тем не менее без значительных изменений в политике персональные перемещения могут оказаться недостаточными для того, чтобы предотвратить недовольство или беспорядки по поводу сельскохозяйственной политики и высоких цен на продукты питания.

Стабилизация рубля позволила в некоторой степени ослабить экономическое давление; Центральный банк в настоящее время уже не расходует большое количество своих резервов на поддержку национальной валюты. Международные рынки также стали более открытыми в том, что касается инвестиций в российские облигации. Однако проблемы российской экономики все еще препятствуют работе некоторых секторов, и поэтому фирмы – как местные, так и иностранные – испытывают сложности в своей работе в России. Существующие проблемы также не позволяют обычным российским гражданам брать кредиты и в достаточном количестве приобретать в достаточном количестве продукты питания.

Зависимость России от природных ресурсов станет причиной того, что экономическое восстановление будет частично определяться теми факторами, который находятся вне контроля Москвы, в том числе мировыми ценами на энергоносители. Хотя Кремль и пытается бороться с существующими вызовами, использую такие средства как государственная финансовая помощь и постепенное сокращение процентной ставки, воздействие экономического кризиса, судя по всему, будет продолжаться, и поэтому реальными остаются связанные с экономическими факторами угрозы широкомасштабных протестов и радикальных политических перетрясок.