Докладная записка: Наша победная стратегия в Европе
От кого: Российская ячейка стратегического планирования
Кому: Президенту Владимиру Путину

1. Позвольте, господин президент, начать с поздравлений в ваш адрес с вашими выдающимися стратегическими действиями в Европе. Мы закрепились в аннексированном Крыму, который сегодня вновь занимает принадлежащее ему по праву место в составе матушки России. Ваши «внезапные учения» по всей периферии России явно напугали НАТО. Кроме того, блестящий замысел «гибридной войны», в которой используются войска спецназа, дополнительные российские части и подразделения, инструкторы в форме без знаков различия, активная пропаганда, информационная война и кибератаки, приковал к себе всеобщее внимание. А НАТО с готовностью признается в том, что не готова противостоять нашей новой комплексной тактике.

2. Мы потеряли немного экономической мощи от западных санкций, действующих в сочетании с падением нефтяных цен, и утратили наши славные господствующие позиции — но мы народ крепкий, и естественно, ваши рейтинги популярности останутся на заоблачном уровне. Мы пришли к выводу, что сотрудничая с нашими китайскими друзьями, мы сумеем со временем улучшить международный баланс наших торговых позиций вопреки санкциям. А будущее у Евразийского таможенного союза (несмотря на странно маленькое количество стран-членов) — яркое и светлое.

3. В геополитическом плане мы вновь собираем вокруг России «стальной альянс» из таких мощных союзников, как Белоруссия, Армения, Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия, а также из недавно сформировавшихся луганского и донецкого государств на украинском Донбассе. Не совсем то, чем был Варшавский договор, но иметь всё — просто невозможно.

4. Однако есть одна проблема, к которой нам бы хотелось привлечь ваше внимание. Это намерение Соединенных Штатов разместить тяжелые вооружения на передовых позициях в Восточной Европе. Сейчас страны НАТО наблюдают за востоком, но не увеличивают существенно свои военные расходы с немощного уровня в 1,5 процента, что намного ниже целевого показателя в 2 процента, к которому они стремятся, и на котором настаивают Соединенные Штаты. Но мы несколько озабочены тем, что появление этих передовых подразделений может оживить западный альянс и зарядить его энергией. Позвольте объяснить.

Во-первых, эти выдвинутые на передовые позиции запасы военной техники и оружия существенно сокращают время реагирования натовских сил. Если мы совершенно правомерно нападем на одну из прибалтийских стран НАТО, защищая живущие там и всячески попираемые русские меньшинства (вы разъяснили этот момент с присущим вам ярким красноречием и великолепием, как это всегда бывает), то складирование на передовых позициях запасов бронетанковой техники, артиллерии, боеприпасов, средств связи, транспорта и ракет, и особенно присутствие американских войск, направленных с баз в Германии, Италии и США, осложнит наше положение.

Во-вторых, это может быть лишь первым шагом к постоянному дислоцированию других натовских и особенно американских войск в Восточной Европе. Мы изо всех сил боролись против этого с тех трагических лет, когда распался Советский Союз и пала Берлинская стена. (Безусловно, вы были правы, назвав это величайшей геополитической катастрофой XX века.) С учетом западных представлений о том, что мы представляем «угрозу Прибалтике», восточноевропейские члены НАТО будут постоянно требовать увеличения группировки войск в дополнение к размещению запасов военной техники на передовых рубежах.

В-третьих, когда там появятся эти запасы, НАТО будет неизбежно проводить многочисленные учения с их применением. Мы можем ждать размещения крупных сил на ротационной основе в этих районах, причем туда придут не только войска, которые будут работать с данной техникой, но и средства обеспечения: самолеты с высокими эксплуатационными характеристиками, корабли с управляемыми ракетами, войска специального назначения со своими конвертопланами V-22 Osprey и так далее и тому подобное. Это создаст проблемы по целому ряду направлений, и мы будем вынуждены сами часто проводить дорогостоящие демонстрации силы и учения. В последнее время наши действия в этом плане были далеки от совершенства.

5. Поэтому перед нами встает простой вопрос: как нам реагировать? Наша ячейка стратегического планирования внимательно рассматривает различные варианты, но к сожалению, они не особо привлекательны.

Если предположить, что вы захотите подтвердить делом ваши смелые и абсолютно правильные заявления о переброске войск к границам НАТО, это станет дорогостоящим бременем для нашего военного бюджета. Хотя в последние годы мы его существенно увеличили, нам все равно необходимо модернизировать наши ракетные войска стратегического назначения, современную истребительную авиацию, а также океанский флот для проецирования военной силы — особенно подводные лодки. Конечно, мы можем разместить дополнительные ракеты в Калининградской области, но похоже, НАТО не обращает на это внимания.

Мы можем отреагировать политическими действиями, скажем, создав обструкцию попыткам Запада заключить ядерное соглашение с Ираном или найти разумное решение сирийской проблемы. Мы можем также создать проблемы в Афганистане. Но загвоздка в том, что у нас нет особых рычагов влияния (за исключением, разве что, Ирана). Мы совершенно правильно вышли из старой и обветшавшей G-8 (которую сейчас жалко называют G-7), но теперь мы не можем оказывать воздействие по этому направлению. Поэтому в плане политики и дипломатии набор средств у нас весьма ограничен. А пока цены на нефть остаются на низком уровне, у нас не будет и экономических рычагов.

Господин президент, мы уверены, что вы уже отказались от идеи выполнения минских договоренностей по Украине. Но хотя мы в полной мере осознаем, насколько важно поддерживать героических лидеров Луганска и Донецка, нас немного беспокоят долгосрочные расходы на восстановление этих районов Украины, а также всего Крыма. Какие еще варианты мы можем рассмотреть?

Мы понимаем, что это деликатный вопрос, но может, настало время применить немного маскировки? Может, нам следует подумать о каком-нибудь ложном маневре с целью отвлечения внимания? Скажем, мы номинально соблюдаем минские соглашения, соглашаемся на очередной «замороженный конфликт» с Украиной (мы сможем и дальше с легкостью манипулировать тамошними событиями) и таким образом ослабляем решимость европейцев. Несомненно то, что Брюссель с радостью согласится вернуться к обычному состоянию дел (читай: к ничегонеделанию) и сейчас отчаянно ищет повод для такого возврата. Даже малейшего намека на ослабление наших позиций (скажем, отвода части наших войск с Украины) будет достаточно для того, чтобы расколоть единство Запада по этому вопросу.

Хорошая новость заключается в том, что американцы пока не приняли окончательное решение по передовому складированию военной техники, и мы можем добиться того, чтобы сторонники мягкой силы в их правительстве похоронили эту идею. Это также уменьшит возрастающие шансы на то, что американцы (или кто-то еще) поставят украинскому правительству некие наступательные вооружения.

Если вы согласитесь, мы можем представить несколько вариантов действий с кажущимися уступками, скажем, сократить количество легко отслеживаемого оружия, инструкторов и войск на Украине. Мы можем соответствующим образом изменить характер пропаганды на общество, продемонстрировав более миролюбивую позицию. Естественно, мы удвоим наши скрытные усилия, задействуя средства кибервойны, финансы, неотслеживаемое оружие, агентов под прикрытием и тому подобное — то есть, все то, что вы лично мастерски использовали, служа в КГБ.

6. Пожалуйста, правильно поймите наш энтузиазм. Если вам не понравится наша идея, мы будем и дальше использовать наш нынешний подход. Как вы часто говорите, лучший план «Б» — это просто более упорная реализация плана «А». В конце концов, имея новые танки «Армата», мы в любой момент можем начать наступление на Киев. Как весьма мудро подметил недавно заместитель премьер-министра Дмитрий Рогозин, «танкам визы не нужны». Кстати, у него потрясающий аккаунт в Твиттере, вдохновляющий всех верно мыслящих россиян.

7. Будущее за нами!

С уважением,

Ваша ячейка стратегического планирования

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.