Алексей Навальный был отравлен, но каким именно веществом? Химик Марк-Михаэль Блум (Marc-Michael Blum) объяснил, как можно найти остатки молекул отравляющего вещества в организме.

Der Spiegel: Российский критик правительства Алексей Навальный, очевидно, был отравлен контактным ядом из группы органофосфатов. Насколько велики, по-вашему, шансы, что экспертам еще удастся точно определить конкретное вещество?

Марк-Михаэль Блум: Органофосфаты, к которым относится различное химическое оружие, в частности, VX, зарин или субстанции так называемого семейства «Новичок», но также и растительные защитные средства, блокируют действие важного энзима нервной системы. Тогда холинэстераза на продолжительное время оказывается подавленной — пока организм постепенно не выработает эту субстанцию заново. Это значит, что в анализах плазмы Навального, по идее, все еще можно обнаружить признаки примененного вещества.

— Но ведь концентрация молекул в этих пробах будет очень низкой?

— Да, придется постараться, чтобы найти парочку предательских остатков молекул среди миллиарда других. Но мощный масс-спектрометр в хорошей лаборатории справится с этой задачей. При расследовании применения химического орудия в Сирии это удавалось, как и в деле Скрипаля. Но есть другая сложность.

— Какая?

— Хорошо бы точно знать, какой именно яд надо искать. Я, конечно, могу искать обычных «подозреваемых» — VX или зарин. В таких случаях хорошо известно, каковы следы молекул, и их наличие говорит само за себя. Но существует множество различных соединений, и некоторые довольно экзотичны. И тогда ситуация может осложниться.

— То есть может получиться так, что в итоге не удастся точно выяснить, каким веществом был отравлен Навальный?

— Такая возможность существует, но она, на мой взгляд, невелика.

— А можно обнаружить эту субстанцию на поверхности его тела?

— Да, при применении контактных ядов в местах соприкосновения, например, на коже, можно обнаружить остатки или продукты распада вещества. Даже если Навальный в больнице Омска прошел процедуру очистки, есть шансы, что мазок позволит найти остатки субстанции.

«Это настоящие профессионалы»

— На каких частях тела нужно их искать?

— Мы, конечно, не знаем точно, когда Навальный контактировал с отравляющим веществом. Но можно предположить, что он был в этот момент одет. Это значит, что в первую очередь надо взять пробы с его ладоней, предплечий, лица и, возможно, шеи.

— Означает ли сам факт применения контактного яда, что медицинскому персоналу клиники «Шарите» угрожает опасность?

— Это настоящие профессионалы, они знают, что им делать. Кроме того, нитриловых перчаток, используемых в больницах, достаточно для защиты от возможного заражения. Я скорее допускаю, что опасность могла угрожать пассажирам самолета, которым летел Навальный, и его непосредственным спутникам, с которыми он активно контактировал.

«При таких покушениях очень многое зависит от случайностей»

— А насколько сложно произвести такие ядовитые органофосфаты?

— В интернете легко найти инструкции по производству зарина. Довольно легко найти химикаты в небольших количествах, например, через университетские лаборатории. Но производство — трудная задача. Если коротко, то главный вопрос: как синтезировать такую субстанцию и не отравиться при этом самому? Для этого производитель должен очень хорошо разбираться в вопросе и иметь большой опыт. И особенно важно это при производстве контактных ядов.

— То есть за покушением стоит российское государство?

— Этого я сказать не могу. Но если бы это было так, то я бы задался вопросом, почему русские опять попались на применении известных во всем мире отравляющих веществ? Неужели они настолько глупы? Тем более что есть и более эффективные способы убийства, как бы цинично это ни звучало.

— Может, дело в том, что целью было припугнуть Навального? Может, не было цели именно убивать его?

— Возможно. С другой стороны, при таких покушениях очень многое зависит от случайностей. Например, если бы к Скрипалям буквально через несколько минут не приехала «скорая», то они бы, наверное, не выжили. В случае с Навальным можно сказать то же самое: если бы пилот не приземлился в Омске, Навальный бы, вероятно, умер.

— Говорят, Навальному уже в омской больнице ввели атропин.

— На мой взгляд, это говорит о том, что уже тогда было подозрение на отравление. Если у кого-то резко упал уровень сахара в крови, как потом говорили про Навального, я не дам ему атропин.

«Остается лишь интенсивная сопутствующая терапия»

— Отравления органофосфатами можно лечить так называемыми оксимами. Когда Навального доставили в Берлин, для такого лечения было уже поздно. Оно могло бы ему помочь?

— При применении некоторых боевых отравляющих веществ оксимы могут помочь, при применении других — нет. Я исхожу из того, что сейчас его лечат оксимами. Если они не действуют, то придется ждать до постепенной выработки холинэстераз самим организмом. Тогда остается лишь интенсивная сопутствующая терапия.

— Можно ли утверждать, что отравление не нанесло Навальному вреда в долгосрочной перспективе?

— Это зависит от того, с какой именно субстанцией он контактировал. Некоторые органофосфаты могут в будущем вызывать судорожные припадки в мозге. Это самая большая возможная проблема. В таком случае можно давать пациенту, например, диазепам, известный как валиум.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.