Бывший министр обороны Гия Каркарашвили выполнил обещание и после трехмесячного изучения августовских событий представил свое заключение. По словам экс-министра обороны - за каждой фразой стоит обширный материал, собранный в результате опроса сотен свидетелей и военнослужащих, а также полученный от разных источников информации. Он полностью изучил и опубликованные в связи с августовскими событиями материалы. Он берет ответственность за каждое слово и мнение, данное в заключении, и заявляет: "Единственная цель этого рутинного труда - не повторять впредь те ошибки, которые не раз были допущены". Каркарашвили эксклюзивно дал газете "Квирис палитра" возможность первой опубликовать данное заключение, которое довольно пространное и не вмещается в один номер газеты.

Итак, как началась российско-грузинская война, какие тайные переговоры велись с российскими миротворцами с грузинской стороны, кто же тот 'лидершип', о котором не так давно говорил Эроси Кицмаришвили, кто в грузинской власти был против осуществления удара по Цхинвали и по чьей безответственности не удалось избежать войны... Интересные соображения дает Гия Каркарашвили. Печатается с незначительными сокращениями (стиль сохранен).

1. В работе совещания в министерстве обороны поздней ночью 6 августа вместе с высокопоставленными военными принимали участие руководство МВД, мэр города Тбилиси и другие. Предположительно, должны были быть определены разные вопросы, связанные с отражением российской агрессии в случае ее крайнего обострения, возможности стратегического развертывания вооруженных сил, подготовки территорий к военным действиям в случае необходимости, вопросы эвакуации населения, предположительный характер действий противника в условиях агрессии, планирование военно-стратегической операции, управление и руководство им в последующем и др.; чтобы власть полностью осознала масштабы ожидаемой агрессии, на данном совещании должны были быть рассмотрены именно эти вопросы. К сожалению, как нам стало известно, ничего похожего не было, подобные стратегические вопросы на этом совещании не были рассмотрены и соответствующие планы не были выработаны.

По приказу верховного главнокомандующего вооруженные силы были приведены в боевую готовность N1. Определили их предположительный состав, который примет участие в возможных военных действиях. (Полный список дается в заключении. К военным действиям были мобилизованы не только все бригады и батальоны министерства обороны, но и бывшие в подчинении МВД отряды и подразделения - прим. Э.А.)

На совещании были определены содержание боевых задач, предположительные направления атаки и с этой целью были созданы группировки. Также на совещании были определены районы сбора боевых частей в случае получения приказа и планы мобилизации резервных батальонов.

Не исключается и официальная версия власти, по которой готовились к сдерживанию ожидаемой российской агрессии, но вопрос в том, насколько отвечала запланированная объединенным штабом операция решению этой имеющей стратегическое значение задачи.

На основании существующей информации можно предположить, что представленный командующим сухопутных войск вице-полковником Балахадзе план операции с начала не предусматривал осуществления главного удара по Цхинвали в случае развертывания военных действий. По плану было задумано проведение глубинной операции, осуществление главного удара - слева от Цхинвали, по направлению Авневи-Хетагурово и справа, с северо-запада по направлению Эредви-Тлиакана.

Но политические персоны не согласились с военными. Вариант обхода Цхинвали они отвергли и потребовали планировать атаку по направлению главного города региона.

По имеющейся у нас информации, министр внутренних дел Вано Мерабишвили единственный высказал мнение в связи с тем, насколько необходимо осуществление удара по направлению Цхинвали.

Решающими все же оказались мнения политиков. И без того ясно, принятое в связи с Цхинвали решение не могло быть мнением военных.

Цхинвальская группировка в основном состояла из спецподразделений министерства внутренних дел, и была представлена бригадой спецназначения объединенного штаба министерства обороны и батальоном батумской морской пехоты. К тому же, для получения информации о реальной обстановке в цхинвальском регионе, грузинская сторона использовала беспилотные летательные аппараты.

Трудно объяснить, насколько осмысливало военно-политическое руководство Грузии развитие событий в случае нанесения удара или агрессии, тем более что все признаки, дававшие характер войны, ему были известны заранее.

Заявления о непременном вмешательстве и использовании военной силы со стороны России в случае возобновления военных действий не раз открыто делало верховное военно-политическое командование северного соседа.

На фоне этих агрессивных заявлений Москва предприняла такие целенаправленные военные шаги, которые явно указывали на характер и формы возможных военный действий.

Командующий Северокавказским военным округом генерал-полковник Сергей Макаров 11 июля 2008 года признал, что российские войска вторгнутся в Грузию в случае, если начнутся военные действия в Абхазии или Цхинвали.

Отработка соответствующих задач в войсках Северокавказского военного округа регулярно осуществлялась в течение нескольких лет на разного рода учениях. Последние такие учения "Кавказ-2008" начались 16 июля и закончились за несколько дней до осуществленной против Грузии агрессии. В учениях принимали участие 8000 военнослужащих и были использованы 700 единиц боевой техники.

На полевых учениях отрабатывались такие задачи, как оказание помощи миротворческому контингенту, эвакуация мирного населения, взаимодействия органов военного управления, выполнение многокилометрового марша колоннами в горах и т.п.

Отдельно нужно выделить отработанные авиацией задачи: десант живой силы и техники, ведение разведки, уничтожение воздушно-полевых целей, произведение воздушных ударов в горно-лесистой местности и др.

Заключение: текущие учения Северокавказского военного округа сами по себе давали определенное представление о количестве, вооружении и характере действий российских военных сил в случае конфликта.

9 июля 2008 года в зону конфликта вторглись 4 бомбардировщика СУ-24М. О данном инциденте министр иностранных дел России открыто заявил, что это произошло с целью 'остудить горячие головы молодого руководства Грузии'.

Такой подсказки было довольно, чтобы наше военно-политическое руководство определило характер ожидаемой войны, доминантную роль и господство авиации противника в воздушном пространстве.

Не понятно, чем была вызвана надежда грузинской стороны на то, что Россия не посмеет открыто вступить в конфликт?!

Кто же тот 'лидершип', о котором говорил Эроси Кицмаришвили? Предположительно, это может быть Госсекретарь США Кондолиза Райс, которая убеждала представителей грузинской власти в том, что Россия не посмеет вторгнуться в Грузию. По кулуарной информации, власти именно ее обвиняют во вводе в заблуждение.

По не уточненной информации, шли подозрительные сделки и переговоры с командующим смешанными миротворческими силами генерал-майором Маратом Кулахметовым, целью которых были сохранение нейтральной позиции со стороны российских миротворцев и политика невмешательства в случае эскалации обстановки. К сожалению, власти Грузии наивно верили в это.

По принятому на совещании решению была объявлена боевая готовность N1 и началась частичная мобилизация резервистов.

2. Подготовка к войне начата.

Непосредственно перед началом военных действий расположение и численность грузинских, осетинских и российских миротворческих подразделений, расположенных в зоне конфликта, выглядели таким образом: грузинский батальон в целом насчитывал 500-600 военнослужащих и имел до 25 единиц бронетехники, 15 единиц БРДМ и 5-6 МТЛБ (Гия Каркарашвили детально описывает какие села и сколько военных и полицейских сил защищали, и какого типа вооружение имелось - прим. Э.А.)

В обязанности грузинских миротворческих сил входило обеспечение безопасности населения сел: Никози, Эредви, Авневи, Цвериахо, ущелья Лиахвы, а также уничтожение огневых точек противника и др.

Местом расположения грузинских миротворцев были села Верхний Никози, Авневи, Эредви, Ачабети, ущелье Большой Лиахвы.

Российские миротворческие силы насчитывали до 500 военнослужащих, и их личный состав был усилен подразделениями боевого назначения российских войск. Среди них были рота чеченского батальона "Восток" 42-й мотострелковой дивизии, до 80 единиц пехоты, 2 боевые машины типа БМП-2 и 3 тягача МТЛБ и примерно 70 бойцов 10-й бригады спецназначения российского генерального штаба.

У них были посты в селах: Мегврикиси, Эредви, Фриси, Ванати, Цвериахо, Квернети, Арцеви, Тамарашени и Кехви.

Позиции вокруг высоты Сарабуки держала рота чеченского батальона "Восток".

Обязанностью и назначением российских миротворцев были контроль за прекращением огня, недопущение возобновления боевых действий, фиксирование случаев нарушения договора о прекращении огня. Но было ясно, что миротворческий контингент не в силах прекратить двусторонний огонь. В условиях ежедневного увеличения интенсивности огня и бесперебойной доставки вооружения режиму Кокойты с севера по Рокскому тоннелю, российские миротворческие силы утратили свою функцию и уже не представляли нейтральную сторону.

Осетинский миротворческий батальон "Алания" перед конфликтом насчитывал около 600 военнослужащих. В распоряжении батальона были 20 бронетранспортеров БТР-80 и 22 боевые машины пехоты БМП-2. Большую часть личного состава представляли жители цхинвальского региона, и в случае возобновления конфликта батальон переходил в подчинение вооруженных формирований Кокойты.

"Алания" держала позиции у осетинских сел: Цинагари, Гугути, Осфриси, Монастери, Фроне и Цнелиси. Помимо этого, огневые позиции были обустроены на высотах у сел Кохати, Телиани, Дидмуха, Диди Гупта, Убиати, Осфриси, Красные земли, Громи, Дмениси, у Сатихари. С этих высот регулярно открывался огонь по направлению позиций грузинских миротворцев.

Осетинский миротворческий батальон использовал территории осетинских сел для устройства огневых точек и таким образом пытался скрыть незаконно устроенные позиции. В зоне их огневых воздействий были направления постов от села Хетагурово - Авневи-Нури, от села Тбети - направление Верхнего Никози; от села Фриси - направления Эредви и грузинского Фриси; от села Монастери - на Тамарашени, от села Сарабуки - прилегающие к Сарабуки грузинские посты и направление Эредви, от села Гуджабаури - Нижний Никози, Дапалети, Хелчуа и Тлиакана.

Обоюдный огонь с названных мест принял наибольшую интенсивность с 1 июля по 7 августа. С 20 июля противник перешел на систематическую бомбардировку постов грузинских миротворцев из 82-милиметровых и 120-миллиметровых гранатометов.

Меньшей интенсивности был целенаправленный огонь по грузинским селам, хотя мирное население нисколько не чувствовало себя в безопасности.

В Цхинвали работали наблюдатели ОБСЕ, которые покинули город вечером 6 августа и сразу же со следующего дня фиксировали передвижение грузинских военных колонн.

Вооруженные подразделения де-факто режима Цхинвали находились в подчинении министерства обороны по чрезвычайным ситуациям и министерства внутренних дел (в заключении детально описано, какие подразделения были мобилизованы у Кокойты на случай начала военных действий - прим. Э.А.).

На фоне тревожных перестрелок и мелких стычек между противостоящими сторонами в зоне конфликта проходили сложные политические процессы, в которых ясно просматривалась заинтересованность в переводе конфликта в вооруженное противостояние.

По информации министерства обороны, противник в 00 часов 7 августа открыл огонь по направлению Сарабуки из крупнокалиберного автоматического оружия, за которым последовал ответный огонь артиллерии. Двухсторонняя стрельба с небольшими паузами продлилась до 6 часов утра.

На рассвете 7 августа в ущелье Фроне, по направлению Нули вновь был открыт огонь, и двусторонняя перестрелка длилась почти 2 часа. Одновременно наблюдались передвижения небольших колонн грузовых автомобилей и бронетехники на дороге Дзари-Цхинвали по направлению Цхинвали и Хетагурово, Хетагурово-Тбети-Цхинвали.

По информации МВД: "К 11 часам 7 августа сепаратисты возобновили атаку из Хетагурово по направлению сел Нули-Авневи. Были ранены 3 военнослужащих грузинского миротворческого батальона. Грузинские миротворцы открыли ответный огонь".

Нет оснований подозревать, что грузинские села Нули, Авневи, а также миротворческие посты в Сарабуки не подвергались бомбежкам, но становится ясно, что в условиях усиления интенсивности огня почему-то никто об эвакуации мирного населения не думал.

Известно, что 3 августа осетинская и российская стороны вывезли мирное население с территорий Цхинвали во Владикавказ. Тогда грузинская сторона назвала этот шаг пропагандистским. 4 августа министерство обороны Грузии сделало заявление о том, что нет никакой необходимости эвакуации мирного населения из Цхинвалского региона. Еще хорошо, что к утру 8 августа эти люди уже были вывезены из Цхинвали. В то же время, можно считать только безответственностью отношение военно-политического командования Грузии к тому, что оно, невзирая на имеющуюся информацию о российской агрессии, не стало эвакуировать грузинское население.

Несмотря на сложность положения, тогда еще можно было избежать войны, прояви политики здравый смысл и добрую волю.

Утром 7 августа, с целью приостановить эскалацию, в Грузию приехал посол по особым делам России Юрий Попов, с которым встретился государственный министр по вопросам реинтеграции Темур Якобашвили.

Несомненно, в такой ситуации любые старания по прекращению огня, встречи в любом формате и переговоры между грузинской, российской и осетинской сторонами были крайне важны. Якобашвили отказывается от встречи в формате СКК (Смешанной контрольной комиссии), а также от трехсторонних переговоров. Он требовал только формата двусторонних, грузино-осетинских переговоров.

В 12:30 все же начались трехсторонние грузино-российско-осетинские консультации. В процессе переговоров, из распространенной агентствами информации следует, что в открытии огня обе стороны обвиняли друг друга.

Периодически менялась позиция осетинской стороны относительно встречи. В 13:11 лидер сепаратистов Эдуард Кокойты сообщил Юрию Попову не приезжать в Цхинвали из-за сложившейся опасности. К тому же выступил с заявлением о разрыве всяких отношений с Грузией.

Одновременно, агентство "ИнтерпрессНьюс" распространило заявление начальника информационного отдела СКК Инала Плиева: "Мы готовы встретиться с Грузией в любом формате и ждем согласия на встречу".

Исходя из этого, можно полагать, что Цхинвали согласился на требование госминистра Темура Якобашвили, что подтверждается комментариями, сделанными с его стороны к 14 часам: "грузино-осетинская встреча состоится и России остается лишь наблюдательская миссия".

Примерно такого же содержания заявление было сделано Юрием Поповым, и после этого российский дипломат в Цхинвали не поехал. Причина весьма банальная неисправность машины.

В 13:00 часов через агентство "ИнтерпрессНьюс" распространено заявление президента Михаила Саакашвили: "Уверен, что разжигание конфликта не входит в интересы России". Трудно судить, верил ли Саакашвили тому, что говорил, когда пульсация ожидаемой войны к тому времени чувствовалась во всей Грузии.

Всего через 40 минут после этого интервью, в 13:49 распространяется следующее заявление Саакашвили: "Мы должны остановить безумие Цхинвали". Политические лидеры будто забыли горькие уроки истории, не научились уму-разуму после войны в Абхазии и не понимали, что их заявления больше смахивали на боевой крик, чем на попытку избежать войны.

События развивались с роковой стремительностью. 7 августа, в 14 часов под огнем минометов, 82 и 120-миллиметровой гранатометов, 122-миллиметровых гаубиц цхинвальских формирований оказались башня перед постом миротворцев и база миротворческих сил в селе Никози. Стреляли с близлежащих к селу Авневи высот и села Тбети.

Сразу по выходу на боевые позиции противник повредил боевую машину пехоты БМП-2. Экипаж получил контузии и ожоги. Были ранены 5 солдат, среди них 2 тяжело. Позднее оба скончались. Эту информацию Саакашвили получает в 14:00 часов.

Из выступления президента Михаила Саакашвили на заседании комиссии Пааты Давитая: "Министр обороны чуть ли не на колени передо мной не встал, просил разрешения открыть ответный огонь, когда погибли 2 солдата, и ранило 5".

Одновременно, по версии властей, была получена информация из департамента разведки о том, что 7 августа, примерно к 14:30 был приведен в боевую готовность Северокавказский военный округ, который получил приказ переместиться к российско-грузинской государственной границе.

В ответ, по заявлению властей, вооруженные силы Грузии получили приказ от главнокомандующего остановить атаку бандформирований и интервенцию российских вооруженных сил.

Вызывает удивление оперативность принятого решения. В 14:00 часов погибли 2 миротворца в Авневи. В те же 14:00 часов президент дал Гогава приказ о вводе в зону конфликта войск; в 14:30 получил информацию о том, что колонна российских танков стоит у Рокского туннеля.

Будучи в Гори президент Саакашвили единолично принял безответственное решение, не созвал Совета безопасности и не дождался его решения. Он упрямо повторил допущенные его предшественником в 1992 году ошибки. Предположительно, решение было принято в гневе, в запале. К сожалению, вопросы войны и мира решались не здравым умом и с чувством ответственности, а в присущей ему запальчивости и оцепенении.

Достоин сожаления тот факт, что в государстве не оказалось ни одного института (ни парламент, ни правительство), который мог противостоять этому безумному решению. Ни одному министру, как и секретарю Совета безопасности, не хватило мужества перечить президенту.

В столь ответственное для страны время не выполнялась последовательность предусмотренных Конституцией действий, не было созвано заседание Совета безопасности.

Примерно к 17:00 министр иностранных дел Грузии Эка Ткешелашвили встретилась с иностранными послами, но не поставила их в известность в связи со скоплением российской армии на российско-грузинской границе. В противном случае, послы в комментариях непременно затронули бы этот вопрос.

В создавшейся критической ситуации неопределенность вызвало и игнорирование тех возможностей, которые могли дать хотя бы малейший шанс миновать войну.

Почему не была перепроверена информация по политическим и дипломатическим каналам? Более того, посол России по особым делам Юрий Попов находился в Тбилиси и до 19:00 часов консультации на эту тему с ним не провел ни один из представителей государственных структур.

Преступлением можно считать и то, что в случае подобной военной угрозы до ожидаемых военных действий не была произведена подготовка территорий для приостановления темпа наступления противника и вывода мирного населения.

Обстоятельства обострялись поминутно, грузинские села подвергались бомбежкам, были жертвы среди населения.

Роковой приказ

Значительная часть общества уверена, что вопросы, которые должна была поставить и расследовать временная парламентская комиссия по расследованию августовских событий, либо не были поставлены, либо на них не была получена убедительная и полноценная картина. Еще долго предметами обсуждения будут то, как страна катилась к войне, какие были сделаны политические шаги во избежание боевых действий и насколько адекватными были предпринятые грузинской стороной шаги, насколько оказались способны грузинская армия и военно-политическое командование защитить родину.

Связь и несоответствие политических целей и военных шагов

Итак, 7 августа, в 14:30 главнокомандующий отдает приказ на сдерживание российской агрессии.

Соответственно, вооруженные силы Грузии и подразделения министерства внутренних дел начали подготовку к переходу к местам сбора. Вооруженным силам определены районы сбора, куда начинается передвижение со следующей задачей - выход на начальные позиции. Наблюдая за их передвижением, становятся ясными замысел военного командования, предположительные боевые направления, состав и задачи группировок.

1. Батальоны IV бригады сосредоточиваются в Карельском районе у Шотацкаро, у населенного пункта Агара, III бригада - у начала трассы Гори-Цхинвали, у населенного пункта Каралети; один батальон V бригады - у населенного пункта Каралети, части II бригады - у населенного пункта Игоети; Батумский батальон морской пехоты - у населенного пункта Сакашети; части МВД в Гори и Каралети на базах управления по особым поручениям; Горийский отдельный танковый батальон - на подходах населенного пункта Авневи; группировка из 500 человек департамента конституционной безопасности министерства внутренних дел у подступов Они; Сачхерский горный батальон у подступов села Переви; с 16:00 до 17:00 артиллерия занимает боевые позиции у населенного пункта Тирдзниси.

Также был определен план мобилизации резервистов, которым заранее были определены районы сосредоточивания по базам: 1) территория аэродрома населенного пункта Вазиани; 2) территория Сенакского военного аэродрома; 3) территория Кутаисской III бригады; 4) территория Горийской бригады; 5) территория бригады Вазиани.

Всего планировалась мобилизация до 60-ти батальонов резервистов, предположительно, составом до 30 тысяч военнослужащих (хотя приказ о мобилизации не был отдан до 3 часов ночи 8 августа).

Исходя из вышеизложенного видно, что 7 августа начата подготовка к пресечению наглых действий или агрессии со стороны Цхинвали. Автоматически, в 14:30 грузинские офицеры покинули объединенный штаб смешанных миротворческих сил и выехали из Цхинвали.

В 15:00 часов русские, также как и грузины, сняли личный состав своих постов миротворческих сил у села Кехви и вывезли по направлению Джавы. Несмотря на это, находящиеся в ущелье полицейские и рота грузинского миротворческого батальона продолжали выполнять оборонительные задачи. К этому времени противник временами открывал огонь по селам Большой Лиахви, обстрелы небольшой интенсивности велись по направлению Тамарашени-Кехви.

Что в это время происходило на политических направлениях? На политическом фронте по указу президента министру по вопросам реинтеграции Темуру Якобашвили было поручено "остановить безумие" в Цхинвали. С этой целью Якобашвили должен был встретиться с Чочиевым в Цхинвали. Также состоялись переговоры с приехавшим в Тбилиси послом по особым поручениям Юрием Поповым.

Отдельного изучения и расследования требуют причины несостоявшихся переговоров Якобашвили-Попова-Чочиева.

Грузинская сторона требовала проведения переговоров в двухстороннем, в грузино-осетинском формате, а Москва и Цхинвали старались сохранить сформированный на основе Дагомысского договора 1992 года четырехсторонний формат (Грузия, Южная Осетия, Северный Кавказ и Россия). По причине неэффективной работы Смешанной контрольной комиссии стало видно, что Тбилиси будет против ведения переговоров в старом формате (видимо, еще тогда, когда осетинская и грузинская стороны вели обоюдный огонь небольшой интенсивности, грузинская власть имела надежду достичь политически лучшего положения - прим. Э.А.).

Помнится известное заявление Темура Якобашвили о том, что Смешанная контрольная комиссия (СКК) скончалась. Что касается Цхинвали, он временами менял позиции, то предлагал грузинской стороне прямой диалог и соглашался на встречу, то отказывался. Неизвестно, что было реальной причиной колебания позиций представителей Цхинвали.

7 августа, в 14:42 через агентство "ИнтерпрессНьюс" распространилась информация о том, что встреча Якобашвили с Кокойты-Чочиевым не состоится.

В 15:00 часов "ИтерпрессНьюс" распространяет еще одну информацию министра по реинтеграции, где сказано, что запланированную встречу сорвал Цхинвали.

В 16:20 часов, по информации того же агентства, Темур Якобашвили все же прибыл в Цхинвали.

В 16:30 "ИтерпресмНьюс" распространило информацию о встрече Темура Якобашвили и генерал-майора Марата Кулахметова. На встрече не присутствовал представитель России Юрий Попов по той причине, что машина в пути вышла из строя, и он не смог приехать в Цхинвали (было ясно, что причина надуманная).

В 18:39 Якобашвили покинул Цхинвали, так что встретиться с осетинами не удалось, и поехал в Тбилиси.

Параллельно сделанным госминистром реинтеграции и властью Кокойты заявлениям российские агентства распространяли информацию об ожидаемой со стороны Грузии интервенции. У властей Грузии имелась разведывательная информация о возможной агрессии со стороны России и не понятно, почему она скрывала ее от собственного населения и международного сообщества. Ни одно из грузинских агентств не давало подобную информацию.

Обстановка в зоне конфликта все более напрягалась и была направлена на эскалацию.

В то время, когда Якобашвили направлялся в Тбилиси, по информации грузинской стороны, с 14 часов из населенного пункта Хетагурово шла массовая бомбежка сел Нули и Авневи. В 15:17 7 августа было решено против назойливого огня противника задействовать артиллерию.

В ответ с 15:45 по 16:15 грузинские военные соединения открывают артиллеристский и танковый огонь по Хетагурово и юго-восточному направлению Цхинвали. Бомбежки с осетинской стороны по направлению Авневи длятся с 16:30 по 17: 30. В Авневи гибнут двое грузинских военнослужащих-миротворцев. По грузинской информации ответный огонь был открыт по направлению села Хетагурово, за которым последовало постепенное ослабление огня противника и затем его подавление полностью.

Трудно объяснить, что реально происходило к тому времени в зоне конфликта. Мы владеем информацией из показаний официальных лиц, данных парламентской комиссии, согласно которым осетинская сторона постоянно вела стрельбу по направлению грузинской стороны. Будто бы забыли цену крови, пролитой в войне 1992 года... Были настолько озлоблены, будто ничего хорошего от грузин не знали.

Для анализа можно отметить и то, что представленная президентом информация, будто Кезерашвили в 14:00 часов просил открыть ответный огонь, а он отказал (из заседания парламентской комиссии) либо не соответствует истине, либо он очень быстро, максимум за 1:17 минут, изменил решение и дал Кезерашвили разрешение на ответный огонь. Из материалов парламентской комиссии становится ясно, что примерно с 15:17 грузинская артиллерия уже находилась в зоне боевых действий и обеспечивала артиллерийскую поддержку. Ввод грузинской артиллерии в зону конфликта и ведение огня подтверждают и международные наблюдатели. За период с 16-ти до 17 часов со стороны де-факто лидера Эдуарда Кокойты было сделано заявление о вводе из Гори 27 единиц установок "Град" в Тирдзниси-Тквиавский район.

Непонятно чему служили попытки Якобашвили во время несостоявшейся встречи с Чочиевым в Цхинвали - достижению военно-политической цели или нейтрализации напряжения и прекращению обоюдного огня (в достижении военно-политических целей подразумевается бескомпромиссное продолжение жесткого военно-политического курса, с тем, чтобы вынудить осетинскую сторону пойти на уступки и прекратить сопротивление. А в нейтрализации напряжения и прекращении огня подразумевается готовность к любым крайним уступкам, чтобы избежать ожидаемых военных действий). Колебание цхинвальской де-факто власти и срыв встречи могли быть вызваны готовностью осетинской стороны к любому "жертвоприношению" для оправдания российской агрессии, только бы ввязать Грузию в войну. Хотя, не исключено, что срыв встречи и возврат госминистра из Цхинвали без результата могли быть вызваны сильным артогнем с грузинской стороны по огневым позициям противника... В таком случае надо предположить, что политические цели и военные шаги грузинской власти не совпали.

Параллельно, после сорванной с Чочиевым встречи, состоялась встреча с Кулахметовым и Якобашвили. Представители грузинской власти, будто забыв о стоящих у Рокского туннеля российских военных колоннах, говорили с Кулахметовым не о возможной агрессии, а пытались совершить с ним сомнительную дружескую сделку.

Для "остановки безумия" президент Грузии сделал окончательный шаг. "Михаил Саакашвили заявил, что в 19:00 часов беседовал с генералом Кулахметовым по телефону и последний предложил односторонне прекратить огонь с грузинской стороны, чтобы затем воздействовать уже на Цхинвали для прекращения огня" (цитируется из материалов парламентской комиссии).

После этого, 7 августа, к 19:00 часам с грузинской стороны огонь прекращен и по "ИнтерпрессНьюс" распространилось заявление Темура Якобашвили в котором говорилось, что госминистр вновь выражал готовность к встрече, но телефон Чочиева в Цхинвали не отвечал.

В 19:33 распространился устный приказ президента Михаила Саакашвили: "Ни одного выстрела с грузинской стороны, полный мораторий!"

В 19:36 в телевизионном обращении президент Михаил Саакашвили заявил: "Мы не должны допустить войны между грузинами и осетинами. Призываю осетинскую сторону прекратить огонь, не вынуждать нас открыть ответный огонь. Завтра в Цхинвали назначены переговоры Якобашвили и Чочиева".

Текст обращения президента был полон миролюбивого, мелодраматического настроя тогда, когда подошедшие к Рокской границе сотни единиц военного транспорта и боевой техники направлялись к зоне конфликта.

Интересно, если бы обращение президента произвело впечатление на осетинскую сторону, и после него не велся бы огонь, осуществилась бы или нет российская агрессия.

Во всяком случае, телевизионное обращение президента Михаила Саакашвили о мирном сосуществовании осетинского и грузинского народов и одностороннее решение прекращения огня возымело действие всего на час.

По информации МВД Грузии, в 20:30 сепаратистские формирования обстреливали из гранатометов села Нули и Авневи, а в 20:30 был открыт огонь с горы Тлиакани по селам Тамарашени и Фриси.

Нельзя исключать и ту версию, что осетинская сторона целенаправленно продолжала игнорировать призыв грузинской власти о прекращении огня и продолжала бомбовые удары, поскольку прекрасно знала о вспыльчивом характере командования грузинской власти, и постоянными провокациями старалась создать основу для осуществления российской агрессии. Нельзя исключать и другую версию о том, что цхинвальские информационные средства через час после выступления Саакашвили, т.е. в 20:30 уже объявляли о направляющихся со стороны Гори-Тбилиси к Цхинвали нескольких колоннах из примерно 600 единиц боевой техники и автомобилей. После этого теряет смысл описание содержания информации и власти, и противника.

Единственная возможность предотвратить вооруженное противостояние была упущена и война стала неотвратимой. По крайней мере, терпение грузинской власти было исчерпано. "Безумие оказалось заразительным". Нелегко, наверно, выдержать столько провокации, наглой выходки... Наверно, велик соблазн, когда уверен в своем успехе и тебя одновременно убеждают, что Россия не сможет вмешаться в пресечение наглых выходок и провокаций... Во всяком случае, с 18:00 до 23:00 часов 7 августа грузинские соединения расположились в местах сосредоточения в зоне конфликта и были в готовы к принятию боевых заданий и выходу на передовые позиции. После этого начало войны было делом каких-нибудь часов и минут.

И все же, почему война изменила риторику...

То, что война была неизбежна, было известно до ее начала всем, непосредственно включенным и не включенным сторонам, было известно и международному сообществу. 6 августа, вечером, покинули учебный центр Крцаниси американские офицеры, которые тренировали грузинские соединения. В тот же вечер американское посольство эвакуировало их из Грузии самолетами. Покинули министерство обороны Грузии также командированные сюда военные советники и инструкторы. Об этом, вероятно, было известно приближенному к власти заместителю помощника Госсекретаря США Мэтью Брайза. 7 августа, невзирая на не раз декларированную позицию о том, что урегулировать конфликт можно только мирным путем, четкого голоса международного содружества ни о сдерживании возможной агрессии, ни против возобновления конфликта не было зафиксировано.

О необратимости начала войны было известно и осетинской стороне, которая видела включенные фары грузинских военных колонн, входящих в зону конфликта. Цель была достигнута - грузинская сторона была готова к включению в возможную войну и к пресечению вышедших за всякие рамки действий Цхинвали.

Несомненно, о возобновлении конфликта знала и Москва. С одной стороны, российские информационные средства 7 августа распространяли информации об ожидаемой агрессии Грузии против Цхинвали и, одновременно готовились к включению в конфликт в поддержку Цхинвали. Владикавказский военный гарнизон 7 августа приведен в полную боевую готовность. Противник достиг цели, нервы у власти Грузии подвели.

Вечером 7 августа и население конфликтной зоны и администрация Санакоева знали о неизбежности начала войны, но распространялась информация, что Россия не может вмешаться в конфликт. 7 августа, в 19:00 часов я сам отправился в зону конфликта, был в Никози, Эредви, Эргнети, у обходной дороги Тамарашени, где поговорил с военными и местным населением. Было интересно, какая имелась информация в связи с возможным вторжением и включением в конфликт российской 58-й армии у офицеров, находящихся в Эредви, населения Никози и представителей временной администрации Дмитрия Санакоева. У всех был один ответ, что опирались на распространенную из Цхинвали информацию. Согласно этой информации, Путин сказал Кокойты, что должно погибнуть не менее 400 человек, чтобы российская армия имела причину к вторжению в Грузию.

Не понять, почему военно-политическое командование Грузии наивно верило и было уверено, что Россия не посмеет включиться в конфликт.

На заседании временной парламентской комиссии Грузии 28 октября на вопрос председателя комиссии - имелась ли информация о возможной интервенции - начальник объединенного штаба, бригадный генерал Заза Гогава ответил: "Как начальник объединенного штаба хочу сказать, у нас от департамента по военной разведке и, также из департамента по внешней разведке имелась информация... также, знаете, существует служба контрразведки, откуда мы получаем информацию. Я, как начальник объединенного штаба, хочу сказать вам, что о таком уровне агрессии со стороны противника не указывало ни одно действие. Хотя, должен отметить, что учения российских вооруженных сил у наших северных границ в последнее время приняли интенсивный характер. Но учения проходили без всяких осложнений и не указывали на возможность агрессии" (Цитирование из материалов заседания комиссии).

Видимо, грузинская власть была дезинформирована в связи с возможным вмешательством России. Ее либо чрезмерно обнадеживала для нас "незримая сторона", либо она сама надеялась на какую-то подозрительную сделку. В противном случае, не ясно, какие признаки были нужны военно-политическому командованию о возможной агрессии и предположительном характере войны более тех, что имелись.

Во-первых, задачей верховного командующего было приостановление агрессии, российская авиация чуть ли не каждый день нарушала воздушное пространство Грузии, а намеченные задачи во время учений Северокавказского военного округа и агрессивные заявления российских политиков давали более чем необходимые намеки.

На вопрос Левана Вепхвадзе на заседании временной парламентской комиссии 28 октября, ожидали ли вы такого масштаба интервенцию, начальник объединенного штаба, бригадный генерал Заза Гогава ответил: "Мы не ожидали того, что произошло 9 августа, что началось 7-го. Такие действия со стороны сепаратистов часто осуществлялись с помощью т.н. миротворцев, но начавшиеся 7-го явления уже 9-го переросли в такого уровня интервенцию, которая предусматривала взятие с

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.