Победителями войны символов являются экстремисты. Кто угрожает Эстонии? Действительно ли тысячи 'инородцев' спят и видят, как бы украсть у страны ее молодую свободу? На самом деле мы являемся жертвами хитрых продавцов страха, пишет Сильвер Мейкар.

Как сообщил недавно портал ERR, полиция задержала двух подозреваемых в деле осквернения надгробия Константина Пятса: Виталия (1984 года рождения) и Дмитрия (1986 года рождения). Имена хулиганов однозначно указывают на их национальную принадлежность, и некоторые сразу сделают выводы о мотивах поступка: 'Типичные русские, которые ненавидят эстонское государство'.

И вот уже один мой коллега по комиссии иностранных дел (но не по партии) пишет в своем блоге: 'Осквернение могилы Пятса нельзя расценивать иначе, как провокация против нашего государства'. Беда, беда! Страна в опасности, все в ружье! Виталий и Дмитрий опаснее, чем злополучная четверка 'апрельских' деятелей, которым суд первой инстанции вынес оправдательный приговор.

Несомненно, что вандалы должны быть наказаны по закону. Однако я сильно сомневаюсь, что есть реальные основания для того, чтобы за этим хулиганством видеть атаку на эстонское государство. Скорее всего, такая реакция - это пример того, как для некоторых политиков нагнетание страха становится единственной возможностью 'засветиться' в средствах массовой информации.

Война символов

Страх - хороший товар! И подтверждение тому - бурлящий котел комментариев в Интернете относительно любой новости, касающейся России. Достаточно кому-то только заикнуться о том, что в Эстонии нарушаются права нацменьшинств, что перенос памятника Солдату был ошибкой или что августовскую войну начал Саакашвили, как интернет-порталы охватывает истерика.

В Грузии, в городе Гори, который до сих пор залечивает раны после августовской войны, и сейчас с уважением относятся к имени Сталина. Местные жители признают, что он мог быть преступником и массовым убийцей, но все равно он - оттуда родом, он - свой.

Однако почему-то эстонцы не спешат поставить это грузинам в упрек. По идее, не должно быть разницы между тем, какой национальности человек, восхваляющий Сталина, или какие у него на то причины. Если во всем мире восхваление Гитлера - это табу, то и в отношении сталинского режима не должно быть исключений.

Иначе, если мы признаем за грузинами это право, потому что они дружественный нам народ и потому что город Гори важен в биографии Сталина, то мы должны позволить то же самое и русским. В конце концов, в свое время весь Советский Союз прошел через мясорубку сталинского режима.

Мы часто осуждаем двойную мораль и лицемерие других, однако зачастую позволяем это себе. Сознательно и бессознательно. Например, мы можем не заметить английский флаг на каком-нибудь автомобиле, а флаг нашего восточного соседа вызывает защитный рефлекс - уж не хочет ли сидящий в машине молодой человек вернуть Эстонию в состав Российской Федерации?

Чтобы обрести чувство защищенности, мы должны тысячами собираться под нашими символами и через чувство единства доказывать себе, что мы на самом деле сильны и нам ничто не грозит.

Но что или кто на самом деле нам угрожает? Действительно ли в Эстонии живут тысячи 'инородцев', которые спят и видят, как бы украсть у страны ее молодую свободу, а коренных жителей отправить по этапу в Сибирь? А может, стоит подумать о том, что мы просто являемся жертвами хитрых продавцов страха?

В итоге победителями войны символов оказываются экстремисты с обеих сторон, а проигравшими - нормальные люди. Все более радикальные призывы заставляют ответить и выбрать позицию. Страх принуждает к черно-белому мышлению - кто не с нами, тот против нас. (Только в этот момент мы можем отличить, кто из нас истинный эстонец.)

Цена войны

Внутренняя политика оказывает сильное влияние на доверие к стране на международной арене. Это особенно важно для маленького государства, которое для обеспечения успешной деятельности должно считаться с другими при совершении каждого шага.

Результатом российской политики страха стало то, что с Россией считаются лишь благодаря наличию ядерного оружия, энергетическим ресурсам и разного рода угрозам. У Эстонии нет (к счастью или к сожалению) такого арсенала. И в итоге получается, что Эстония со своим имиджем 'русской опасности' попросту оказывается за многими дверьми, потому что слепая ненависть - главный враг доверия.

Как сказал мне в частной беседе один дипломат, эстонская внешняя политика является заложником интернет-дневника одного известного распространителя антирусских страхов. По мнению дипломата, множество решений, которые могли бы принести пользу нашей стране, остались не принятыми, поскольку определенному кругу людей успешно удается продажа страхов против России.

Это в итоге не позволяет достичь многих важных политических компромиссов. Успех таких продаж поддерживает интерес публики в Интернете и соответствующие комментарии.

Вопросы безопасности

По-моему, пришло время понять, что важные вопросы, которые касаются безопасности Эстонии, решаются не в Москве, а в Брюсселе и в Вашингтоне. Реальная же опасность нам угрожает тогда, когда темы для борьбы за власть задают те, кто сумеют лучше всех обидеть Россию или напомнить о русской угрозе.

Размышляя над будущим Эстонии, я надеюсь, что на приближающихся выборах в Европейский парламент тема российской угрозы не станет главенствующей. Как написал в своем письме соратникам по партии Сийм Каллас, 'это не является темой для европарламентариев. Представитель Эстонии не должен просыпаться лишь тогда, когда услышит слово 'Россия'.

(Возвращаясь к началу статьи. Подумайте, что было бы, если бы задержанными хулиганами оказались некие Юри и Мати, а красной краской оказался облит, например, Бронзовый солдат. И тогда мы бы говорили о 'провокации против нашей страны'? Или такой вандализм позволителен?)

Сильвер Мейкар, депутат Рийгикогу, член Партии реформ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.