Политическая напряженность, война компроматов и ожидание народных волнений втягивают страну во все более глубокий кризис. Есть ли какой-нибудь выход, чтобы эти процессы как-то смягчились? По каким сценариям могут развиваться события? Есть ли в ближайшем будущем у экономики страны лучшие перспективы? На эти темы "Версия" побеседовала с бывшим министром экономики, бывшим парламентарием, экспертом Владимиром Папава.

- После войны Грузия получила не только помощь - получила и почти удвоившийся внешний долг. Можно ли считать это предметом озабоченности?

- Предельный объем внешнего долга, установленный бюджетом 2009 года, превышает 4,8 миллиардов лари. Это довольно большой объем. Но не все долги одинаково оправданы. Напомню эмиссию еврооблигаций, которая была проведена весной 2008 г. по абсолютно непонятной причине. Были разные интерпретации: тогдашний премьер-министр Гургенидзе говорил, что эти средства нужны для строительства энергетических объектов, потом называл и другие темы, но что стало с этой суммой - так до сих пор и неясно. Правительство в свое время не сказало, для чего взяло этот долг, а сейчас не говорит, какая часть потрачена, осталось ли что-нибудь, что собирается делать с остатком. К сожалению, в нашем парламенте не нашлось депутата, чтобы поставить этот вопрос. Хочу напомнить, что долг нам дали на 5 лет, и весной 2013 г. его надо будет вернуть с процентами (7,5%), а платить придется из бюджета. Сомневаюсь, что правительство Грузии это сможет, так как для разовой выплаты сумма довольно большая. Чтобы погасить этот долг, правительству придется взять дополнительный внешний долг. По милости Гургенидзе нашей стране придется крутиться, как белке в колесе. А вот долги, взятые после войны с Россией, можно сказать, объективные. К тому же надо учесть, что из-за мирового финансового кризиса многие страны нуждаются, но им никто не помогает, а нам помогли из-за российской агрессии. Если посмотреть на весь внешний долг, то довольно большая часть приходится на Международную ассоциацию развития Всемирного банка, что подразумевает долгосрочные займы и довольно низкие процентные ставки. Я бы не сказал, что структура внешнего долга создает тяжелую картину. Единственный неясный вопрос - это еврооблигации.

- Но мы не знаем, на что тратятся эти деньги, на самолеты или на дороги...

- Это мы про еврооблигации не знаем, а что касается сумм, полученных в результате Брюссельской конференции, то на них установлен мониторинг. Несколько неправительственных организации создали коалицию, в рамках которой проводится мониторинг - насколько целесообразно, своевременно и эффективно тратятся эти средства - и очень скоро начнется информирование общественности о результатах по отдельным направлениям. Я и сам один из участников этой коалиции и скоро ознакомлю общество со своим мнением по этим вопросам.

- Власти призвали затянуть ремни, но к властям есть претензии...

- Ремни-то затянули, но одно новообразованное министерство все ж таки приобрело несколько новейших, довольно дорогостоящих джипов. Такие вопросы обычно изучает Ассоциация молодых юристов, и, надеюсь, она и на этот раз проинформирует общественность. Кроме выделенных донорами средств, есть еще и бюджетные поступления, ими распоряжаются в зависимости от политических процессов - это когда правительство принимает проект бюджета, парламент утверждает, и в бюджете появляются всякие ресурсы, которыми ведомства распоряжаются по своему усмотрению. Этот вопрос должна изучать Контрольная палата, но в нынешней Грузии, кажется, никто и не помнит, что Контрольная палата существует.

- Оппозиционные партии довольно часто говорят о внушительных суммах, которые власти тратят, ну скажем, на вояжи. Смогут ли будущие власти определить, насколько целесообразно тратились эти суммы, чтобы мы помнили, что речь идет о народных деньгах, которые нельзя тратить по своей прихоти? Деньги, которые скушало правительство Шеварднадзе, извлекли другим методом. Есть ли механизм, который может показать полную картину финансовой деятельности нынешних властей?

- Хуже всего то, что нынешняя власть пришла на волне реванша: все, кто были в прежней власти - плохие, всех наказать. Помните знаменитые телеаресты, когда властям помогали наши сограждане? Помните, какой восторг тогда был в народе? Не сегодня-завтра сменится и эта власть, и я не хочу, чтобы новые власти пришли с таким же реваншистским настроем. Стоит политическим процессам пойти в таком духе, остановить их будет невозможно. Будет трудно поставить точку в нужном месте, и пострадает множество невиновных, как это было, когда к власти пришел Саакашвили. Но суды должны рассмотреть все случаи перегибов и принять соответствующие решения. Главное - чтобы был соблюден закон. Я не хочу, чтобы в нашей стране была еще одна революция, поскольку такие моменты мести характерны именно для постреволюционных периодов, когда здоровые политические процессы откладываются на целые годы.

- После всего, что мы наблюдали эти дни, есть ли шанс, что процессы смогут войти в нормальное русло?

- Боюсь, что нет. Температура политической напряженности довольно высока. Вряд ли найдется кто-либо, кто обвинит меня в поддержке Саакашвили, но я и на оппозицию смотрю без оптимизма.

- Почему?

- Я ознакомлю вас с одним, на мой взгляд, возможным сценарием. Оппозиция требует отставки Саакашвили. Права ли оппозиция? Морально права, но надо помнить, что это в определенной степени и требование Кремля, нашего врага номер один. (Будь у Саакашвили желание уйти в отставку, было бы лучше и для страны, и для него самого.) А вы представьте себе Саакашвили и его команду - разве это люди, которые уйдут в отставку? Отнюдь нет. Так где же выход? Опять вооруженное противостояние и кровопролитие? Скажем заодно, какой сценарий возможен, если Саакашвили окажется в трудном положении. Уйдет в бега, это мы уже проходили. В отличие от Гамсахурдия, Саакашвили окажется в США, в его руках будут СNN и другие СМИ, затем общество поляризуется - и легитимность повиснет в воздухе. Кому выгодна слабая, разрозненная Грузия? Тому же Кремлю. Если оппозиция думает, что кого-нибудь из них выберут в президенты, то этого не будет. И главным героем, возможно, окажется совсем другой, тот, кто сегодня находится не в Грузии.

- И где его искать - в Вене, в Москве?

- Во всяком случае, не в Тбилиси. Несмотря на все мои симпатии к некоторым из оппозиционных лидеров, грузинский избиратель не настолько разумен, чтобы выбрать кого-либо из них. Выберут совсем другого, и потом нам, возможно, опять придется биться головой о стенку.

- Оппозиция говорит, что выполняет заказ народа...

- Требование народа будет несомненным в том случае, если на улицах Тбилиси окажется такое количество людей, чтоб мы поверили, что это заказ народа. В том противостоянии, которое у нас уже было, Саакашвили и его команда победили вчистую - выиграли и 'оправдали' парламентские выборы, которые были намного ужаснее и оскорбительнее президентских, но грузинский народ и это заслужил. Если народный протест будет достаточно внушительным, можно будет сделать несколько важных шагов - не тех, которые предлагает председатель парламента: законодательство о выборах сегодня никого не интересует, оно может волновать только зарубежных наблюдателей. Речь идет о гораздо более важных шагах.

Можно будет принять промежуточное решение, которое будет полезно стране, но и Москву не порадует. Речь идет о серьезных конституционных поправках, максимально ограничивающих права президента и передающих основные функции управления страной парламенту, избранному парламентом премьер-министру. В соответствии с этими изменениями состоятся парламентские выборы. Саакашвили остается президентом, но абсолютно без функций. Реально управление страной переходит к премьер-министру и парламенту. Это значит, что амбиции Саакашвили - быть президентом - удовлетворены. Ожидания Москвы не исполняются, но Саакашвили реально будет отстранен от управления страной. Это, на мой взгляд, наиболее реальный путь, но сомневаюсь, что кто- либо с ним согласится.

- Вы помните, наверное, кадры, которые появились после 7 ноября. Вот и сегодня началась война компроматов. Как по-вашему, повторится ли все остальное?

- То же самое не повторяется - это дело уже существенно продвинулось: в тот раз такие кадры показали после 7 ноября, а теперь заранее, до 9 апреля. У властей есть опыт. Я не знаю, насколько реальны эти кадры и насколько они соответствуют действительности, но факт, что в стране появилось оружие. Налицо политическое - и не только политическое - брожение. Этот период дает блестящие шансы любому криминалу, и страна стоит перед пропастью, это факт. А я на этом опасном пути не вижу конструктивности ни во власти, ни в оппозиции. Самым правильным было бы провести референдум, это было бы легитимацией воли народа. Жаль, что это предложение Ираклия Аласания было принято в штыки не только властями, но и оппозицией.

Сегодня оппозиция мнит, что сильнее всех тот, кто агрессивнее всех. Если народ хочет агрессивную власть - что ж, пусть поддержит агрессивную силу. Я устал от агрессивности, я не хочу ни саакашвилиевской агрессивности, ни агрессивности новых политических сил, которые хотят прийти к власти. Нельзя строить страну с помощью агрессивности.

- Все это разрушает экономику. Остается ли шанс, какой-нибудь механизм, чтобы то, что называется у нас экономикой, снова заработало?

-Экономику тормозит правительство - если оно не пойдет на конструктивный диалог и не разработает конструктивные шаги, ничего не изменится. Сколько можно унижать достоинство человека? А эту проблему создает никто иной, как правительство и власти. Вот потому я и поделился с вами моделью перехода к парламентской республике, которая позволила бы стране легче преодолеть этот сложный период.

- И власти и оппозиция прекрасно видят, что страна катится в пропасть, но адекватных шагов не видно ни с одной стороны. Получается, они лишь рвутся к власти?

- Практически все борются за власть. Вот я и говорю, что самым здравым поступком было бы провести референдум, но к чему это привело - Аласания сперва изобразили посланником Америки, потом игроком, согласовавшим свою игру с Саакашвили...

- Что может означать совместный американский вояж Бендукидзе и Бакрадзе в столь напряженное время?

- Дай Бог, чтоб всегда вместе ездили! Бендукидзе еще не ушел из канцелярии, все еще сидит в своем кабинете, возможно, как член Антикоррупционного совета. Так что пусть никто не думает, что он отошел от власти. А что работает он не на Грузию и не на Запад - это и в США хорошо знают, мне и от американцев случалось это слышать.

- Насколько вероятно, что США более активно подключатся к происходящим в Грузии процессам?

- У них сегодня слишком много проблем в Афганистане, Ираке, Пакистане. Цель США - максимально содействовать проекту "Набукко", а для этого надо, чтобы в нашем регионе был максимум стабильности. Я полагаю, они будут с помощью политических инструментов всячески помогать стране сохранить стабильность, а что из этого выйдет - не знаю. Чем меньше они будут присылать сюда людей, раздражающих грузинский народ, тем лучше. Я имею в виду г-на Мэтью Брайза.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.