Пожалуйста, обращайтесь к нам, с хрипотцой говорит в телефонную трубку Сергей Шамба. Это в министерство иностранных дел Абхазии поступила еще одна жалоба. Хотя и обходным путем через Москву. Делегация из Европы ждет разрешения на посещения этой субтропической полосы суши на берегу Черного моря.  Заявление о предоставлении визы члены делегации подали в Москве. Европейцы делают вид, что нас не существует, они запрашивают визы то в Москве, то в Тбилиси, подчеркивает министр иностранных дел Шамба не без раздражения. Такие запросы остаются лежать в отделе виз Республики Абхазия, естественно, без всякого движения.


Это новое государственное образование, которое на местном абхазском языке называется Апсны, уже давно является субъектом международной системы государств. Россия подарила год назад этой отделившейся от Грузии солнечной береговой территории независимость. Затем государство Никарагуа быстро последовало примеру России. Не долго колебалось также и движение Хамас в полосе Газа.  Последним приветствовал мандариновую республику венесуэльский лидер Уго Чавес (Hugo Chavez). Таким образом количество признаний растет, но толку от этого не много. С заморскими друзьями, откровенно признается Шамба, пока мало пересечений. Москва представляет интересы Апсны в Карибском регионе.


Министерство иностранных дел размещается во флигеле здания совета министров и должно довольствоваться несколькими помещениями на одном этаже. Все здесь скромно, молодое государство не позволяет себе никакой роскоши. Все еще используется скудный интерьер, доставшийся по наследству от советских учреждений. Такова цена самостоятельно избранного и продолжающегося вот уже 17 лет исключения из состава суверенных государств. После войны за независимость с Грузией в 1992-1993 гг. история произвела обходной маневр и обогнула эту избалованную природой прибрежную полосу. Самопровозглашенная республика обрекла себя таким образом на бездействие.


Наперекор всему государство Апсны создало себе параллельный мир, о существовании которого другим государствам международного сообщества мало что известно. Через организацию ОНН (Организация непредставленных наций и народов) Абхазия установила контакт с внешним миром. За этим сокращением скрывается распыленная по всему миру семья непредставленных народов. По образцу ООН организация ОНН имеет своего генерального секретаря и свой совет безопасности. Регулярно проводятся встречи уполномоченных по вопросам внешней политики таких образований как Рехобот Бастер из Намибии, государство Дене на реке Буффало, лаосского Хмоны или расположенного на границе между Пакистаном и Кашмиром Гилгит-Балтистана на пленарных заседаниях. Одним из соучредителей ОНН был заместитель Шамбы Максим Гвинджия.


Опасный покровитель


Россия способствовала появлению этого государства на свет и является его гарантом -  все это также связано с определенными рисками. От независимого государства с капельницей до протектората тут не так далеко. К тому же общая история со своим заступником в действительности не всегда была похожа на незамутненные отношения влюбленных. После войн на Кавказе в 19 веке сотни тысяч абхазов бежали в Турцию, спасаясь от русских колонизаторов. С потомками этих людей в настоящее время проводит свою работу Сухуми. Следы войны все еще определяют панораму города. Однако ведомство по репатриации на улице Сахарова восстановлено во всей своей красе.
Радом с начищенной до блеска латунной вывеской блестящий белый фасад здания украшает яркий флаг Абхазии. Многие соотечественники из Турции проявляют интерес и задают вопросы, рассказывает Денис, который 17 лет назад повергнулся спиной к диаспоре и принял участие как доброволец в войне за независимость республики. Только немногие отваживаются на то, чтобы вернуться на землю своих предков. Большинство напугано экономической отсталостью и неопределенным политическим будущим, считает Денис. Если они не хотят остаться, то пусть хоть станут инвесторами. Хотя бы для того, чтобы создать противовес российскому капиталу, который с удовольствием скупит бывшую советскую ривьеру. В ушах абхазов все еще звучит достаточно грубоватая шутка Путина, смысл которой состоял вот в чем: Запад вас игнорирует, тогда мы здесь все скупим, а когда они проснутся, мы уже будет продавать им намного дороже. Спасибо Путину за откровенность, но для нас это не смешно, подчеркивает главный редактор «Чегемской правды» Инал Хашиг.


Пока еще иностранцы не могут купить здесь недвижимость. Мы благодарны России за поддержку, однако была ли она такой уже бескорыстной – тут Хашиг впадает в задумчивость. Пока наши интересы совпадают, замечает он трезво. Отношения с Россией должны быть как можно скорее закреплены юридически. Кто знает, как Москва будет относиться к нашей независимости через несколько лет?
Местечко Чегем, давшее название газете, не найти ни на одной карте. Это самый известный писатель этой земли Фазиль Искандер превратил фигуру Сандро из горной деревушки Чегем в современный абхазский эпос 20 века. Сандро - этот деревенский герой - представляет собой смесь Дон-Кихота и бравого солдата Швейка. Его истории – это истории разрушения. Искандер описывает, как советское правительство уничтожало горскую деревенскую культуру и как оно заставляло горцев спускаться в долины. Здесь, в этом этническом плавильном котле, они уже не были хозяевами в своем доме. На этом фоне возник конфликт с грузинами как неизбежное продолжение той же самой истории страстей и страданий.


Хашиг – представитель молодой интеллигенции, и его тут знает каждая собака. Во время разговора этот энергичный молодой человек то и дело встряхивает руками. Есть люди вроде него и правозащитника Барталы Кобахия, которые много сделали для того, чтобы Абхазия после войны не оказалась на ложном пути неясных крестьянских иллюзий. Несмотря на изоляцию, интеллектуалы сохранили здесь удивительную открытость по отношению к миру. Любимое кафе Хашига находится совсем недалеко от министерства иностранных дел, и это важнейшая площадка для обмена информацией. Кто хочет быть информированным, тот должен хоть один раз заглянуть в эту турецкую кофейню. Место это здесь называется «Восточное кафе». Каким-то чудесным образом старинные пальмы на бульваре пережили смутное военное время, а роскошный олеандр намекает на былую роскошь. Раньше сюда захаживал и президент Республики Сергей Багапш. С момента провозглашения суверенитета атмосфера стала более строгой. Для посторонних, однако, все это напоминает группу дальних родственников на семейном празднике. Конечно, видимость обманчива. Кривотолков и проблем здесь предостаточно.


Запутанные отношения


Вслед за хвалебными речами возникает спор. Противники обвиняют президента в том, что он скоропалительно и чрезмерно отблагодарил соседа. Помимо долгосрочного использования железной дороги нефтяной концерн Роснефть получил в собственное единоличное пользование лицензию  на разработку нефтяных месторождений на шельфе. При этом не были учтены экологическое последствия, недовольно заявляют противники. Для Абхазии, которая зависит от туризма и хотела бы отказаться от дотаций из Москвы, это вопрос исключительной важности. В центре внимания оказывается также и договор о размещении военных баз. Российские войска выступают как гарант безопасности, и это приветствуют представители всех политических направлений. Новый договор о помощи означает для многих нулевое время, отмечает Батал Кобахия. Мы теперь можем не бояться и заняться наконец восстановлением. Это не наигранное облегчение. Как раз бывший премьер-министр Рауль Хаджимба вкладывает персты в раны. На последних президентских выборах Владимир Путин поставил его рядом с самостоятельным Багапшем как надсмотрщика. По профессии он юрист, но по призванию – сотрудник КГБ, так шутит в разговоре сам Хаджимба. Армия создает государство в государстве, подчеркивает он. Разве это суверенитет, когда российские вооруженные силы не придерживаются абхазских правил игры? Кавказская ситуация, запутанная до конца.


Эти противоречия ничего не меняют в основной общественной позиции: Россия – это гарант, и назад в Грузию пути нет. Также вопрос о 250 000 грузинских беженцев продолжает оставаться табу. Не важно, что об этом будет думать международная общественность.
В этот день не политика находится в центре внимания. На чемпионате мира по вольной борьбе первое место занял абхаз Денис Царгуш. Как раз к 16-ой годовщине победы над Грузией. Продавец газет на площади свободы прославляет своего соотечественника. Только одно обстоятельство несколько омрачает триумф, признается борец. Он выиграл этот титул для России, а не для Абхазии.


Абхазы мыслят большими категориями времени. То обстоятельство, что они после более тысячелетнего перерыва лет вновь живут в своем собственном государстве, укрепляет их веру в то, что история, наконец, стала их естественной союзницей и она теперь на их стороне. Кстати об истории. История и археология имеют здесь ранг королевской науки. Четыре института занимаются вопросами прошлого. Знание истории помогает также делать политическую карьеру. Сергей Шамба – один из многих политиков, имеющих ученую степень по археологии. Когда он достает из своего письменного стола немного похожую с виду на гравюру по дереву научную работу, посвященную политической и культурной ситуации в античной и средневековой Абхазии на основе исследований в области археологии и нумизматики, его глаза загораются. Атмосфера становится более расслабленной. Поверьте мне, мы выступаем за многополосную внешнюю политику, говорит он на прощанье. Охранник в здании совета министров бросает на меня при выходе короткий взгляд. Он погружен в «Чегемскую правду» - оппозиционную газету Хашига. В Сухуми веют иные ветры, чем в Москве.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.