Министр иностранных дел Урмас Паэт в Белоруссии, с ним делегация бизнесменов, в кармане ключи  для открытия нового посольства в Минске, в программе встречи со своим коллегой, а также президентом Александром Лукашенко.

Пару недель назад в Белоруссии побывал министр сельского хозяйства Хелир-Валдор Сеэдер, который стал вообще первым министром, побывавшим в Белоруссии с визитом.

Еще вчера на сайте министерства иностранных дел в графе «Двусторонние отношения» о Белоруссии было написано: «Дипломатические отношения между Эстонией и Белоруссией заключены  6 апреля 1992 года. Эстония открыла генеральное консульство в Минске 21 июля 1995 г. Консулом Эстонской республики в Белоруссии работает Линда Колк. /…/ Отношения между Эстонией и Белоруссией относительно скромные – визитов на высоком уровне из Эстонии в Белоруссию не было, как и наоборот». И пометка «в последний раз обновлено: 17.04.2008».

Консул, правда, уже не Колк, но дело, конечно, не в обновлении сайта министерства иностранных дел. Не стала ли Эстония вдруг открывать этот «Советский тематический парк» и посещать «последнего диктатора Европы», как до надоедливости истерто называют Белоруссию и ее лидера?

Брюссельские направления

Здесь нет особой инициативы Эстонии. Изменение курса в отношениях с Белоруссией совершил Европейский союз, попытавшийся год назад проводить некую политику позитивного охвата.  Визовый запрет для высшего руководства приостановили и находящийся у власти с 1994 года Лукашенко смог побывать весной в гостях у Берлускони и самого Бенедикта. Впервые после 1996 года побывал в Западной Европе во Франции.

Второй раз он перешагнул через Шенгенскую границу в прошлом месяце в Литве. Естественно, Европейский союз хочет геополитически отторгнуть Белоруссию от России. Намеки на такую возможность Лукашенко делает начиная с 2004 года, когда он провозгласил приостановку поставок газа из России террористическим актом. Кроме того, он постоянно гавкает на Путина, но никакого поворота на 180 градусов не сделал.

С одной стороны, от Российско-Белорусского союза исходит трупный запах, с другой же стороны только что прошли совместные, провозглашенные именно союзными, военные учения. Некоторыми легкими шагами – например, освобождением политзаключенных – Лукашенко добился уступок от Запада (хотя бы смягчения правозащитной риторики), чтобы затем продолжить идти почти прежним курсом.

Иными словами, он становится восточно-европейским Каддафи. Это означает: без особых изменений себя и режима он использует политическую конъюнктуру, легализует себя на западной сцене, как это сделал ливийский лидер. В некотором смысле Лукашенко прав, когда утверждает, что десятилетние санкции Европейского союза не дали результатов.

«Если государства Европы хотят видеть другого лидера, следует запастись терпением и подождать, потому что я ведь не вечен. Но пока здесь президентом Лукашенко, с ним следует вести диалог», сказал он на этой неделе. И этим сейчас занимается Эстония. Ну да, белым и пушистым демократом Лукашенко все равно не станет, но и совсем уж чертовой бабушкой он тоже не является.

Перевод: Хейно Сарап