Дискуссия о том, почему Запад  избрал Сержа Саргсяна для изменения вектора развития Армении и реформирования страны на западный лад, становится все более масштабной. Причем, обсуждается уже не только то, почему Запад избрал Саргсяна, а почему не избрал оппозицию. 
 
Действительно, почему Левон  Тер-Петросян, которого сложно причислить к традиционной советской номенклатуре, сдержанно относится к «западной экспансии»? Вероятно, он вполне лояльно относился к ней до выборов 2008 года, но потерял интерес после того, как Запад повел себя недостаточно «решительно», фактически, признав легитимность избрания Сержа Саргсяна и поражение «революции». 
 
Это один из вариантов, но вполне вероятно, что Запад потому и признал  поражение »революции», что Левон  Тер-Петросян не высказал достаточного рвения и ни разу не заявил, что виной многих бед в Армении является слишком обязывающая зависимость от России и постсоветского наследия. 
 
Возможно, тогда было рано об этом говорить, но сейчас, когда табу на подобные «смелые высказывания»  сняты, интересно, почему Левон Тер-Петросян не проявляет интереса к возможному изменению ориентации Армении?
 
Возможно, он не верит в  то, что Россия так просто отпустит Армению, и не желает лишних потрясений. Не исключается, что он, Тер-Петросян, просто не желает играть в чужие игры, понимая, что вестернизация Армении преследует совершенно иные цели. Но какие? 
 
В качестве позитива от вестернизации  называется, безусловно, либерализация  экономики, которая приведет к росту  благосостояния. Кроме того, будут  установлены элементарные демократические  нормы, такие, как разграничение власти и бизнеса, независимый суд, равные права и условия, деолигархизация. То есть, то, что мы можем наблюдать в соседней Грузии, которая объявила о вестернизации и теперь пожинает ее благие плоды. 
 
А что плохого  в вестернизации, чего опасаются  многие, тот же Левон Тер-Петросян? Эксперты уже указывают на то, что, наряду с благими намерениями  превращения Армении в свою стабильную платформу в регионе, Запад может  иметь и другие цели. Скажем, указывается на опасность превращения Армении в сырьевую страну, банановую республику, которой можно крутить как угодно. Один такой инструмент «прокрутки» есть - Армения погрязла в предоставленных Западом кредитах, которые уже стали решающим политическим фактором. Чем больше долгов, тем более зависимыми мы будем. И угроза стать банановой республикой становится все более реальной. 
 
Если Армении  предопределен статус сырьевой страны, Запад будет сдерживать развитие у нас технологий и производств, которые могут повысить нашу независимость. Это тоже большая опасность, хотя посол США Джон Хефферн, словно отводя эту угрозу, заявил, что его страна хотела бы инвестировать в сферу высоких технологий и туризма в Армении. 
 
Оппозиции, которая  сопротивляется вестернизации Армении, следует заявить о своих опасениях и тревогах. Во-первых, общество в этом случае подумает, прежде чем вновь отдать голос Сержу Саргсяну, который ратует за интеграцию с европейской семьей. Его подобная позиция уже принесла много сторонников в обществе и, наоборот, вызвала вопрос к оппозиции - что в этом плохого?
 
Вестернизация, безусловно, может происходить разными  способами - начиная от «дикой»  и кончая согласованной. Все зависит  от того, как к этому отнесется  народ. Если оппозиция или тот  же Серж Саргсян публично заявят о том, что предлагаемый им метод предполагает утерю самостоятельности и превращение в банановую республику, общество может отвергнуть вестернизацию, предпочитая даже роль российского форпоста. Но если Запад, Серж Саргсян или оппозиция озвучат согласованную повестку, в которой будет определено, что получит Армения и Запад в итоге, народ сможет сделать правильный выбор.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.