Прежде всего, нужно отметить, что «халява» - это официальная категория современного русского понятийного языка, и без этого выражения было бы трудно адекватно выражать определенные политические формулировки, вести публичную и непубличную дискуссию. При этом, конечно же, «халява» - это элементарное понятие и для армянской околополитической элиты, включая журналистов, политологов и всевозможных авторов, в том числе и заседающих в парламенте.
 
На каждом этапе политического драйва возникает своя халява, более того, только с появлением очередной  халявы можно считать, что в Армении наступил новый этап политической интриги. Интриги, с каждым этапом все тускнее и скучнее, но это не так важно, ведь главное, чтобы у носителей идеи была более-менее ощутимая кормушка.
 
Ранее более респектабельными халявами были западные или прозападные проекты, на которых отсиживались и кантовались многие представители псевдолиберальных кругов. Но западная халява должна была быть рано или поздно исчерпана, так как задачи Запада, в основном, уже решены.
 
Русская халява, возникающая  с некоторой регулярностью каждые три - четыре года, все еще актуальна, так как ни один проект не осуществлен, ни в полной мере, ни отчасти. Были разные вариации: СНГ, Союз Россия - Белоруссия - Армения, ОДКБ, Таможенный союз, а между этими попытками - всевозможные инициативы банкетного характера.
 
Проблема - вовсе не в том, что участие в каком-либо межгосударственном союзе плохо или недопустимо. Проблема - в содержательности проекта. Евразийский (или, как принято было говорить в определенных кругах московских политических проектантов, Неоевразийский проект) представляет собой глубоко идеологизированное начинание, включающее сочетание геополитических, геоэкономических и социокультурных составляющих. Ни в России, ни за ее пределами, в Евразии, нет настолько разработанного проекта, и можно было ожидать дискуссию на столь сложные темы, прежде чем перейти к «застолью» халявного характера.
 
Но этого не происходит и никогда не произойдет, так как обсуждение различных сторон Евразийского проекта приведет к необходимости предварительной выработки достаточно серьезных вопросов и решения проблем. Следует заметить, что ведущие разработчики Неоевразийского проекта всего лишь взяты на «борт» этого ветхого корабля, но никак не в качестве проектировщиков, которые призваны принимать участие при разработке и, тем более, принятии решений. Хотя бы это обстоятельство хорошо бы обдумать, прежде чем кидаться с головой в эту халяву.
 
Прежде всего, необходимо разработать вопросы состава  участников, экономических и военно-политических отношений, внешнеполитических отношений, участие в различных международных блоках и альянсах, а также приоритеты и интересы различных государств-участников. Российское политическое руководство прекрасно понимает, что реализация Евразийского проекта предполагает продажу «кота в мешке»«, иначе, при достаточно разработанных договоренностях, ни одно государство не вступит в этот виртуальный союз.
 
Возникает вопрос, возможен ли такой прием при решении столь серьезной задачи? Конечно, возможен, если вспомнить, как создавалась ОДКБ, где любое государство готово предоставить самое современное вооружение противнику своего союзника. Было ли это обстоятельство обсуждено при принятии решений с самого начала создания этой организации? Возможно ли, чтобы государство-член военного альянса время от времени выходило из его состава?
 
Нет сомнений, что в основе Евразийского союза будет лежать некая «синяя бумажка», которая не будет ни к чему обязывать. Расширение НАТО в восточном направлении произошло, при демагогической пропаганде «об угрозе с востока». ОДКБ создано, при существовании реальных угроз, которые не нивелированы вследствие создания данного блока, а напротив, усилились, причем, Россию это вполне устраивает.
 
Трудно представить, что ведущие  государства НАТО удовлетворены  усилением внешних угроз для  других членов альянса (быть может, исключением  является Турция, которую ее партнеры блокируют и сталкивают с соседями).
 
Нынешние политические руководители России продолжают ощущать себя не политиками, а функционерами, в стране, где помимо них существует и вполне реальная экономическая (отчасти политизированная) элита, которой глубоко безразличны  всякого рода геополитические идеи и проекты. Им не нужна «великая Россия» и, тем более, Евразийский проект, их интересует изолированное, прижатое к Арктике государство, с населением не более 15 млн. человек, добывающее нефть, газ и золото. Для такого общества говорить и обсуждать Евразийский проект просто смешно.
 
Когда-то армянскими аналитиками  довольно подробно был разработан Евразийский  проект в преломлении к интересам  Армении, и главной задачей ставилось  вовсе не участие в нем как  самоцель, а осознанное принятие правил на евразийском «поле». Быть может, это является важнейшим технологическим приемом, который мог бы стать базисной политикой Армении в евразийском направлении.
 
Сейчас, когда перед политическим руководством России встала проблема разработки и демонстрации стратегической доктрины, в рамках доказательств своей востребованности, вспомнили про Евразийский проект, а вернее, не проект, а затею. Если данная инициатива и имеет какой-то практический смысл, то только в части торможения и ограничения сотрудничества государств Евразии с другими блоками и альянсами, прежде всего, с Европейским Союзом и НАТО. Это и будет единственным результатом для Армении, при ее участии в декларированном Евразийском союзе. Если говорить о технологиях, то можно вступать в любую бодягу, которую начинает Россия: через пару лет все это лопнет и забудется.
 
А пока развертывается халява, с банкетами, фуршетами и пустой болтовней политиков и деятелей околополитического сервиса. Будет  много водки и коньяка, семги  и форели, до поры до времени, но главное - поймать момент. Как говорил Владимир Жириновский, «очередная халява, где метр стола - миллион».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.