В Туркмении, при всей жесткости режима, жители время от времени устраивают акции протеста. Власти не всегда карают их за это. Можно ли видеть в этом новую тенденцию?

Туркмения со времен правления Сапармурата Ниязова имеет репутацию страны, где инакомыслие немедленно пресекается спецслужбами, а о массовых уличных акциях протеста не может быть и речи - жители республики предпочитают не гневить власть. Однако время от времени до наблюдателей за рубежом доходят сведения о протестах, вспыхивающих в стране.

Причины протестов - экономические или социальные

Так, в начале ноября на сайте правозащитной организации Туркменскаяинициатива по правам человека (ТИПЧ) со штаб-квартирой в Вене появилась информация о том, что на востоке Туркмении, в Фарапе, был нарушен запрет властей. Он касался работы местного рынка. Торговцы сняли замки с его ворот и возобновили работу. Полицейские противодействовать этому не стали, лишь пригрозили штрафами за нарушение постановления районного главы. Сейчас рынок, согласно информации ТИПЧ, работает в обычном режиме, как будто запрета не было.

По словам руководителя ТИПЧ Фарида Тухбатуллина, полная оторванность власти от потребностей населения приводит к тому, что жители вынуждены так или иначе протестовать против складывающейся ситуации. Иногда протесты вызваны экономическими вопросами. «Например, в августе 2012 года бастовали строители, которые несколько месяцев не получали зарплату. Другая причина - социальные проблемы. В июне 2011 года протестовали ашхабадцы, чьи дома попали под снос», - говорит правозащитник.

Стихийный протест торговцев рынка в Фарапе, по его словам, возник из-за того, что местные чиновники, желая подхлестнуть кампанию по уборке хлопка, закрыли базар, чтобы жители, так сказать, не отвлекались на повседневные нужды, а ездили на поля. «А у торговцев другого заработка нет, и они за несколько месяцев, когда рынок был закрыт, потеряли большие деньги, и, в конце концов, вопреки запрету властей восстановили торговлю», - рассказал Фарид Тухбатуллин в интервью DW.

Дошла ли до Туркмении «арабская весна»?

Лидер туркменской Республиканской партии в изгнании Нурмухаммед Ханамов видит проявление некоей общей тенденции в том, что торговцев не наказали за их «своеволие». «Власти стали мягче относиться к таким событиям, когда люди выходят на улицы, чтобы заявить о своих проблемах. И одна из причин этого - «арабская весна», - говорит политик. По его словам, власти стараются не будоражить народ, потому что информация о происходящем в арабском мире все же просачивается и в Туркмению, несмотря на то, что страна достаточно изолирована. «Когда жителям становится совсем трудно, они начинают уличными методами требовать решения своих проблем. Власти это понимают и стараются дополнительно не подливать масла в огонь, не искать возмутителей спокойствия», - сказал в интервью DWНурмухаммед Ханамов.

В свою очередь Фарид Тухбатуллин не склонен к обобщениям в этом вопросе. «Если говорить о митинге против разрушения домов в Ашхабаде в июне 2011 года, то спецслужбы выявляли организаторов, четыре женщины были задержаны, и, к сожалению, дальнейшая их судьба нам не известна, нам не удалось это выяснить», - рассказывает глава ТИПЧ. По его словам, в Фарапе пока никого не тронули, базары заработали. «А будут ли тут спецслужбы выявлять зачинщиков, нам не известно. Скорее всего, нет», - считает он. По мнению правозащитника, когда слишком большая масса людей выражает протест, как в ситуации с базарными торговцами Фарапа, власти опасаются предпринимать что-либо против этого.

Новая тенденция или повторение старого?

По поводу протестов строителей в августе этого года Фарид Тухбатуллин уточнил, что «зарплаты им в результате были выплачены, а власти в Ашхабаде разбирались с руководителями организаций, ответственных за ситуацию». При этом на уровне местных администраций предпринимались попытки принять меры в отношении организаторов протестов.

Но, по информации ТИПЧ, все обошлось без серьезных инцидентов. «Однако в целом экономическая ситуация становится все хуже, факты говорят о том, что многие фирмы не могут выплачивать зарплату. Тогда люди сперва обращаются со своими требованиями к начальству, но, когда невыплаты длятся несколько месяцев, коллективы начинают протестовать», - объясняет Фарид Тухбатуллин.

Глава венской правозащитной организации ТИПЧ считает, что говорить о росте протестных настроений среди населения нет оснований, равно как и о наличии в них некоей системы. По его словам, скорее, это реакция на произвол не столько властей страны, сколько местных чиновников. «И при Ниязове подобное случалось. Протесты тогда карались теми же методами, что сейчас: выявлялись зачинщики, и спецслужбы ими занимались», - указал Фарид Тухбатуллин.

Однако по мнению Нурмухаммеда Ханамова, с каждым годом ситуация в Туркмении хотя бы незначительно, но меняется. «Я получаю сведения от жителей Ашхабада, что там люди в своем кругу начали обсуждать те или иные проблемы повседневной жизни», - утверждает лидер туркменской оппозиции, получивший политическое убежище в Вене. По его словам, при Ниязове даже в кругу близких знакомых люди боялись высказывать свое мнение. «Так как наказание следовало не только за высказанную крамолу, но и за недоносительство.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.