В последние дни в Грузии обострилось противостояние между президентом Михаилом Саакашвили и премьер-министром Бидзиной Иванишвили. Между оппозиционным «Единым национальным движением» и правящей партией «Грузинская мечта». В частности, неизвестные люди сорвали выступление президента в Национальной библиотеке. Не дали ему слова и в парламенте. И лишь с третьей попытки Саакашвили, которому пришлось выступить в стенах своей резиденции, рассказал «о положении дел в стране».

Многие эксперты считают, что последние события в Грузии все больше напоминают усиление политической изоляции Саакашвили со стороны властей. В частности, обозреватель радио «Коммерсантъ-FМ» Константин Эггерт в одной из своих передач отметил, что «убрать президента Грузии можно будет или через процедуру импичмента, или дождавшись, когда в следующем году он официально покинет свой пост. Парламентская комиссия по расследованию того, что теперь почти официально называется «преступлениями режима Саакашвили», вот-вот заработает». Таким образом, по мнению журналиста, Иванишвили «сначала хочет принести Владимиру Путину голову Михаила Саакашвили, разумеется, сугубо в метафорическом смысле. В обмен он надеется получить что-то от Москвы».

Свою обеспокоенность событиями в Грузии выразили и в Европе. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон и еврокомиссар по вопросам расширения и соседской политики Штефан Фюле явно озабочены противоречиями между премьером и президентом и, в частности, срывом недавнего выступления Саакашвили. «ЕС считает, что для будущего грузинской демократии очень важно, чтобы ко всем политическим сторонам и институтам относились с равным уважением, как это соответствует нашим общим европейским ценностям», говорится в заявлении.

Между тем, Бидзина Иванишвили в распространенном вчера заявлении уверил, что готов к диалогу с Саакашвили, и в то же время обвинил его в «очередном тиражировании лжи». Странное приглашение к диалогу.

«День» попросил экспертов ответить на три вопроса.

1. О чем свидетельствуют последние события в противостоянии между премьером и президентом? Не является ли это подтверждением прогнозов, что Иванишвили пытается «сдать голову Саакашвили» в обмен на какие-то преференции со стороны Москвы?

2. Способен ли Иванишвили отреагировать на европейскую критику и пойти на компромисс с оппозицией?

3. Министр МВД Грузии Ираклий Гарибашвили заявил, что правительство поспешило с амнистией. Как бы вы это прокомментировали?

«Это противостояние должно нас отрезвить»

Лаша Тугуши, главный редактор газеты «Резонанси»:

1. Это очень неприятный случай с применением силы. Демонстранты сорвали мероприятие, на котором должен был выступить Саакашвили. Сейчас проходят переговоры о встречи между председателем парламента и президентом. Они должны обсудить вопросы, которые касаются изменений в конституции, из-за чего произошли эти волнения в Тбилиси. В частности, речь идет о поправках, согласно которым если президент распускает парламент, то новое правительство не может начать работу без согласия старого. В этом вопросе, я надеюсь, будет консенсус. Есть также предложение о внесении преамбулы к нашему прозападному курсу, чтобы это было укреплено в нашей конституции и чтобы не было никаких инсинуаций или недоразумений.

2. Очень интересный вопрос. Мы понимаем озабоченность наших партнеров в Брюсселе и в Вашингтоне. Все наши друзья с тревогой воспринимают всякие такие эксцессы, которые происходят в Грузии. После того столкновения и президент, и председатель парламента, и премьер, и депутаты, и общественные деятели — недовольны произошедшим. Все понимают, что нам нужен нормальный политический процесс. Уже звучат заявления, что они готовы обсуждать конкретные вопросы. Это те возможности, которые помогают наладить политический процесс. На это надеется и грузинское общество.

Сейчас очень важно уметь договариваться. Это противостояние должно нас отрезвить. Грузия — это не только премьер-министр и президент. Кроме политиков есть еще народ и общество. Надеюсь, этот фактор — стабилизирующий и все будет идти в демократическом русле. Сегодня не самый главный вопрос, нравится ли президент премьеру или наоборот. Думаю, они должны понимать, что главное — развитие страны.

3. Это спорное решение, и никто не отрицает, что оно было очень сложным. Освобождение так быстро нескольких тысяч заключенных может создать сложности для граждан, но это особенная ситуация — надо было принимать решение, поскольку об этом мы годами говорили. В частности, в тюрьмах Грузии было избыточное количество заключенных. Среди них многие попали туда и по очень спорным решениям. Что касается самой сути амнистии, даже президент согласился с этим, но выступил против какой-то части заключенных.

«Грузинская общественность должна сделать определенные выводы, чтобы эта ситуация вышла из тупика»

Ника Читадзе, политолог, Тбилиси:

1. Сегодняшняя правящая партия всячески старается дискредитировать президента и его «Единое национальное движение», которое является основной оппозиционной партией в Грузии на данный момент. Соответственно, всякими методами, которые не входят ни в рамки конституции Грузии, ни в рамки законодательства, демократии, морального и этического кодекса, они стараются давить на президента. Целью также является и то, чтобы показать общественности, как народ не любит своего президента и как во время его девятилетнего правления он устал от Саакашвили и хочет, чтобы он ушел. А в это время там стояли экстремистские элементы, в основном — так называемые политзаключенные, которые были освобождены. Хотя, конечно, они никакие не политзаключенные. Мы знаем, что таким был Нельсон Мандела или Вацлав Гавел, или Лех Валенса, Андрей Сахаров. Там же, под стенами Национальной библиотеки, были как раз экстремистские элементы. Если кто-то из правящей партии пытается говорить, что там стояло общество, которое кричало «Саакашвили, уйди!», то они оскорбляют грузинскую общественность и население в первую очередь.

Возможно, что одной из целей Иванишвили было показать Москве, как он старается, чтобы осуществить давление на Грузию. Вполне возможно, что некоторые из тех, что были под библиотекой, играют в игру России. Потому что когда Европейский Союз и НАТО наблюдают за тем, как эти люди используют физическую силу против депутатов Грузии и не только — к обычным гражданам и когда полиция как будто «разнимает» их — это говорит о том, что у нас большая проблема с демократией с приходом новых властей. Думаю, грузинская общественность должна сделать определенные выводы, чтобы эта ситуация вышла из тупика.

2. Иванишвили распространил заявление, в котором говорится, что он хочет вести переговоры с президентом. Хотя сегодня (вчера, 11 февраля. — Ред.) он отказался публично встретиться с Саакашвили. Но возможно, что с ним встретится председатель парламента. Они должны будут обсудить вопросы, связанные с конституционными поправками, а также вопросы, касающиеся внешнеполитических приоритетов. Может быть, он и делает определенные заявления, но, с другой стороны, он обвиняет президента Саакашвили и его команду. Это говорит о том, что в его окружении есть и радикальные силы, и более-менее либеральные. Он слушает и тех, и других, стараясь балансировать между ними. В противном случае премьер просто погубит государство тем бездействием или действиями, которые он осуществляет.

3. Я разделяю это мнение. Мы знаем, кто такие политзаключенные и узники совести. Существует конвенция, где говорится об этом. Существуют стандарты ООН, Amnesty International, согласно которым политзаключенным может быть человек, на которого осуществляется давление из-за его политических мыслей и который никогда не прибегает к каким-то насильственным методам. Люди, которые сидели, в основном прибегали к насилию и раньше. Или они работали на соответствующие спецслужбы Российской Федерации, которая оккупировала часть территории Грузии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.