Частый вопрос сегодня: такую ли Эстонию мы хотели? Что если страна будет независимой, а жить в ней будет некому? Проблема миграции актуальна как никогда, два профессора Тартуского университета и ученый Института демографии попытались ответить на эти вопросы.

В Эстонии не так много тем, которые актуальны настолько же, как проблема эмиграции из нашей страны. Данные Департамента статистики указывают, что только за 2012 год страну покинуло 10 871 женщин и мужчин, это больше, чем население Пайде, пишут в газете Eesti Päevaleht два профессора Тартуского университета Тийт Таммару, Рауль Эаметс и старший научный сотрудник Института демографии  Аллан Пуур.

Эмоции и мнения можно разделить на две категории. «Эстония — земля плача и скорби, государство отрешилось от народа, и здесь невозможно нормально жить», — считают одни. Другие, глядя в спину эмигрантам, зловеще повторяют: «Давайте, давайте, одной плаксой стало меньше».

«Правда ли, что Эстония останется такой же свободной республикой, но республикой без народа? Действительно ли Эстония станет землей свободной от эстонцев, которых заменят выходцы из третьих стран», — задались вопросами ученые.

Миграция - как национальная традиция

Исследователи отмечают, что в истории Эстонии можно выделить три волны эмиграции. Первая — вторая половина XIX века, общее количество эстонских переселенцев, которые преимущественно уезжали в Россию, достигло почти 200 000 человек. Тогда страну покинул каждый пятый эстонец. Сегодня так называемая восточная диаспора сократилась до 20 000 человек — часть людей вернулась на Родину, часть растворилась и ассимилировалась.

Вторая волна — осень 1944 года. От наступающей Советской армии из страны бежало около 80 000 человек, преимущественно молодые.

Сегодня мы являемся свидетелями третьей волны. Авторы заметки отмечают, что причины ее - как экономические, так и демографические.

Аналогичные тенденции коснулись Восточной Европы в целом, Эстония в этом плане не исключение. Несмотря на то, что постсоветские республики покидают разные люди, чаще всего ряды эмигрантов пополняют люди в возрасте от 20 до 39 лет, поколение родившихся в 80-х. Со второй половины десятилетия ожидается эмиграция поколения 90-х. В целом можно сказать, что для Восточной Европы этот исторический период является своеобразным «великим переселением народов».

Перед русскоговорящими — стеклянная стена

После восстановления независимости Эстонию покинуло примерно столько же народу, что и в XIX веке, — 200 000 человек. Согласно статистике, большинство эмигрантов видят конечным пунктом Финляндию: там осело 30 000 человек. Из оставшихся 170 000 тысяч большинство отправилось в Россию и другие государства СНГ. Как правило, это семьи военных и других специалистов, которые переехали в Эстонию во времена СССР.

Стоит отметить, что «лица неэстонской национальности» покидают республику в три раза интенсивнее, чем эстонцы. К примеру, треть оканчивающих школу русскоговорящих детей желает продолжить обучение за границей (показатель эстонцев - 1 человек из 10).

Один из мотивов — чувство отчужденности и горечь. Красной нитью проходит мысль, что попытки объединения общин не были такими быстрыми и эффективными, как хотелось бы. В итоге русскоговорящие считают, что каждый раз перед ними вырастает «стеклянная стена», которая не позволяет реализовать свои возможности в Эстонии.

Он уехал, но обещал вернуться

Есть и те, кто возвращаются из эмиграции обратно. И если с 2000 по 2012 годы из страны уехало 58 000 человек, то прибыло 29 000 (большинство — «возвращенцы»). Налицо негативное эмиграционное сальдо. Тем не менее, стоит отметить, что количество вернувшихся значительно возросло по сравнению с 2000 — 2005 годами.

Естественно, эти цифры — зарегистрированная миграция, которая не отображает в полной мере всех процессов. Однако стоит посмотреть и другие базы данных, в частности, European Social Survey 2008. Ни в одном из государств Европы нет такого большого соотношения людей, которые бы отметили опыт работы за границей.

В Эстонии соотношение вернувшихся ко всем уехавшим выше показателей любой страны Европы. Благодаря этому стабилизирующему эффекту за последние пять лет, несмотря на возросшее количество проживающих за рубежом эстоноземельцев, их соотношение к количеству живущих в Эстонии не выше среднего значения за столетие и статистически значимым не является.

Оптимальное число эмигрантов

«Можно считать, что работа и учеба за границей с каждым новым поколением является все более привычным явлением. Если сто лет назад для большинства людей поле деятельности ограничивалось окрестностями села, то сегодня его сложно уместить даже в рамках государства», — поясняют исследователи.

Если основным принципом ЕС является свобода передвижения, то вполне справедлив вопрос, не противоречит ли он основному принципу эстонского государства — защищать и сохранять эстонскую культуру?

На первый взгляд, так и есть, но, с другой стороны, картина не так печальна: «Может быть и так, что 10-20% проживающих за границей эстонцев — оптимальный показатель, который не менялся на протяжении всего столетия. Он давал импульс развитию посредством распространения знаний, передвижения людей, создания связей и налаживания контактов».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.