Будут ли судить Саакашвили и других представителей «Нацдвижения»? Почему кандидатом на президентские выборы представлен именно Маргвелашвили? Возможно ли открытие транспортного коридора через Сухуми и Цхинвали? Вступит ли Грузия в НАТО? Поедет ли премьер-министр Грузии на Олимпиаду в Сочи? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью Georgian Times ответил премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили.
 
Премьер-министр Грузии Бидзина  Иванишвили оценивает политические  и правовые процессы, протекающие  в стране. В эксклюзивном интервью  Georgian Times, премьер рассказал о внутриполитическом положении, геополитических процессах, внешних отношениях и стратегии развития страны.
 
- Как вы оцените задержание  бывшего премьер-министра Грузии  Вано Мерабишвили? Является ли  это восстановлением справедливости, которого долгое время требует грузинское общество, или это, как говорят ваши оппоненты - политическое преследование? Предстанут ли перед ответственностью другие представители криминального режима?
- Одним из обещаний, которые  мы дали населению в процессе выборов, было то, что в стране должна быть восстановлена справедливость. Процесс немного затянулся, хотя, мы осознанно не вмешиваемся в деятельность прокуратуры, но просим, чтобы процессы были максимально прозрачными, и они подстраховались дважды. На это смотрят иностранцы, наблюдатели. Общество волновалось, и волнуется сейчас, но хорошо, что мы научились и терпению, а не то, что происходило на протяжении 20 лет – мы быстро принимали решения, и из одной беды попадали во вторую.
 
Я думаю, что кроме «Национального движения», больше никто не верит в то, что это политическое преследование или же выборочное правосудие. Хотя, в начале, когда мы пришли к власти, у многих иностранцев было подобное отношение и подозрения – и у американцев, и у европейцев
 
На протяжении 6 месяцев, отношение к новому правительству основательно изменилось. Они реально увидели наше лицо. Частично этому способствовали и мои визиты в Европу. Следовательно, подобных вопросов больше не слышно.  В заявлении госпожи Эштони и господина Фуле, которым я ответил, есть умеренность. Естественно волнуются и Европа и Америка. Но это нормально, так как, когда задерживают бывшего премьер-министра, появляются вопросы.
 
Воспользуюсь случаем, и подчеркну, что ни в одном случае, наша команда не допустит политического преследования, и я лично, того, чтобы в Грузии было осуществлено избирательное правосудие.
 
- Должно ли остаться »Национальное  движение» главной политической  силой, когда его члены, являются  представителями преступного режима, и какие перспективы есть у других оппозиционных сил? Как вы намерены создать систему для того, что бы в Грузии была действительно создана оппозиция, а не криминальные преступники, которые называют себя оппозицией?
- Должны оставаться или нет, это  должны решать они. Их поведение, которыми они отличались и они продолжают эту манеру, оставляют мало возможности, для того, чтобы они подразумевались в качестве нормальной оппозиции. Хотя, чем больше будет оппозиции, чем богаче будет политический спектр, тем лучше для страны, и я желаю этого. Члены «Национального движения» считают, что я угрожаю, и хочу их уничтожения, хотя я никогда не использовал подобного высказывания, и не сделаю и сейчас. Думаю, что они сами уничтожают себя. А их лидер, своим поведением, пытается уничтожить собственную партию. Я желаю, чтобы политический спектр был многообразным, были разного типа, отличные друг от друга силы. И чем больше будет политических партий, тем лучше будет развитие демократии.
 
В Грузии завершились процессы, которые шли на протяжении 20 лет. Грузия будет гораздо более стабильной, и уверяю, более плюралистической. Мы заложили очень прочную основу того, чтобы никакие силы больше не могли развернуть курс на демократию и Европу. Мы отказались от той фасадной, выдуманной демократией, которая была. Мы искренне делаем истинную демократию европейского типа. Никто не сможет преодолеть волю грузинского народа.
 
Сейчас много разных попыток, многие ведут себя бездарно, в том числе и журналисты. Раздувают процессы – Лаша Нацвлишвили, Хухашвили, Хведелидзе (который стал жертвой своей нетерпеливости). Он нарушил закон, но не так, как обвиняли. Уже выделились заказчики. Очень хорошо что это было. Они пытались, но у них не получилось. Малые группы больше не смогут сделать потрясений, и у них не получиться легко потрясти прочные демократические институты.
 
Именно к этому мы стремимся, чтобы общество было максимально мобилизованным, смогло бы быть максимально подключенным. Это будет основой для того, чтобы был плюрализм в обществе. Общество должно полностью изменится, и оно меняется. Нет худа без добра – у нас были очень  тяжелые уроки, и мы сделали достойные заключения.
 
- Факты элитарной коррупции  – отнимание имущество, насилие, фактически были фирменным стилем  предыдущих властей. Как и в  какие сроки должно произойти восстановление справедливости? Я подразумеваю чисто экономические преступления. После 1 октября, когда из страны ушел огромный капитал, как вы планируете вернуть этот капитал? Или какие механизмы можно создать для того, чтобы этот капитал вернулся обратно? Этими активами владели т.н. бизнесмены «Национального движения, и, фактически, они вывезли из страны весь капитал.
- Процесс восстановления справедливости  продолжается. Вероятно, для этого  потребуется еще несколько месяцев, я подразумеваю следствие по делам, которые касаются высоких должностных лиц. В прокуратуре, одновременно ведется несколько дней, и вероятно, этот процесс завершится через несколько месяцев. Я хочу, чтобы это закончилось как можно быстрее, чтобы общество сбалансировалось, и потух накал. Восстановление справедливости необходимо, но растягивание этих процессов, может стать затруднительным для  нашего общества.
 
Что касается возвращения  капитала, то в зависимости от  того, что сможет следствие и  прокуратура, это произойдет. Соглашусь, у меня тоже есть подозрение, но это должно доказать следствие и суд. Вы сами увидите, как все будет развиваться в этом направлении. Вернуть силой капитал невозможно. В стране должно быть такое положение, чтобы капитал не убегал из страны. Я максимально пытаюсь создать такую бизнес среду, чтобы всех захотелось вложить инвестиции в Грузию.
 
- Планируют ли власти судить  Михаила Саакашвили и  «Национальное  движение» в связи с событиями  августа 2008 года, и чего вы ожидаете  от этого процесса?
- Вы знаете, что начато следствие  по событиям августа. У нас  была обязанность, и мы обязательно  должны были сделать это. Считаю  абсурдной ту агрессию и возмущение, которые пошли от самого Саакашвили  и »Национального движения». Обществу  должно знать, что произошло в реальности. Это окрестили так, что якобы это повредит имиджу страны, и якобы мы не сможем вернуть наши территории. В этом я с ними не согласен. Всем все известно. В Европе хорошо знаю, уже говорят, была следствие Тальявини, но они пытаются представить грузинскому обществу другую информацию. Я убеждаю наше общество, что ни в коем случае это не повлияет на имидж Грузии, и мы не делали ничего такого, чтобы повредить имиджу страну. Они смогли сделать это своим поведением и сегодня хотят перевалить это на нас.
 
Что касается суда над Саакашвили и «Национальным движением», то если будем говорить на эту тем, то получиться политическая оценка. Поэтому, я пытаюсь, чтобы в нашем обществе или Европе, не появилось подозрение, что мы можем осуществить политическое преследование какого-либо типа. Я не рассматривал это под таким углом. Следствие само решит, что и как. Хотят и у меня появились вопросы в их отношении, но все должен решать суд.
 
- Для восстановления справедливости, в прокуратуру поступило до 8 тысяч заявлений. Не планируете вы, хотя бы на время, взять дополнительные кадры? Неужели так сложно найти в Грузии 300 хороших юристов?

- Хороший вопрос, хотя он не  простой. В прокуратуру поступило  довольно много заявлений, из  которых уже отобрано около 100. Кроме того, что действительно нужны дополнительные кадры, заявлений действительно много, и это затруднение как-то должно быть решено, и мы должны справиться с этой массой. Решение о дополнении пока не принято, хотя так же мы планируем частично сменить кадры в прокуратуре. Прокурорство, особая профессия. Ей нужно хорошее образование и точно такой диплом, который нужен хорошему прокурору. А их не так уж и много. Подбор квалифицированных прокуроров не легкое дело. Мы максимально пытаемся сохранить старые кадры. Думаю, что есть необходимость увеличения, и это рассматривается.
 
- Намерены ли вы содействовать  людям, которые на себе, на своих  семьях и бизнесе испытали  репрессии, так как этим людям  приходится начинать все фактически  с нуля. Разработало ли правительство программу для этого? Как вы планируете регулировать этот вопрос?
- Очень сложный вопрос. Вы подразумеваете  отобранное имущество, передачу  в дар государству и т.д.? Очень  много пострадавших подобного  типа, и сложно перебирать, так  как некоторое имущество перепродано несколько раз, и есть добропорядочные покупатели. А это не так уж просто. Это самый сложный вопрос, который мы имеем в этом плане, и он обсуждается политически.
 
У нас была встреча с  экспертами, и Каха Кахишвили  сказал, что надо обсуждать амнистию по этой теме, и я согласился, что в ближайшее время, когда у них будет желание, мы обсудим эту тему. Это довольно сложный вопрос для обсуждения. Не буду скрывать, в правительство и в нашем политсовете было такое мнение, что якобы было бы возможно, чтобы это возместило государство. Но это подходит к очень большим суммам – в сумме превышает 7 миллиардов. Это довольно сложный процесс, и мы пытаемся найти достойный выход. Признаюсь, что решение не принято, и мы стоим перед довольно сложной проблемой.
 
- Каков правительственный план  по улучшению бизнес среды? С  чем вы связываете тот факт, что тем экономического роста, как говорят ваши оппоненты, приостановлен. Инвестиции снизились, баланс экспорта-импорта  ухудшился. Вместе с этим, эксперты говорят, что в этом году, в отличие от предыдущих лет, возможно, не будет достигнут 6% экономический рост. Насколько точен этот прогноз? В чем причина?
- Для того, чтобы сделать хорошее  сравнение, надо вспомнить за  счет чего предыдущее правительство  достигало 6% экономического роста. Этот рост обусловлен построенными зданиями на кредиты, которые, почему-то делало государство и правительство, хотя некоторые здания должно было делать правительство. Это очень легко получалось. К примеру, дома юстиции, которые мы приостановили, так как там были очень непонятные проекты в 3-раза дороже. Мы сделаем в 3-раза дешевле, и в 3-раза более качественно, но мы продолжим этот проект.
 
Единственно, что мы приостановили, были дома юстиции. На протяжении  последних 20 лет, к примеру, большое влияние на ВВП оказало строительство парламента и домов юстиции. Достижение экономического роста достигалось подобными, искусственными путями. Нельзя чтобы рост экономики был искусственным. Даже студенту первого курса известно, как в Грузии управляется экономика, это приходит в противоречие с развитием экономики. А мы закладываем основу истинного развития.
 
Экономика инертна. Очень сложно  изменить ее за несколько месяцев, но основа, которую мы закладываем  для развития экономики, очень  устойчивая и фундаментальная. Бизнес освободится от всякого давления и вмешательства. Если сегодня у кого-то есть такой пример, то я хочу оказать реагирование на любую информацию. Бизнесу нужна свободная и конкурентная среда, что мы уже практически основали. Кроме этого, мы приступаем к улучшению некоторых экономических законов. Большинство из них нормальное на листе. Хотя бы тот факт, что есть 16%-ный единый комплексный налог, что очень мало. В этом мы на 4-ом месте во всем мире. Они сделали что-то в экономике, но это не имело цены когда бизнес полностью управлялся властью. Сейчас, законы, которые нужны экономике и развитию бизнеса, не хуже чем в Европе. Кроме этого, мы учреждаем 2 фонда. Осталось 2 недели.
 
Между прочим, когда я заявил  о 3-х миллиардном фонде соинвестирования, появилось столько желающих, что может превысить и 5 миллиардов. Это будет для Грузии большим дополнительным стимулом. Это была моя идея. Я бизнесмен и мне хорошо известно, что в такой стране как Грузия – развивающейся, которой не очень доверяют, и которая не отличается особой экономической и политической стабильностью, для любого инвестора имеет большое значение, кто будет его местным партнером.
 
Этот фонд предлагает  любому инвестору партнерство  от 25 до 75%. Это упрощает решение  инвестора. Это обязательно будет работать, но нужно время. Сведения распространились, и уже есть очень хорошая реакция. Это будет дополнительным стимулом.
 
Меня спрашивают –  что происходит в экономике, почему  вы ничего не делаете. Что должно  делать правительство в экономике? Должно создавать условия и конкурентный рынок. Эти условия практически созданы, и то что осталось, мы улучшим.
 
Инфраструктурное развитие, которым хвастались предыдущие власти, будет в 2-3 раза больше. За 9 лет, они провели дорогу в 100 километров. У меня была встреча с министром инфраструктуры Давидом Нармания, и только в этом году, мы построим как минимум 50 км. Половину того, что они сделали за 9 лет. За 2 года, мы сделаем намного больше.
 
Тот, кто не разбирается  в экономике, часто спрашивает – а ну, что вы еще делаете? Они почему-то думают, что правительство должно делать экономику. Так думали предыдущие власти. Бизнесменов заставляли строить курорты, гостиницы, и заламывали им руки. Думают, что в этом функция государства. Нет, государство не должно вмешиваться. Сегодня в Грузии экономика самая сложная и нужная сфера. Больше другого нам нужно возрождение экономики. Все проблемы, которые нуждаются в решении, привязаны к экономике. Если мы возродим экономику, то уверяю, что это решение окажет влияние и, если хотите, на восстановление территориальной целостности. Я день и ночь забочусь об этом. Я думаю, мы верно все распределяем.
 
Второй партнерский  фонд, будет суверенным, и тоже  даст дополнительный стимул. Я  сам лично рекламирую его тем, кого знаю.
 
По моему мнению, Грузия  очень интересна для инвестирования. У нас уникальное местоположение, хороший климат и все условия  для того, чтобы в Грузии начался  экономический бум. Это моя мечта, но как я говорю, признаки этого  должны появиться на второй год, а третий год, должен быть хорошим.
 
Представители предыдущих  властей, пока еще пытаются создать  такое впечатление, якобы в Грузии  происходит нечто ужасное. Возможно, экономический рост будет меньше  предыдущих лет, но уверяю, что  в экономике началось оздоровление. Это была больная, искусственно созданная и управляемая экономика, а рост был обусловлен от кредитов.
 
Власть делал то, что  не было ее делом. К примеру, мэр Тбилиси пошел, и построил  Гудаури, вместо того, чтобы снять  с общества социальные проблемы. Они прибавили цены на электроэнергию и финансировали партию.
 
- В этом году, впервые были  обработаны земли. Мертвое сельское  хозяйство, встало на путь оживления. Не планируется ли в будущем проведение протекционистской политики в адрес грузинской сельскохозяйственной продукции в отношении иностранной продукции?
- Вероятно, моим оппонентам не  понравится, если я сейчас использую  слову протекционизм, но мы должны  упорядочить законы цивилизованной экономики, и проводить их так, чтобы дать какую-то привилегию нашим производителям. Для этого, мы делаем шаги в разных направлениях. Будет ужесточен контроль над некачественной продукцией. Мы пытаемся восстановить и вернуть другие экономические рычаги, которые приемлемы для Европы. Мы помогаем бизнесменам в поиске дополнительных рынков, и будем помогать в будущем. Одно из обязанностей правительства – оказывать лоббирование бизнесу. Когда встречаюсь с бизнесменами, то постоянно говорю – никто из чиновников не посмеет вмешаться в бизнес.
 
Помощь, оказанная сельскому  хозяйству – социальная, но она  пойдет на пользу и экономике. Думаю надо немного времени, и  результаты появятся. Я тоже переживаю, так как сложно ожидать когда  же появятся результаты. В  это же время, экономика тоже сложная, и вопрос восстановления экономики не решает только внутриполитическая и экономическая ситуация. Очень большое влияние оказывает глобализация, экономическое положение соседних и других стран.
 
- Есть ли у вас программа, какой новый экспортный продукт может производить Грузия?
- Представьте себе, что в начале,  когда я пришел, главной проблемой  было привлечение инвестиций  для вложения и денег. Думаю, что  мы успешно решили этот вопрос, и в будущем продолжим работу  в этом направлении. Самое сложное -  найти новые проекты, и отвечать на этот вопрос. Я собрал экономическую группу и поручил всему бизнесу определить то, что может быть новым типом. Не буду скрывать, связался с несколькими странами, которые успешны в производстве нанотехнологий и подобной продукции, с тем, чтобы при возможности в Грузию были вложены какие-то проекты.
 
 Сегодня большой дефицит  идей. Кроме того, что в большой  моде ГЭСы, какие проекты еще  могут быть осуществлены. Этому  нужен свободный рынок. Затем, по правилам, бизнес сам найдет новые проекты.
 
- На каком этапе следствие  по делам бывших высокопоставленных  чиновников Министерства сельского  хозяйства? Вы открыто заявили, что  Давид Кирвалидзе просил приостановить  следствие. Как вы думаете, это  была элитарная коррупция, или проблема менеджмента?
- Я воздержусь от заключений. Кирвалидзе не просил приостановить  следствие. Он говорил, что волнуется  в связи с тем, что текущее  следствие, помешает весенним работам, на что у меня была адекватная  реакция – то, что кто-то не выполнил служебной обязанности, не сможет помешать работам. Мы приняли решение о назначении министра. Министром назначен Шалва Пипия, который был исполняющим обязанности.
 
 Мы согласовали  с Шалвой  Пипия, что, если, спасибо Богу, все  хорошо закончится для Кирвалидзе, Пипия сам напишет заявление, и Кирвалидзе вернет свое место. Хотя, там, по моим сведениям, у прокуратуры есть серьезные вопросы. Конкретно не могу сказать когда завершиться следствие, хотя, сроки не будут превышены. Когда спрашиваю прокуратуру об этом, говорят, что укрепились те подозрения и доказательства, которые были.
 
- Президент Европейской народной  партии Вилфред Мартенс выразил  возмущение в связи с задержанием  Мерабишвили, и заявил, что эти  задержания, серьезный шаг назад для Грузии. Он призвал международное содружество создать механизм мониторинга, который оценит весть процесс выборов президента. Каков ваш ответ на это заявление президента ЕНП, что вы думаете о создании механизма мониторинга, о котором говорит Вилфред Мартенс?
- Я согласен с этим призывом  президента ЕНП Мартенса к  международному обществу. Вам известно, что очень известный правозащитник, наблюдатель ОБСЕ господин Хаммерберг  следит за этим процессов. Если  у Мартенса есть желание расширить  эту сферу, то я приветствую. Если сам Мартенс приедет и подключится к этому процессу, то мы откроем ему все двери, и покажем что происходит. Что касается того, что говорит Мартенс, о том, что задержание Мерабишвили шаг назад для Грузии, я считаю иначе. Это именно шаг вперед, так как в Грузии была внедрена несправедливость, насилие, и это должно быть исправлено. К сожалению, у него не получается получить реальную и объективную информацию из Грузии и оценить реальность. Господин  Мартенс сделал уже несколько резких, не объективных заявлений. Когда он приезжал в Грузию, я хотел встретится с Ним, но не получилось. Почему то, он слушает одну сторону, и не хочет услышать вторую, что прискорбно.
 
Я бы еще раз попросил господина Мартенса попытаться получить  побольше двухсторонней информации. Если у него получиться создать большую группу, и он сам приедет, я приветствую это, и мы создадим всяческую коммуникацию.
 
- Президент Михаил Саакашвили, после задержания Мерабишвили, провел  параллель с задержанием экс-премьера  Украины Юлии Тимошенко. Он сказал, что после этого, Украина попала в изоляцию со стороны Европы, и Грузии угрожает тоже самое. Насколько точны эти параллели, и как вы оцените его заявление?
- Я очень пытаюсь не фокусироваться  на соседних странах и не  анализировать, тем более на наших соседних и дружественных странах. И не потому, что я осторожничаю, или очень боюсь. С начала мы должны показать, что являемся той демократической страной, в которой утвердились институции европейского типа. Пока в Европе существуют подобные вопросы в отношении нас, я стараюсь не критиковать и не анализировать другие страны.
 
Что касается в целом высказываний президента, он хочет провести параллель между Тимошенко и Мерабишвили, и думаю, что это верно. Но в Грузии протекает процесс восстановления справедливости. То, что сделал бывший премьер-министр президента, вызвало вопросы у прокуратуры. Пусть будут добры, и до конца дождутся суда, пусть не делают предварительных заявлений, тем более, они больше меня знают о том, что они совершили.
 
- Как вы охарактеризуете господина  Гиоргия Маргвелашвили, что вы  думаете о его возможных конкурентах, на основании каких из его  качеств, вы приняли решение представить  его кандидатом на президентские  выборы? Как говорят ваши оппоненты, он был министром с низким рейтингом.
- Я не согласен с этими  рейтингами. У нас была очень  хорошая команда, очень хорошее  правительство. Министры один лучше  другого. Если спросить меня, я  бы выделил две группы по  рейтингам – хорошая и очень  хорошая. Здесь сложно присудить  первое или второе место, и я бы и не пытался, так как много успешных министров.
 
Абсолютное большинство министров, несмотря на то, что они очень успешно управляют своими министерствами, думаю, не имеют такого государственного видения, как у Гирогия. Гиоргий другого уровня. Может другие обидятся, но ни у одного министра нет такого уровня государственного видения, хотя они подрастут, и будут лучше.
 
У Гирогия Маргвелашвили это уже есть. Он может управлять государством, может в кризисной ситуации, не теряться и принимать достойные решения. Он очень креативный, дружелюбный и надежный человек. Он командный игрок, и в команде все его любят.
 
Меня больше всего интересует, какое свойство не достает Гиоргию, которое должно быть у президента страны. Никто не смог ответить мне. Я думаю, у него в избытке все свойства, которые нужны президенту страны. Я не знаю, какое еще положительное качество может существовать, которого бы у него не было.
 
Что касается конкурентов, думаю, что к несчастью, у Гиоргия нет серьезного конкурента, и не будет. Это тоже результат нашего непонятного кружения по кругу в течение 20 лет, и 9-илетнего правления. Политический истеблишмент был практически уничтожен со стороны однопартийной системы, и мы создали коалицию из разрозненных сил.
 
За пределами коалиции объективно, не должны были оставаться сильные партии, так как мы собрали всех кто был здоров. Но не хочу бросать тень на оставшиеся партии. Пусть поможет Бог тем, кто остался и пытается.
 
А представитель «Национального движения», с моего пересмотра, не принесет никакого результата, и это смешно. Если любой гражданин, сегодня независимо представит свою кандидатуру, то получить больше голосов. Думаю, что выходить от «Национального движения» будет дополнительным грузом для кандидата. Наших оппонентов это еще больше раздражит, якобы я пытаюсь сделать что-то, но мне хорошо известно общественное мнение о них.
 
Я думаю, что они не смогут составить серьезную конкуренцию Гиоргию. Такова нынешняя реальность. Хотя, для будущего, было бы интереснее, чтобы в выборах подобного типа была более острая конкуренция.
 
- Как вы оцените процесс грузино-российских  переговоров? Вы считаете достаточной  активность Зураба Абашидзе, или  же, как предполагают эксперты, на  данном этапе, пошло бы на пользу  ведение народной дипломатии?
- Я очень осторожен. Ко мне  приходят многие, спрашивают, утверждают, что я друг Путина и т.д., я сторонюсь всех и думаю, что  ситуация, с которой мы начинаем, очень сложная сегодня. Мы пытаемся  не допустить еще какой-то ошибки. Следовательно, активность, расширение этих переговоров и более активное ведение, по моему мнению, опасно. Мы должны показать им наше лицо, показать наш почерк. Посоле нашего прихода, как они, так и другие увидели, кто мы есть и какие мы. Думаю, первый этап, тот минимум, который был, и о котором я говорил – это необходимость восстановления торговых связей и углубление культурных отношений – этот процесс ведется успешно, и, думаю, в скором времени окончательно завершится.
 
У меня нет более масштабной иллюзии, и раньше я тоже не давал обещаний, что за 1-2 года мы урегулируем отношения с Россией. Этому нужно время. Мы очень тяжело перенесли август 2008 года. И психологически, и по-человечески… Раны должны затянутся, но я абсолютно убежден, что отношения с Россией, шаг за шагом обязательно урегулируются. Но не быстро. Мы должны методично следовать этому. Первое, что было необходимо, сделали довольно быстро. Сейчас я не намерен замедлять эти процессы, но я считаюсь с реальностью, что развитие процессов и восстановление территориальной целостности, не быстрый процесс. Несмотря на это, через несколько лет, это обязательно произойдет. Мы должны с терпением относиться к этому, и не торопиться.
 
- Когда мы пригласил российских  журналистов приехать, и ознакомиться  с ситуацией внутри страны, предыдущие власти изгнали их из аэропорта. Не ожидает ли подобная угроза российских журналистов и сейчас?
- Упаси Бог, как можно делать  подобное. Именно журналисты, спортсмены, деятели искусства должны смочь  углубить диалог.
 
На встрече с экспертами у меня была большая полемика с госпожой Элене Хоштария, с которой не был раньше знаком. Ее интересовала наша политика по оккупированным территориям. Пусть это называют политикой смягчения, и «Национальное движение» считает, что мы уже сдаем территории России.
 
Это шаг к тому, чтобы у нас получилась коммуникация, начать диалог, упростить переезд. Думаю, немного позднее, мы начнем разговор об упрощении виз с их стороны. Еще позднее может получится упразднить визовый режим. Думаю, я убедил и госпожу Элене, что это ничего не портит, и делается для того, чтобы потихоньку улучшить и упорядочить отношения.
 
- Не будет ли целесообразным  активировать народную дипломатию  в отношении Цхинвали и Сухуми? Я подразумеваю диалог спортсменов, деятелей культуры и журналистов, конференции и поездки, которые смогут разбить эту стену?
- Мы пытаемся, однако конференции  и широкомасштабные мероприятия  сегодня невозможны. То что возможно, и что называется народной  дипломатией – мы пытаемся  сделать это, и посылаем сигналы. Первый и главный сигнал, о котором я постоянно говорю, что мы никогда даже не должны думать, что мы можем силой восстановить и утвердить отношения с ними. У них должно появиться желание для этого. Это наша главная претензия. Когда я говорил с вами об экономике, я сказал, что экономика решающая для того, чтобы восстановить дружеские отношения с нашими братьями – осетинами и абхазами, и восстановить территориальную целостность. Мы должны показать им такую Грузию, чтобы они увидели и поверили, что Грузия – теплая страна. У них должно появиться желание жить с нами. Силой это не получится, и пусть никто даже не думает об этом.
 
- В какой перспективе может  быть восстановлена перевозка  грузов через железную дорогу  и через Рокский тоннель?
- 5 июня планируется очередная встреча Зураба Абашидзе и российского представителя. Насколько я знаю, этот вопрос будет обсуждаться на встрече.
 
И здесь поспешность может испортить дело. К сожалению, сегодня в восстановлении этой железной дороги, политика играет намного большую роль, чем экономика. Мы должны осторожно относиться к этому. У нас большое желание. Есть желание с разных сторон, но это необходимо хорошо упорядочить, чтобы вновь что-то не испортилось, и в нашей стране было понятно всем, что это только на пользу стране, и не наносит вред.
 
- Здесь же спрошу про  железную дорогу Карс-Ахалкалаки  – позиция правительства была  пересмотрена несколько раз. По  мнению части экспертов, это составляет  серьезную угрозу грузинским  портам. Пока не разработана политика  тарифов со стороны Турции, и не повредит ли это экономике Грузии?

- На первом этапе, возможно  это создаст проблемы для наших  портов и железной дороге. Это  взяли на заметку, и сегодня  напоминают, что я непоследователен  и меняю позиции. Я не меняю, я вновь согласен с тем подозрением, которое выразил в начале, но это не страшно. Это сбалансируется в очень короткое время и очень просто.
 
Азербайджан наш очень хороший партнер, и мы углубляем с ним дружеские связи. Считайте, что между двумя странами не может быть лучших отношений. Мы уже установили партнерство и дружбу с этой страной, и мы будем продолжать это.
 
Карс-Ахалкалаки, естественно очень интересен для нашей экономики, или хотите, политики. Практически, он будет перевозить все грузы из Средней Азии. Это интересный проект. Сейчас что-то говорят о том, что мы якобы тормозим его, но упаси Бог, напротив. В эти дни состоялись встречи по этим вопросам, и мы стараемся, чтобы строительство этой линии продолжилось абсолютно форсировано.
 
Естественно, на каком-то этапе возможно что пострадают порт и железная дорога, но, это можно так легко решить, что даже не стоит делать акцент. Хотя, наши оппоненты, вновь могут погнаться за нами.
 
- Число грузинских военных  погибших в Афганистане, уже достигло 22. Насколько целесообразно пребывание грузинской военной части в Афганистане в таком количестве и форме, когда европейские страны сократили свой контингент. Какие переговоры ведет правительство Грузии с НАТО, на период после 2014 года?
- Мы продолжим участие  в миссии ISAF. Наши военные продолжат службу в Афганистане и после 2014 года, и будут принимать участие в процессе восстановления мира. Что касается числа военных, это уточняется. В целом, я на очень высоком уровне оцениваю участие наших солдат. Это представляет нашу страну на очень высоком уровне. Наши солдаты учатся действиям в военной ситуации, и это хорошая школа. Конечно, к сожалению, у нас есть погибшие. В будущем необходимо максимально использовать превентивные действия, чтобы ни было.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.