Ну, конечно, есть проблемы безопасности, Карабаха, «Смерча» и «Урагана», тысячи других проблем. Но есть также одно обстоятельство, которое облегчило выбор евразийского пути. Мы – евразийцы, и нам это направление близко по духу.
 
Пусть поднимут руки те, кто имеют европейское происхождение. Один, два, тысяча, две тысячи… Мы, все остальные, – местные, из евразийского региона и происходим с территории, расположенной на границе Европы и Азии: с Третьего участка, Конда, Каринтака, Джавахка, Авлабара, Баку и Кировабада, Муша и Карса, Краснодара, а теперь и немного из Алеппо.
 
И наши интересы тоже евразийские: любим и Омара Хайяма, и Достоевского, и Чингиза Айтматова, и Генриха Белля. Поем «Естердей» и «Джуджалярим», едим лагмаджо и атлантическую рыбу под французским соусом, пьем «Гиннесс» и «Авшар», отдыхаем в Ницце и Анталии.
 
Давайте признаемся, что даже европейская часть этой нашей раздвоенной, или если хотите двуединой, сущности на самом деле южно-европейская. Я уже не говорю о том, что мы такие же сепаратисты, как и баски, на свадьбах танцуем «Сиртаки». Просто мы по натуре очень похожи на южных европейцев. Например, мы получаем неописуемое удовольствие от того, что обманываем туристов. Я как-то отправился в один известный монастырский комплекс. На площади напротив, где останавливаются огромные туристические автобусы, местные жители продают «настоящую кизиловую водку». Я решил поддержать местного производителя, но когда на обратном пути чуточку пригубил, то почувствовал запах химического вещества, которого, наверное, не производит даже самый ядовитый цех «Наирита»… Но ведь не поеду же я обратно выливать «настоящую кизиловую водку» на голову продавца. Да и жалко его, сразу лишится волос, а заодно, возможно, и ушей. И местные жители знают, что покупатель обратно не приедет.
 
Через несколько недель в центре Рима я решил поддержать их местного производителя и купил сорочку с красивым изображением Колизея. Когда в Ереване постирал ее, от Колизея остался абстрактный рисунок. И сейчас, когда я ее надеваю, все спрашивают, где я купил сорочку с изображением картины Кандинского, выставленной в Ереванской государственной картинной галерее. А ведь обманщик из Рима тоже знает, что я не вернусь обратно. Знаете, это даже не обман, а какое-то приятное ощущение: я надул тебя, иностранца, значит я умнее тебя. Ну, есть это неописуемо приятное национальное ощущение и у нас, армян, и у соотечественников Адриано Челентано.
 
Мы также не любим, когда нам говорят: вы не очень хорошие и должны исправиться. Это тоже сближает нас с Южной Европой. Не буду даже напоминать, что скандировали несколько месяцев назад греки в адрес Ангелы Меркель, когда эта женщина говорила: «Дорогие греки, вы живете на очень широкую ногу. Так не пойдет, вы очень мало работаете и очень-очень много тратите». Как только не обозвали греки бедную госпожу канцлер – и «фашистом», и «диктатором Европы»…
 
А теперь вспомните, как мы еще несколько лет назад отреагировали, когда Совет Европы заявил, что мы проводим не очень хорошие выборы и что наша демократия, мягко говоря, хромает. «Страсбург для нас не политбюро», - прозвучал наш гордый ответ из Еревана. То есть молчите и сидите на своем месте, не вам учить нас уму-разуму. Может, у нас есть основание обижаться на европейцев. Они же упорно не хотят принимать европейскую половину нашей сущности, постоянно видят только нашу азиатскую часть. Нет, речь не об этой последней истории с ассоциацией. Здесь, конечно, нам сказать нечего, мы сами вдруг добровольно решили пойти по таможенной тропе. Но я же помню, что европейцы и раньше не принимали нас с особым удовольствием и распростертыми объятиями, не пускали в Шенген. Вас всегда пускали? Мне, например, отказали. И не объяснили, по какой причине. Наверное, по моему голодному взгляду поняли, что я поеду и отниму у них, у европейцев, хлеб. Хотя я уже тогда жил в Европе и ел хлеб европейцев без въезда в Шенген. Могу засвидетельствовать: во всяком случае, там, где я жил, хлеб был довольно безвкусным, буханка нашей «Горветки» в тысячу раз вкуснее.
 
Одним словом, они никогда не признавали европейский компонент нашей евразийской сущности. Но всегда с готовностью признавали наше азиатство, когда мы, разумеется, шли в другом направлении. Вот я и говорю: может, в какой-то мере и в этом причина того, что 3 сентября мы решили пойти именно этим, хорошо известным нам еще с советских времен путем. Там от нас даже визы не требуют. Наоборот, разрабатывают миграционные программы, чтобы мы приезжали и клали асфальт. Там тоже нелегко жить. Если для приезда в Европу нужно пройти курсы английского, французского и немецкого языков (а сейчас многие учат даже голландский и шведский), то для того, чтобы поехать в другом направлении, достаточно ставшего для нас уже родным и домашним русского языка. Причем во всех трех странах Таможенного союза, потому что для них русский тоже родной и домашний. Там нас действительно хорошо принимают, даже приглашают на традиционные скачки Владимира Путина. Там, на эсэнговской территории, можно все на том же русском языке свободно общаться с родными лицами – Путиным, Назарбаевым, Батькой, Рахмоновым, Керимовым и даже новым Туркменбаши (не помню по имени-отчеству, очень сложно). Они же люди основательные, бессменные, не то, что европейские лидеры, которые меняются очень быстро и даже ни разу не приглашают тебя к себе, я уже не говорю об их приезде в Ереван.
 
С этими основательными мужчинами всегда можно за рюмкой водки «Смирнов» под каспийскую икорку вести задушевные беседы на близкие по духу темы. Например, о том, какая плохая везде оппозиция, единственная цель которой препятствовать успешному ходу реформ. Или какие прошли чистые выборы, на которые придирчивые чиновники из ОБСЕ пытаются навесить ярлыки. И вообще, до чего непонятные и несправедливые требования у этих европейцев – демократия, права человека, свобода слова.. Ведь мы все можем «выбить» на выборах тот процент, который нам нужен, но не делаем этого, потому что все мы постоянно избираемся и переизбираемся благодаря всеобщей любви народа.
 
Одним словом, на той стороне много приятных вещей, наверное, поэтому мы пошли в этом направлении. Потому что Евразия принимает нас такой, какие мы есть – евразийцами. А Европа говорит: нет, сперва станьте европейцами, а то вы только нашу европейскую зарплату хотите, а жить по европейским законам и правилам отказываетесь. Но мы, армяне, всегда останемся верны нашим традиционным, идущим от дедов «и…, и». И если нужно будет, то заключим соглашение не только с ЕврАзЭс, но и с латиноамериканским МЕРКОСУР… Тем более, что в будущем году в Бразилии будет футбол. Может, выделят билеты со скидкой на «Маракану». Даже если наши не выйдут в финал. Но будет лучше, если они разгромят датчан. Ребята, мы на вас надеемся, сожрите живьем этих европейцев. Все равно они не хотят ассоциироваться с нами…  

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.