Опрос под названием «Современная российская идентичность: измерения, вызовы, ответы» Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) был проведен по заказу Международного дискуссионного клуба «Валдай». Однако Владимир Путин предпочел раскритиковать США за позицию в отношении Сирии, упрекнуть Запад за отход от христианских ценностей, разрекламировать свое детище Таможенный союз и, конечно же, в очередной раз рассказать всему миру, что русские и украинцы — один народ. А вот ответить на вопрос: «Кто такие россияне?» (по результатам опроса), времени так и не нашлось, хотя тема была заявлена в качестве основной. Жаль, потому что исследование ВЦИОМ показало довольно проблемные факторы в российском обществе. Так, например, в части территориальной идентичности 56% россиян считают российской территорией принадлежащий Украине Крым. Южная Осетия и Абхазия, по мнению 30% опрошенных, тоже Россия.

А вот российские Дагестан и Чечня, по представлению более половины респондентов, «не наши». Еще меньший процент получили жители этих территорий. Дагестанцев, чеченцев, ингушей своими считают только 7% россиян. Тогда как украинцы, имеющие отдельное независимое государство, признаются своими. За это проголосовало 44% опрошенных. «На мой взгляд, есть ряд проблем в нашей идентичности, которые пока не позволяют назвать ее окончательно сформировавшейся, — комментирует результаты опроса гендиректор ВЦИОМ Валерий Федоров в интервью expert.ru. — Кто такие россияне? Граждане России, владеющие русским языком, независимо от происхождения? Или исключительно русские по крови? Или получившие воспитание в русской среде и культуре, вне зависимости от гражданства и места проживания?». И эти проблемы, хотя речь об идентичности на Валдайском клубе не шла, прекрасно понимают в Кремле. И решают их часто довольно оригинально, например, без зазрения совести заимствуя нашу историю. Не отсюда ли повторяем, словно мантру: россияне и украинцы — один народ. И — теория «русского мира». И — любовь России к украинским символам. Мы попытались разобраться, чем угрожает Украине поиск россиянами своей идентичности?

Комментарии

«Если бы Россия и Украина усвоили, что проблемы нужно искать внутри себя, — выиграли бы обе страны»

Виктор Мироненко, руководитель Центра украинских исследований Института Европы Российской академии наук, кандидат исторических наук, главный редактор журнала «Современная Европа»:

— Я считаю, что каждый человек по отдельности, как и группа людей, обладает целым рядом идентичностей, которые расположены в разном порядке. Он может меняться в зависимости от жизненных условий человека. Однако дело не в этом. Поиск личной идентичности, самоосознания и самоопределения — это интимный процесс. Лучше, если каждый народ будет заниматься этим самостоятельно. Я абсолютно не вижу угрозы в том, что граждане Российской Федерации находятся в поиске общей идентичности, которая могла бы помочь им решить экономические и политические проблемы, которые стоят перед ними. Россия очень многонациональная, многоконфессиональная, многокультурная страна, и для нее это очень острая проблема. Полагаю, скорее нужно искать не этническую и культурную идентичность, а политическую, если мы хотим сохранить Российскую Федерацию.

Чем это может угрожать Украине? Думаю, ничем: угрозы Украине находятся, прежде всего, внутри ее самой, в том числе и в особенностях поиска украинской идентичности. Меня очень беспокоит как этнического украинца то, что все чаще акцент делается на том, что было бы все очень хорошо и все бы проблемы разрешились, если бы не мешала Российская Федерация. Не хочу сказать, что российские политики и администрация (желанием решать какие-то свои проблемы) не делают ошибок и не вредят Украине. Они вредят и мешают, что, к сожалению, часто бывает. Однако опасна сама тенденция — процесс самоидентификации предполагает не только определение себя как личности, народа как народа в позитивном смысле, но и способность видеть свои недостатки и проблемы, перекладывать их на других. Считаю, если бы российское и украинское общества усвоили бы эту истину — о том, что нужно искать свои проблемы, прежде всего, внутри себя — от этого бы выиграли обе страны и оба народа.

«Угрозы для Украины связаны исключительно с силой или слабостью внутренних связей в самой Украине»

Владимир Бойко, историк, Чернигов:

— Для начала хотел бы подтвердить данные российских социологов собственным эмпирическим опытом. Расскажу случай, произошедший со мной в аэропорту Домодедово два года назад. Мы прилетели из Киева, и нужно было пройти паспортно-таможенный контроль. Очередей было несколько: две для граждан Российской Федерации (первая шла медленно, вторая — намного быстрее) и одна для иностранцев, которая в то время была закрыта. Когда мы все это увидели, то подошли к представителю пограничной службы и поинтересовались, что делать в ситуации, когда стойка для иностранцев, которыми фактически были и мы, не работает. Нам сказали становиться в первую очередь, которая, была значительной короче. В этом и заключался весь «фокус». Ведь в очереди, которая шла очень медленно, стояли преимущественно выходцы из Северного Кавказа. Таким образом, мы попали во внутреннюю очередь России, но не северокавказскую (!). Поэтому я могу допустить, что с точки зрения этих пограничников мы полностью вписывались в ту идентификацию, и то понимание русских, которое заключается в том, что Северный Кавказ находится как-то немного дальше, чем Украина. По крайней мере, мне так показалось.

Относительно того, чем может угрожать Украине поиск россиянами собственной идентичности, то для начала нужно понять, а что же в данном случае нужно понимать под угрозой. Откуда эта угроза может идти — от российского государства с его нынешним руководством, от массового сознания русских, которое может побуждать на определенные действия или, возможно, стоит говорить о каких-то внутренних разломах внутри Украины, которые при определенных обстоятельствах могут быть спровоцированы и будут иметь шанс сработать и тому подобное. Но и это не настолько важно, потому что, как по мне, проблема русской идентичности есть, скорее, проблемой самой Российской Федерации, и ее граждан, чем эфемерной угрозой для Украины.

Объясню почему: сейчас складывается определенная уникальная ситуация, когда подавляющее большинство украинской политической элиты и граждан сошлись на одном знаменателе. Пусть ситуативно, пусть это предопределено целым рядом независимых одна от другой причин, но, тем не менее, так оно получилось. Эта ситуация, мы должны признать, является едва не идеальной по логике вещей, а потому, как бы в данном случае россияне к этому не относились — или в массовом сознании, или российская власть — простите, если есть определенная консолидированная позиция внутри страны, то какая здесь угроза — пошумят и успокоятся.

Таким образом, я веду к тому, что какие-то потенциальные для Украины угрозы могут быть связаны исключительно с силой или слабостью внутренних связей в самой Украине. То есть, это не является непосредственной угрозой со стороны России или других соседей. Конечно, при определенных обстоятельствах и она может сработать, но если как власть, так и оппозиция будут проводить более-менее удачную политику в самой Украине, то в этой ситуации они смогут маневрировать настолько, чтобы не подставлять страну в целом. Также ни в коем случае не следует забывать, что в России и до сих пор есть определенные имперские атавизмы, которые, к сожалению, никуда не исчезли.

Однако, подытоживая, я все-таки не склонен именно в РФ искать первопричины, пусть даже теоретические, украинских бед. Думаю, искать их необходимо, прежде всего, у себя. Только тогда вероятность такой угрозы уменьшится до минимума.

«Поиски россиянами идентичности имеют контраргумент — мы должны определиться с собственной идентичностью»

Юрий Шаповал, профессор, доктор исторических наук:

— Во-первых, в последнее время в российском обществе мы наблюдаем в известной степени нездоровые, с моей точки зрения, явления. Я, например, был поражен риторикой Поветкина перед этим, теперь уже знаменитым боем с Владимиром Кличко, когда он несколько раз повторял как мантру то, что он бьется за Россию. Сложилась иллюзия, что для Поветкина этот бой стал полуполитической акцией, чем спортивным соревнованием. В то же время, мы услышали совсем другую, более сдержанную, «спортивную» риторику со стороны Владимира Кличко. Поэтому мне кажется, что эта маленькая картинка является очень важной и характерной для понимания той ситуации, которая сложилась в нынешней России. Сегодня там мы имеем какую-то абсолютно уникальную политико-идеологическую смесь, где невероятным образом комбинируются атавизмы сталинского времени, рудименты советского мышления, а остатки коммунистических идей удивительнейшим образом совмещаются с тем, что сейчас называют «диким капитализмом». Мне кажется, что эта ситуация является типичной для сегодняшней России.

Почему она имеет место? Думаю, это уже проблема самих россиян, но здесь есть определенная, как мне кажется, угроза для Украины и для того, что у нас происходит, потому что все, начиная с президента Путина, постоянно повторяют одно и то же мнение, суть которого сводится к тому, что русские и украинцы — один народ. Поэтому, понятно, что в этом контексте определенные угрозы для Украины все же есть.

С другой стороны, я бы особо не драматизировал вышеупомянутые процессы, потому что эти все поиски идентичности имеют один неопровержимый позитив — они очень четко демонстрируют миру, чем в действительности является сегодняшняя Россия, которой является идеология, мотивация действий российского истеблишмента. В конечном итоге, речь идет о лакмусовой бумажке цивилизованности. Последняя, в частности, оказывается в толерантном, демократическом отношении к другим нациям и народам. Именно поэтому для меня стал невероятно характерным и типичным этот контраст между сталинским гимном, который пел на ринге одиозный Иосиф Давидович Кобзон, и тем, что пела наша Джамала, какая акапельно исполнила гимн Украины в стиле, скорее, неагрессивной лирической песни, чем в лучших традициях воссоздания типичного государственного гимна. Для меня это было очень важным сопоставлением и в нем, как в капле воды, также отразилась сегодняшняя ситуация в России.

Подытоживая, прибавлю, что здесь все-таки все эти поиски русскими собственной идентичности имеют очень серьезный, весомый контраргумент — мы должны в конечном итоге определиться с собственной идентичностью. Это вопрос для нас сейчас является очень важным. Конечно, за россиянами мы можем наблюдать, комментировать, анализировать, но то, что делается в последнее время в украинском социуме, мне представляется намного более важным. Здесь тоже есть очень много вопросов!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.