Бывший президент Украины Виктор Ющенко критикует переговорную стратегию ЕС. По его мнению, Брюссель чрезмерно сконцентрировался на деле Тимошенко.

После того, как украинское правительство под сильным давлением со стороны России заморозило процесс сближения с ЕС, во вторник по многим городам страны прокатилась волна протестов. В Киеве демонстранты собрались на площади перед домом правительства. Милиция применила против них слезоточивый газ и дубинки. Бывший президент Виктор Ющенко рассуждает в интервью о возможных вариантах дальнейшего развития событий в своей стране.

Die Welt: Г-н Ющенко, что вы думаете о смене курса правительством Украины?


Виктор Ющенко: Я очень расстроен этим решением. Европа является в настоящий момент важнейшим интегрирующим фактором для нашей нации. В прошлом году за интеграцию с ЕС проголосовало 315 депутатов парламента, то есть больше двух третей. Но после этого в парламенте, к сожалению, постоянно возникали все новые и новые конфликты.

– Как вы считаете, стратегия ЕС была правильной?

– Стратегия ЕС была в последние годы небезошибочна. ЕС сконцентрировался на деталях, не имея общего представления о том, как себя вести. Брюссель выдвигал множество требований, которые, конечно, были правильными. Украина в последние полгода приняла около 35 законов, многие из которых были весьма болезненными. Львиная доля ожидавшихся реформ была свернута. Зато отдельные аспекты, которые зачастую были излишне политизированы, в частности, дело Тимошенко, были поставлены во главу угла. То есть вопросы, которые должны были решаться уже после нашего сближения с Европой, были ею поставлены перед Киевом в ультимативной форме. Это в итоге ослабило нашу веру в то, что дверь в ЕС для нас действительно открыта.

– Вы надеетесь на освобождение вашей бывшей соратницы Тимошенко?


– Да, я переживаю за нее. Это дело должно быть решено правовыми и политическими средствами. Но в стране, где различные политические силы совершенно не доверяют друг другу, это будет проблематично. Поэтому нам нужен «круглый стол» с участием посредников, причем посредников из ЕС – так же, как это было во время революции 2004 года. Возможно, посредникам придется дать украинцам определенные гарантии.

– А что было бы в случае, если бы Украина присоединилась к Таможенному союзу, инициированному Россией?


– Это, по сути, предложение признать свой колониальный статус. Россия говорит: «Мы принимаем вас такими, какие вы есть, не выдвигаем никаких требований и не навязываем вам никаких законов. Нам нужна только ваша добрая воля». Все произошло бы очень стремительно, не было бы никаких трудновыполнимых условий. За эту политику полагается и определенное вознаграждение. Но на самом деле это приглашение в рабство.

– Правительство в Киеве утверждает, что приостановило сближение с ЕС в интересах «национальной безопасности». Кое-кто опасается, что экономическое давление со стороны России может привести вашу страну к дефолту.


– Наш дефицит торгового баланса составляет четыре миллиарда долларов. Это много, но не смертельно. Если вести современную политику, то необходимые деньги можно найти. Наш госдолг намного меньше, чем у Греции или Испании. Но если к этому добавится политическая изоляция, то это может быть опасно.

– При вашем преемнике на посту президента Януковиче Украина существенно сократила импорт газа из России и сэкономила большие средства. Это можно назвать успехом?

– Да, это был определенный успех. Но Киев признал преступный газовый договор от 2009 года (заключенный тогдашней главой правительства Тимошенко и тогдашним российским премьером Путиным), вместо того чтобы собраться за «круглым столом» и вести переговоры. Поэтому сейчас мы больше всех в Европе платим за газ и получаем втрое, а то и вчетверо меньше денег за его транзит, чем другие страны. А за недобор газа из России у нас набежали штрафы в размере 19 миллиардов долларов. Этот газовый договор сковывает нас по рукам и ногам. После этого Янукович в 2010 году заключил в Харькове еще один большой договор с Россией. Эти два соглашения стали самыми большими политическими ошибками последних лет.

– Что вы можете сказать по поводу таких новых лидеров оппозиции, как Виталий Кличко? Вы бы проголосовали за него?


– Спросите меня об этом через год. Курс, взятый как властью, так и оппозицией, мне принципиально не нравится. И те, и другие так или иначе всего лишь борются за власть.

– Националистическая партия «Свобода» угрожает демократии?


– В кризисные времена всегда появляются радикальные силы. Но нашей нации нужен диалог. Мы должны научиться говорить друг с другом без ультиматумов. А выдвижение радикальных идей – это плохой пример другим. 

– Борьба за власть может быть опасной. Вас самого во время президентской избирательной кампании 2004 года отравили диоксином. Как продвигается следствие по этому делу? Преступников удалось найти?


– Тогда, еще в ходе предвыборной борьбы, была проведена медицинская экспертиза, было начато следствие. Однако через некоторое время соответствующие органы заявили, что никакого отравления не было. При этом у меня не брали никаких анализов. Следствие было закрыто. Позже я обследовался в Вене, и лаборатории в нашей стране, получив результаты анализов, также пришли к выводу, что отравления не было. В 2005 году (когда Ющенко уже был президентом – прим. ред.) мы затребовали международное заключение, и мои анализы были сделаны в лабораториях четырех стран, и тогда все-таки были обнаружены остатки диоксина. Однако результат налицо: отравление было. Прокуратура занимается расследованием. Оно длится уже семь лет.

– Но потом, в 2010 году, соотношение сил вновь изменилось…

– Вдруг власти заявили: нам нужно новое, украинское обследование. Но оно уже в первый раз ничего не дало. Это бесполезно, потому что компетентные органы слишком зависимы от политической власти. Тогда я предложил Генеральной прокуратуре провести еще одно международное обследование. А если они имели сомнения в подлинности предыдущего обследования, то они должны были открыто сказать, чем вызваны их сомнения.

– Генеральный прокурор Виктор Пшонка теперь грозится насильно взять вашу кровь на анализ.


– Я три-четыре месяца назад уже проинформировал генпрокуратуру о своей готовности вновь сдать кровь – для международного обследования. Но не для украинского, результаты которого могут быть подделаны под давлением определенных политических сил. Мне что, еще 20 лет бороться против этих манипуляций? Кроме того, у меня до сих пор есть пробы от 2004 года, опечатанные тогда генпрокуратурой. Я могу предоставить и их.

– Высказывались предположения, что вас отравили во время ужина с заместителем руководителя службы безопасности Украины.


– Заказчиков нужно искать гораздо выше.

– Как вы думаете, заказ поступил с Украины? Или из России?


– Я думаю, что заказчиков надо искать не только на Украине. В любом случае, трое из участников того ужина сразу же уехали в Россию – замглавы СБУ и двое его поваров. Но мы не должны отбирать хлеб у нашей юстиции. Следствие еще не окончено.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.