Берлин - Корреспондент DW Никита Жолквер беседовал в Берлине с экспертами, изучающими проблемы правого радикализма, национализма и ксенофобии на Украине и в других европейских странах.

Если верить кремлевским СМИ, то в феврале на Украине произошел «фашистский путч», власть захватила «хунта», в Киеве окопались «бандеровцы», неонацисты, антисемиты и ультра-националисты, а в результате страна оказалась на пороге праворадикальной диктатуры. А, может быть, уже и за таким порогом.

В подтверждение приводится участие радикальных сил в протестах на Майдане и в отрядах его самообороны, а также присутствие в составе украинского правительства и прочих властных структурах представителей партии «Свобода» и влияние на политическую жизнь «Правого сектора». Вслед за российскими журналистами беспокойство стали проявлять и немецкие.

Но что на самом деле представляют собой такого рода украинские организации? Насколько велика исходящая от них угроза? Много ли у них сторонников? Эксперты из Украины, Израиля и Великобритании, приезжавшие на этой неделе в Берлин, оценивают ситуацию куда менее драматично, чем российские СМИ.

Кто они - украинские ультрас?

Сторонник партии «Свобода» у здания Верховной Рады Украины в Киеве


Председатель Ассоциации Еврейских организаций и общин Украины Иосиф Зисельс слегка пренебрежительно называет их «радикально-демагогическими» группировками, «воздушными шариками», «мыльными пузырями». В беседе с корреспондентом DW, он заявил, что, «как это часто бывает в периоды революций, со дна на поверхность поднялась всякая муть».

По оценке исследователя европейского правого радикализма Антона Шеховцова из британского University College London, «Свобода» - это классическая правопопулистская партия. «Если брать европейские аналоги, - сказал он в интервью DW, - то ее можно сравнить с французским Национальным фронтом того времени в 90-е и начале нулевых годов, когда его еще возглавлял Жан-Мари Ле Пен, или с Австрийской партией свободы под руководством Йорга Хайдера, погибшего в автокатастрофе в 2008 году».

«Правый сектор», по его мнению, это разношерстное объединение, основу которого составляет «Тризуб» («Трезубец») Дмитрия Яроша. Идеологию «Тризуба» Антон Шеховцов характеризует как национал-консерватизм, похожий на тот, который исповедует польская партия «Право и справедливость».

Идеология Яроша

По мнению руководителя израильской программы мониторинга ксенофобии на Украине Вячеслава Лихачева, конкретно Яроша корректно сравнивать с европейскими христианскими демократами.

«Он консервативный, он за свободный рынок, за снижение налогов, за христианские ценности, - пояснил Лихачев в интервью DW. - У него лично нет ни этнического национализма, ни каких-то элементов расизма, ни ксенофобии».

Есть, правда, в «Правом секторе» и более радикальные группировки вроде «Патриотов Украины», они же - «Социал-национальная ассамблея», которые Антон Шеховцов квалифицирует как расистские и неонацистские. Лихачев называет неонацистской еще и организацию «Белый молот», от которой, однако, «Правый сектор» уже отмежевался.

Отождествлять же новую украинскую власть с такого рода группировками нет, по словам Шеховцова, никакого основания. Им не может служить наличие в правительстве двух министров от партии «Свобода», пошутил он, «занимающих столь важные и ответственные посты, как министр экологии и министр аграрной политики».

Роль правых на Майдане

По данным собеседников DW, и роль представителей радикальных группировок в протестах на Майдане была незначительной. Вячеслав Лихачев приводит такие цифры:

По имеющимся оценкам, в протестах в разных городах Украины - на их пике - активное участие принимали до двух миллионов человек. Еще несколько миллионов были вовлечены в обеспечивающую протесты инфраструктуру.

«В январе, в ходе противостояний на Грушевского, в которых «Правый сектор» и сыграл какую-то роль, его представителей было порядка 300 человек, - говорит Лихачев. - Потом они стали немножко популярнее, и к февралю их количество увеличилось, может быть, до 500. При этом в самообороне по всей Украине было больше 30 тысяч человек, половина из них в Киеве».

Рейтинг радикалов

Теперь, однако, популярность радикальных украинских группировок и популистов пошла на спад. Так, указывает Антон Шеховцов, согласно последнему из проведенных опросов, президентский рейтинг лидера партии «Свобода» Олега Тягнибока составляет примерно 2,5 процента. А парламентский рейтинг его партии - около 5 процентов. «Это вполовину меньше, чем было у партии в 2012 году», - напоминает эксперт.

Президентский рейтинг Дмитрия Яроша - менее двух процентов, а его «Правый сектор» в случае участия в парламентских выборах может рассчитывать на два с половиной процента, что недостаточно для преодоления действующего на Украине пятипроцентного барьера.

Свое собственное исследование проводил на Украине и Иосиф Зисельс. По его данным, пик популярности «Свободы» пришелся на февраль 2013 года, когда рейтинг партии составлял 9,1 процента, в сентябре - 5,3 процента, в декабре того года - 5,1, а сейчас, по подсчетам Зисельса, 3,5 процента. «Если бы сегодня состоялись выборы, - сказал он корреспонденту DW, - то у них и трех с половиной не набралось бы, поскольку тренд явно негативный, и в парламент партия не прошла бы». Ядро же, которое стабильно голосует за «Свободу» - это, по его данным, примерно 1,7 процента в общеукраинском измерении.

По мнению Шеховцова, эта партия дискредитировала себя во время протестов на Майдане, «потому что была замешана в ряде акций, которые поляризовали общество». В качестве примера он приводит проведение марша в честь Степана Бандеры первого января, что, по словам Шеховцова, было негативно воспринято даже теми, кто к Бандере относится достаточно благожелательно. «Люди понимали, - говорит он,- что сейчас не время для подобных акций, не время ходить с факелами ночью по Киеву, потому что это создает очень негативный образ Евромайдана».

«Говорить о правом радикализме, как о какой-то влиятельной силе, сыгравшей решительную роль в революции или претендующей на значительное влияние в украинской политике, - это просто противоречить фактам», - подвел итог Вячеслав Лихачев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.