Даже в сюрреалистической атмосфере Донецкой Народной Республики Бенес Айо (Beness Aijo) явно выделяется — тощая, в камуфляже не по росту фигура активиста, наполовину нигерийца по происхождению, странно смотрится в рядах «славянских воинов», провозгласивших возрождение Новороссии.

Британские газеты называют Айо бойцом из отборного сепаратистского подразделения. В одной из статей даже говорилось о его «связях с высокопоставленными российскими политическими деятелями». Подчеркивая, что он одно время работал в аэропорту Хитроу, журналисты намекают на угрозу, которую, бесспорно, должен представлять такой опасный тип.

На деле Айо, изучавший микробиологию в Биркбек-колледже Лондонского университета, оказался вежливым и серьезным молодым человеком. Он мало знает о Новороссии и мечтах выкроить из Украины «Новую Россию», но охотно говорит о марксизме-ленинизме и неминуемом торжестве пролетариата. Он не раз попадал в тюрьму за участие в разнообразных политических и общественных кампаниях в Латвии, в Голландии и на Украине. На солдата удачи он ничуть не похож.

Хаотичные и беспорядочные конфликты всегда привлекают иностранных авантюристов. Некоторые из них — безобидные идеалисты вроде Айо, некоторые — законченные фантасты, но попадаются и настоящие боевики. Сейчас на Украине их, безусловно, немало.

Одно из главных условий заключенного на прошлой неделе в Минске, столице Белоруссии, перемирия между Киевом и сепаратистами требует, чтобы все иностранные боевики покинули страну. Украинские власти и их западные сторонники утверждают, что в рядах повстанцев воюют тысячи российских военных. Сепаратисты, в свою очередь, обвиняют «киевскую хунту» в том, что она использует помощь «зарубежных фашистов».

Подобные заявления звучали с самого начала. Пять месяцев назад в Андреевке под Славянском местные жители, доказывая мне, что Запад втайне поддерживает Киев, демонстрировали натовские патроны 5.56 мм, американские армейские пайки и армейскую куртку с нашивкой в виде британского флага. Между тем, появление всего этого можно было объяснить совсем по-другому. Аналогично, пленные, которых украинские военные называли диверсантами из-за российской границы, в итоге оказывались украинцами.

Впрочем, позднее у повстанцев появились такие командиры, как Игорь Стрелков, который, по его собственному признанию под именем Игоря Гиркина из Москвы до прошлого года служил в российской ФСБ. В этом месяце мы также сталкивались с повстанцами, которые не могли точно сказать, когда они прекратили службу в регулярной российской армии.

С другой стороны, частные армии, финансируемые олигархами и сражающиеся за киевское правительство, привлекают в свои ряды ультраправых. Особенно популярен у иностранных добровольцев батальон «Азов», у которого есть англоязычные страницы в социальных сетях. 37-летний отставной солдат из Швеции Микаэль Скилт (Mikael Skillt) присоединился к нему, когда протесты Майдана против правления Януковича «пробудили его воинский дух».

Скилт, который говорит, что он «национал-социалист и этим гордится», «сражается за свободу украинского народа против путинского империалистического фронта». Потом он собирается в Сирию, воевать за режим. Но разве Путин — не союзник Асада? «Да, но Асад противостоит международному сионизму — а это самое важное», — был ответ.

Трудно сказать, когда Скилт отправится в Сирию — и отправится ли он туда вообще. Две недели назад его часть, располагавшаяся в заброшенной летней школе в деревне Широкино под Мариуполем, попала под интенсивный артобстрел, который заставил ее отступить, бросив оружие.

Обстрел осуществили базировавшиеся северо-восточнее российские артиллеристы, которые, по их собственным словам, отправились на Украину «в отпуск».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.