«Если вы позволите агрессии остаться безнаказанной, вы лишь накопите более серьезные проблемы в будущем», — так сказал Дэвид Кэмерон, взывая к международной реакции на российскую военную авантюру, но не на Украине, а в Грузии. И не в этом году, а в 2008-м. Также Кэмерон сделал несколько риторических экскурсов во внешнюю политику, но его пропаганда войны с Кремлем была встречена с некоторым скептицизмом. Критики были правы, подозревая его в показной игре для внутренней аудитории. Но г-н Кэмерон может возразить сегодня, что его основной посыл был правильным. «Россия посылает четкий сигнал странам бывшего Советского Союза, что у них существует лишь ограниченный суверенитет, и они могут вести себя только так, чтобы Москва одобряла их действия». Решение Дэвида Кэмерона не изменит баланс сил, но станет жестом солидарности для страны, подвергшейся нападению со стороны России.

Война Кремля с сепаратистским регионом Грузии в Южной Осетии, с одной стороны, была репетицией нынешних событий в восточной Украине под предлогом использования защиты русскоязычных меньшинств и для отрицания суверенитета и целостности независимого государства. Владимир Путин не видит границ, которые обрели соседние государства после распада Советского Союза, и не считает их окончательными. Он испытывает европейскую готовность вмешаться, если он — или сепаратистские армии, действующие с его помощью, — захотят перерисовать эти границы.

Решение Великобритании отправить военных советников на Украину является сигналом, что такая территориальная агрессия является неприемлемой. С практической точки зрения, прибытие 75 военных советников не изменит баланс сил в восточной части страны, не в последнюю очередь потому, что маленькая Великобритания в любом случае располагается вдали от любых боевых действий. Кэмерона можно обвинить в приоритете жестов над дипломатией. Но, когда ты имеешь дело с Кремлем, подобные жесты иногда имеют значения.

Наличие британских солдат на украинской земле поднимает ставки в той ситуации, которую Путин хорошо понимает. Это сигнализирует иную форму солидарности со страной, страдающей от предупреждений, саммитов и санкций, которые мы наблюдали. Если президент России серьезно относится к перемирию, то наличие нескольких британских военнослужащих не будет иметь для него никакого значения. Если он считает свои обязательства в Минске несерьезными, то такой жест может дать ему передышку. Это станет прецедентом для американских специалистов, которые тренируют украинских военных. Нет сомнений в том, что кремлевская пропагандистская машина изобразит решение Кэмерона как подтверждение экспансии НАТО — только как провокацию, которая подтверждает российское вмешательство на Украине. Но легкость, с которой эти действия могут быть цинично искажены, одновременно являются причиной постараться избежать этого.

Кэмерон посылает сигнал и другим европейским лидерам. Если можно бороться с планами России на Украине, то это можно было бы сделать путем сочетания сильного давления санкций на Путина и расширения помощи Украине как независимому и жизнеспособному государству. Отправка военных советников на Украину лучше, чем отправка оружия, к которому призывают в США для увеличения кровопролития, на которое Россия ответит новой военной эскалацией. Армия Украины нуждается в лучшей армии и командирах из среднего звена офицеров, чтобы воевать. Украинские солдаты показали неоспоримый героизм в войне с сепаратистскими силами, которые были прикрыты ракетными пусковыми установками, артиллерийскими и танковыми колоннами из России. Но их недавнее поражение в Дебальцево и текущие признаки того, что повстанцы нацелились на портовый город Мариуполь, указывает на то, что им нужно создавать оборонную линию. Западное обучение — если оно хорошо контролируется, спланировано и тщательно дозируется — также может помочь создать центр ​​для реформирования армии в посткризисной Украине.

Британская дипломатия поднимает вопрос о готовности Европы сотрудничать с путинской Россией. Польша тоже, кажется, рассматривает вопрос об отправке своих военных инструкторов. Лучшим сценарием будет общая программа подготовки ЕС по политике обороны и безопасности. Но в отсутствие такого сценария национальные инициативы лучше, чем ничего.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.