В Лозанне после длительных переговоров между «шестеркой» (Россия, Китай, США, Великобритания, Франция и Германия) и Ираном были согласованы положения по иранской ядерной программе.

Работы по подготовке всеобъемлющего соглашения было решено завершить до 30 июня.

Согласно достигнутым договоренностям, США и ЕС должны прекратить санкции против Ирана с подтверждением МАГАТЭ выполнения Ираном своих ключевых обязательств в ядерной сфере.

Прекращение санкций означает, что Иран уже может экспортировать нефть и влиять тем самым на ее мировые цены, которые, кстати, после полученных из Швейцарии новостей резко снизились. Правда, пока еще рано говорить о глобальных изменениях на энергетическом рынке, однако если будет создана возможность по экспорту дополнительного миллиона баррелей нефти, ситуация может существенно измениться.

Иран, в свою очередь, согласился не строить в ближайшие 15 лет дополнительные объекты по обогащению урана. Имеется также ряд других обязательств.

Как же в действительности будут реализованы достигнутые договоренности, станет ясно из дальнейшего поведения сторон, так как проблема во многом кроется в деталях.

Что касается нас, то очевидно, что с развязкой иранского клубка интенсифицируются также процессы вокруг Карабаха, так как крупные геополитические игроки (Россия и США), которые преследуют в нашем регионе противоречащие друг другу интересы, прекрасно понимают, что экспорт не только нефти, но и иранского газа, в особенности — карта экспорта, станут ключевыми в отношениях Запада и России. А в этом вопросе, в свою очередь, решающим станет разрешение карабахского вопроса (под «разрешением» непосредственные стороны конфликта и каждая из заинтересованных сторон подразумевают различное).

Перспектива экспорта иранского газа через территорию Турции по целому ряду причин имеет практически нулевые шансы. Остается Кавказ, где решающее значение имеет, в частности, Карабах.

Интересы Ирана и Армении совпадают, поскольку Тегеран выступает за сохранение Карабаха под контролем армянской стороны и наличие у второго армянского государства общей с Ираном границы (в ИРИ есть беспокойство, что в случае перехода Карабаха с освобожденными территориями под контроль Азербайджана турецко-азербайджанская экспансия и расцвет паназеризма на севере Ирана ударят по интересам страны и породят проблемы в сфере безопасности). Иными словами, интересы Ирана и Армении в вопросе сохранения статус-кво Карабаха совпадают.

Иран против размещения в Карабахе миротворческих сил (независимо от того, какая страна будет выступать в роли миротворца), что является еще одним пунктом, где интересы и подходы Ирана и Армении совпадают.

Что касается Запада и России, то столкновение их интересов в нашем регионе очевидно. Первый хочет вытеснить РФ из региона посредством своего оператора — являющейся членом НАТО Турции. Это означает, что изменение статус-кво в вопросе Карабаха имеет для Запада жизненно важное значение. Измениться же статус-кво на данный момент может лишь во вред интересам Армении и Нагорно-Карабахской Республики.

Армения с ослабевшей экономикой и плохим управлением стала уязвимой во всех отношениях, и выход из этой ситуации она нашла в превращении в вассала России.

РФ, в отличие от Запада, не заинтересована в изменении статус-кво в Карабахе, и в этом плане подходы Москвы и Тегерана (естественно, и наши) совпадают. Однако утверждать, что поддержка нас Россией в вопросе Карабаха беспрекословна, было бы ошибкой.

Для Кремля интерес представляет весь регион, и Азербайджан в этом плане является ее партнером. Более того, в результате «инициативной» политики Армении отношения России и Азербайджана приобрели характер стратегического партнерства. Наиболее ярко эти отношения проявляются в военной сфере — в виде соглашений о крупных поставках вооружений.

В РФ хотят сохранить баланс между Арменией и Азербайджаном. Однако чем слабее становится Армения, тем сложнее для Москвы сохранять этот баланс. Как результат, ухудшаются армяно-российские отношения и улучшаются российско-азербайджанские.

Ухудшению армяно-российских отношений способствует также спонсируемая властями антироссийская истерия, поднятие которой носит авантюрный характер и во всех отношениях бьет по интересам Армении.

Необходимо особо подчеркнуть, что свое негативное влияние на армяно-российские отношения оставляют также «топорные» подходы Кремля к внутриполитической жизни Армении (в частности, нежелание учитывать украинский опыт). В этом плане многое предстоит сделать посольству РФ в Армении.

Подытожим.

На фоне развитий вокруг Ирана ожидаются серьезнейшие сдвиги.

Будет ли экспорт иранского газа совместным с РФ проектом или проводимым вразрез жизненно важным интересам России шагом, зависит от ряда факторов, в том числе карабахского вопроса. То есть, в зависимости от своей политики Армения может как воспользоваться развязкой иранского клубка, так и оказаться под ногами сильных мира сего.

Очевидно, что иранский газ должен будет пойти в ЕС по нашей территории, и мы можем воспользоваться этим транзитом, если, конечно, будет проводить правильную политику, что в случае действующей власти невозможно (по крайней мере, опыт последних семи лет и взятая на вооружение «инициативная» политика именно об этом и свидетельствуют).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.