Возникшая после Второй мировой войны антиколониальная система международного порядка и  экономические проблемы в развивающихся странах привели к политической и военной нестабильности в Африке и на Ближнем Востоке (откуда и пошли волны беженцев). При этом даже обывателю понятно, что основной целью любой власти является установление контроля за распределением ресурсов. Если бы я ассоциировал себя с государством (это уже личное дело каждого), первым делом спросил бы: «А причем здесь наша Эстония?»

Мы, конечно, входим в НАТО и ЕС, члены которых любят поучаствовать под разными предлогами в ближневосточных и североафриканских заварушках, но эти регионы от Эстонии очень далеки. Можно также говорить о том, что Эстония относится к развитым странам, а старшие должны помогать младшим, но разве много успешных людей помогает менее успешным? Да и нашу развитость можно поставить под сомнение.  Под сомнение можно поставить и независимость Эстонской Республики, в случае, если беженцы будут приняты, невзирая на общее (общественное и парламентское) недовольство, в знак проявления солидарности с позицией Брюсселя. С учетом роста популярности в Европе радикальных партий, в том числе и у нас, это проявление добродетели (а может и игра в добродетель) может недобро аукнуться Эстонии.

Мне близок гуманизм Олеси Лагашиной (эстонская журналистка  — прим. ред.), и я согласен с ней по многим пунктам, что касается ксенофобии, неустроенности, проблем беженцев, да и с тем, что нужно быть просто человеком. Но надо честно спросить себя: хватит ли у нас духа быть Человеком с большой буквы, если мы до сих пор не можем изжить русско-эстонский конфликт? Так ли мы на самом деле великодушны и развиты, а если нет — зачем врать себе и другим? Мне одному кажется, что европейская цивилизация в последнее время перебарщивает с эрзац-христианскими ценностями?

СПРАВКА

Европейская комиссия сделала два предложения, которые Эстонии придется рассмотреть. Первое из них касается переселения беженцев (resettlement). То есть тех лиц, которые признаны ООН беженцами, но еще не переселились на территорию ЕС. Таких людей на сегодняшний день — 20 000. Согласно квоте, Эстонии предложено принять 1,63%, то есть 326 человек.

Вторая часть программы касается релокации, то есть переселения тех беженцев, которые уже находятся на территории ЕС — в Италии, Греции, Мальте — по разным странам Евросоюза. Европейская комиссия еще не представила конкретной программы с цифрами, но предложила квоту, согласно которой Эстония должна будет принять 1,76% таких беженцев.