Красный скоростной поезд идет от центра Москвы до международного аэропорта Домодедово 45 минут. Из окна вагона видно, как жилые высотки и заборы размалеваны яркими неонацистскими граффити. В самом аэропорту состоятельные россияне, в основном улетающие на Запад, идут навстречу рабочим мигрантам – людям смуглого вида, зачастую это мусульмане - прилетающим из бывших Советских республик.

Мигранты прибывают из республик Центральной Азии – Узбекистана, Киргизии и Таджикистана, в которых царит бедность на уровне развивающихся стран. Есть сложившиеся диаспоры из независимых кавказских стран – Армении, Грузии и Азербайджана, а также чеченские, дагестанские и другие сообщества из северокавказских республик России. Азербайджанцы стремятся контролировать фруктовые рынки. Армянские бригадиры часто руководят на стройплощадках рабочими из Центральной Азии. Счастливчики имеют российское гражданство или въезжают по правительственным квотам, но многие приезжают нелегально, обрекая себя на положение полу-рабов. Некоторые из вновь прибывших находят работу тут же, в аэропорту, драя полы в туалете.

Россия – рухнувшая империя, стремящаяся стать мультикультурным обществом. Но для тех, у кого есть глаза, напряжение было очевидным задолго до того, как смертоносная 5-килограммовая бомба террориста разорвалась 24 января в зале прибытия аэропорта Домодедово. И это лишь последняя из череды атак террористов, в которых зачастую обвиняют боевиков с Северного Кавказа и в которых иногда они сами признаются.

Неправительственная организация «Сова», отслеживающая случаи расовой дискриминации в России, заявляет о 37 убитых и 368 раненых в результате преступлений на почве ненависти в 2010 году.

По данным Московского антифашистского центра, количество зловещих русских националистических групп растет, как грибы. В декабре молодежь буйствовала с криками «Россия для русских» прямо у стен Кремля.

«Вам не нравится, как русские ведут себя, что они матерятся, пьют и одеваются, как им хочется? Тогда валите отсюда в свои горы, в Америку, в Африку, в Азию – в мире много места», - пишет известный российский блогер. «Валите со своей паранджой, своим смокингом или чего там еще вы носите. Это русская земля, и если русские протестуют, значит, вы их уже достали».

После взрыва в Домодедово мигранты и россияне не славянской внешности залегли, боясь возмездия. На рынке в Балашихе, недалеко от Москвы, дагестанка торговала овощами. Сначала она назвала свое имя, но затем попросила его вычеркнуть в моих записях. «У меня никогда не было проблем», - говорит она. – «Я гражданка России и Россия – мой дом. Я снимаю здесь квартиру. У меня медицинское образование, но я выбрала местом работы этот рынок». Затем она опять подумала и, схватив листок, на котором я делала записи, заткнула его в карман своего фартука.

«Я понимаю, почему они боятся говорить», - говорит Хуршеда Хамракулова, таджичка, которая прожила в Москве 40 лет, у нее хорошая работа в высшей школе. «К сожалению, есть определенные межэтнические проблемы. Не хочу драматизировать ситуацию, но фашизм поднимает голову. Я не знаю, кто стоит за спиной [террористов и фашистов], но кто-то явно играет с огнем. Для страны, которая разгромила нацистов, фашизм абсолютно неприемлем – это прямая дорога для всех нас в общую могилу».

«Когда нация теряет ощущение реальности, это заканчивается трагедией», - говорит Ариф Керимов, представитель дагестанского сообщества. «Это случилось в Германии, когда там решили, что они – высшая раса. Теперь это происходит здесь. Мы предупредили об этом, но власти не слушают нас, не советуются с нами и не дают нам доступа к СМИ».

«Мы пришли не с луны», - добавляет Сабир Курбанович, другой дагестанский старейшина. «Мы живем здесь, но к нам относятся как к людям второго сорта в своей собственной стране».

Дагестанские старейшины предупредили, что если Россия настаивает на лозунге «Россия для русских», тогда славянам, живущим на Кавказе, предъявят их же лозунг. Они подчеркнули, что не хотят видеть, как межэтническое кровопролитие развалит Россию, что в свое время произошло с СССР.

Наталия Скрипник, украинская пенсионерка, работала в московской мэрии над проектами по поддержки этнических сообществ: «Я лично высоко оцениваю работу мигрантов. Благодаря им чистится снег. Они делают самую тяжелую и самую неблагодарную работу».

«Мы утратили многое из старой русской культуры, но можно ли обвинять в этом мигрантов?» - говорит Ольга Сосновская, учительница и православная христианка. «Интеллигентный русский человек не винит других, но думает над тем, в чем может быть его, или ее, собственная ответственность».

Другой москвич подчеркнул, что он не расист, но, говорит, отдельные мигранты не смогли приспособиться. «Некоторые совсем обнаглели. Я часто их вижу на станции метро «Проспект мира» у мечети. Они собираются большими шумными группами и демонстративно перепрыгивают через ограждение в метро, ничего не платя».

Национализм, похоже, станет главной темой грядущей президентской предвыборной кампании. Дуэт Владимира Путина и Дмитрия Медведева может показаться привлекательным умеренным россиянам и Западу, если альтернатива — фашизм. Если, конечно, не поздно загнать джина экстремизма назад в бутылку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.