Я никогда не был знаком с Элизабет Тейлор. Но в памяти все время хранится одна реальная история, которая более десяти лет приводит меня в изумление и замешательство, и связана она с ее исключительной преданностью чеченцам.

 

Да, читатель, вы не ошиблись — речь о Чечне.

 

Был 1996 год, первая страшная русско-чеченская война измотала всех и завершилась ужасной агонией перемирия, которое обе стороны объявили временной победой. Множество заинтересованных сторон захотели воспользоваться этой паузой, чтобы взять ситуацию под свой контроль. Помимо завуалированных промосковских сил, были также исламские фундаменталисты, умеренные националисты, и, наконец, «чеченские традиционалисты», к которым и примкнула Тейлор.

 

Потерпите, дорогой читатель.

 

Во время так называемого периода независимости с сентября 1996 года и до возобновления оккупации России, начиная с декабря 1999 года, Чечня стала чрезвычайно опасным местом и остается таковым до настоящего времени. Таинственные банды без разбора похищали и зачастую убивали заложников самым ужасным образом даже после уплаты выкупа. Возможно, самый жуткий случай — когда обезглавили четырех рабочих из British Telecom, чьи отрезанные головы выставили вдоль главной дороги «как тыквы Хэллоуина», по выражению бывшего корреспондента NPR Лоренса Шитса (Lawrence Sheets). Другим массовым преступлением того времени было убийство полдюжины работников Красного Креста в своих кроватях, и на этот раз снова совершенное «неизвестными». Это преступление по сей день остается нераскрытым, за ним последовало множество политических убийств или «исчезновений».

 

На эту страшную сцену в своем вальсе вышла Элизабет Тейлор.

 

«Чеченский МИД», находившийся в Стамбуле, управлялся странным скопищем шумных людей, которые в настоящее время все мертвы или находятся в подполье. Они решили, что им необходимо заполучить звезду для успешного проведения операции по оказанию помощи многим-многим чеченским детям, осиротевшим в ходе российско-чеченской войны 1994-1996 годов, и соответственно начали поиск всемирно-известных талантов, чтобы привлечь еще больше внимания к хорошо задокументированным зверствам конфликта.

 

Обращались ко многим людям с известными именами, но кто, в конце концов, согласился?

 

Элизабет Тейлор.

 

Был разработан план: доставить звезду фильмов «Клеопатра» и «Кто боится Вирджинии Вульф?» на явочную квартиру в Баку, откуда ее незаконно переправят инкогнито через российскую границу и опасный Дагестан, а затем в разрушенный Грозный, где она выступит с криком души в защиту детей-сирот Чечни.

 

Экстравагантно?

 

Да. Она назвалась не помню каким подставным именем третьей (второй? четвертой?) жены саудовского финансиста Аднана Кашоги (Adnan Kashogi).

 

Сумасшествие?

 

Абсолютно. Подруга Майкла Джексона и голливудская икона Элизабет Тейлор появляется с заднего сиденья автомобиля в разбомбленном Грозном, чтобы по просьбе доброго дяди совершенно бесплатно мелькнуть перед фотообъективами?

 

Ну, да ...

 

Все было готово, но тут Тейлор ослабла от рака мозга, и прием в Грозном был отменен — но не ее новая привязанность к чеченцам.

 

С бритой головой, она через год появилась со своим «дружком» Хулио Иглесиасом в сверх-роскошном отеле на стамбульском Босфоре, где проводился благотворительный ужин в пользу ее чеченских детей — тарелка с едой стоила тысячу долларов.

 

Я начал писать сценарий фильма о событии в Стамбуле с участием Тейлор и связанной с ним предистории, но остановился, когда понял, что никто не поверит мне. В своем воображении я даже видел в главной роли Марго Киддер (Margot Kidder). Может быть, это все же произойдет, но на данный момент вот все, что я могу сказать: Покойся с миром, Элизабет, и пусть появится много различных воспоминаний о реальных событиях большой личности, для которой оказалось мало одной твоей жизни, о талантах, беспокойствах и привязанностях.

 

Я никогда не встречал Вас, но, благодаря этой истории, чеченцы и я никогда Вас не забудем.


Томас Гольц - автор многочисленных книг и статей о постсоветском Кавказе, последнее издание — обновленный «Грузинский Дневник» (ME Sharpe, 2009). Когда не в пути, он преподает на кафедре политических наук в государственном университете штата Монтана в городе Bozeman.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.