Сила и мощь медведей помогла им завоевать особое место в русской культуре.

Долгие годы популяция медведей находилась под угрозой, но сейчас количество разных видов медведей находится на стабильном уровне.

В одном из центров по спасению медведей одна убежденная семья помогает сохранять популяцию здоровой, тщательно заботясь об осиротевших медвежатах и возвращая их к жизни в дикой природе.

Они наблюдают, как восьмимесячный бурый медведь выражает свое неудовольствие тем, как увозят одного из его собратьев, в данном случае для того, чтобы пометить его и взвесить.

Валентин Пажетнов, с биологической станции «Чистый лес», что примерно в 450 километрах от Москвы, говорит, что злые медведи это именно то, что им нужно.

«Злой медведь это медведь, который знает, что человек может быть опасен, и что его нужно избегать», - говорит он.

«Конечная цель здесь – это медведь, не вступающий в контакт с человеком, не знающий, что такое зоопарк, цирк, и, прежде всего, незнакомый с охотниками».

Г-н Пажетнов – бодрый 75-летний мужчина, глава семьи из трех поколений, которая следит за Центром спасения медведей, спонсируемого Международным фондом защиты животных (International Fund for Animal Welfare).

Тридцать пять лет назад г-н Пажетнов и его жена Светлана смогли сделать нечто такое, чего почти никто еще никогда не делал: вырастить медвежонка, научить его, как выживать, и выпустить его в дикую природу.

С годами они усовершенствовали свой метод и увеличили масштабы деятельности.

Теперь каждый год они получают около двадцать полностью беспомощных детенышей, в возрасте всего нескольких недель, которых нужно обучать практически всему – от кормления из бутылочки до умения пить молоко из миски.

Усилия, которые предпринимают в Центре по спасению медведей – это редкая приятная новость для российской дикой природы. За последние четыре десятка лет популяция медведей в стране увеличилась настолько, что они более не находятся под угрозой исчезновения, и сейчас их число вполне стабильно.

По нынешним оценкам, в России насчитывается до 150 000 бурых медведей. Количество других особей также выросло.

Частично программа по восстановлению популяции медведей обязана своим успехом и запрету охоты на медведей в берлогах, когда их убивали во время зимней спячки. С браконьерством в стране также идет борьба.

Ну и наконец, имеют место усилия, подобные тем, что предпринимает семья Пажетновых.

К тому времени, как эти медведи достигнут восьмимесячного возраста, они уже не просто маленькие клубки меха, какими они были на момент попадания сюда.

Они все еще прелестны, но в них уже намечаются проблески превращения в пятисоткилограммовых страшных животных, которыми они вскоре станут.

В течение примерно полугода у них минимальный контакт с человеком, и они медленно привыкают к окружающему их лесу.

Одного медвежонка-девочку, ту самую, которую взяли, чтобы пометить и взвесить, выпускают на волю. Ее зовут Лапа.

Когда действие лекарства, введенного ей для вывода из загончика, постепенно прекращается, она становится беспокойной, пока ящик, в котором она находится, громыхает в кузове трейлера.

Вскоре ее выносят на поляну. Крышку ящика снимают и люди стучат по ней сверху, но Лапа не уходит.

Тогда они переворачивают ящик, и пытаются вытряхнуть Лапу. По-прежнему ничего.

Наконец, она высовывает голову, чтобы посмотреть на свой новый мир. Одно последнее колебание, и Лапа выходит.

Силуэт мелькает в высокой траве, потом она исчезает. Если повезет, она больше никогда не увидит человека.

Это будет означать еще один успех в борьбе ради защиты самого заветного бесценного животного России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.