В разгар самой жесткой антиалкогольной кампании из всех, которые Кремль вел с 1980-х годов, Дмитрий Медведев предпринял необычный шаг, призвав увеличить производство вина, чтобы отучить людей от более крепких напитков. «[Виноделие] - одна из серьёзных отраслей, которая должна развиваться и которая в конечном счете способствует искоренению алкоголизма», - заявил президент в этом году в ходе визита в Краснодарский край. «Проблемы, как известно, от других напитков проистекают», - добавил он, предположительно намекая на любовь своих соотечественников к водке.

Неожиданная инициатива г-на Медведева обрадовала инвесторов, которые борются за развитие производства качественного вина вблизи от виноградников черноморского побережья России.

«У России есть огромный винодельческий потенциал, - считает Борис Титов, совладелец производящей игристые вина компании «Абрау-Дюрсо». – Но нам нужна поддержка государства».

В 2010 году Россия изготовила 8,2 миллиона гектолитров вина, заняв седьмое место – позицию между Чили и Португалией – в списке крупнейших винодельческих стран мира, который составляет Международная организация винограда и вина. Однако российские вина в основном производятся из импортного сырья и не пользуются успехом у знатоков.
 
Г-н Титов заработал свое состояние в 1990-х годах, торгуя нефтехимическими продуктами. В виноделие он начал вкладывать средства, когда в 2006 году приобрел «Абрау-Дюрсо». Эта компания, основанная царским указом в конце 19 века, обладает в России легендарным статусом. Когда-то она поставляла элитное игристое к императорскому двору. При советской власти она перешла на дешевую «шипучку» для массового употребления, но сейчас «Абрау-Дюрсо» возвращается к былым традициям и возглавляет кампанию за развитие производства качественных российских вин.

Чтобы Россия смогла систематически производить вина высокого качества потребуется не меньше двух десятилетий и большое количество денег, полагает г-н Титов. Однако процесс уже идет, и на карте появляются новые винодельческие хозяйства – такие как «Гай-Кодзор» и «Шато ле Гран Восток».

Им приходится решать трудные задачи. В 1980-х годах, когда Михаил Горбачев начал свою драконовскую антиалкогольную кампанию, были уничтожены многие виноградники. Еще большие потери виноградарство понесло в следующем десятилетии, когда рушились советские колхозы, и заброшенные виноградники зарастали бурьяном.

Постепенно инвесторы восстанавливают ландшафт, сажая импортные лозы и нанимая французских консультантов. Официально краснодарские власти их поддерживают и поощряют планы по строительству сети шато, которая, как они утверждают, может постепенно превратить регион в российский аналог Бургундии или Бордо. Однако за кулисами местные чиновники мешают инвесторам, ставя перед ними множество бюрократических рогаток.

Однако, вероятно, самые главные препятствия для виноделов – это российская культура питья и стереотипы, заставляющие считать российское вино некачественным. «Многие считают плохой любую российскую продукцию кроме нефти и газа», - говорит основатель «Гай-Кодзора» Эдуард Александров. Исключение – русская водка, исторически бывшая в России любимым напитком.

Однако сейчас водка начинает уступать свои позиции в России вину. Это связано с тем, что российский средний класс стал чаще ездить за границу, а иностранные виноторговцы, и без того хорошо представленные в Москве и в Санкт-Петербурге, распространяют свои розничные сети на регионы. Сейчас на их долю приходится до одной трети потребляемого в России вина.

Имидж вина как культурного, «светского» напитка укрепляет и г-н Медведев, которого часто фотографируют на приемах, поднимающим бокалом вина. Его могущественный премьер-министр Владимир Путин придерживается более пуританского стиля и, как считается, предпочитает водку. В отличие от первого президента Бориса Ельцина оба нынешних лидера крайне редко публично употребляют водку.

Глава Союза сомелье и экспертов России Артур Саркисян считает, что финансовый кризис научил российских потребителей благоразумнее тратить деньги и уважать вино как серьезный напиток. Прошли те времена, когда россияне «швыряли деньги на ветер, используя “Петрюс” и “Бордо”, чтобы мариновать шашлыки или делать глинтвейн. Все это было только показухой», говорит он.

В России имеется примерно 30 миллионов потребителей вина. Это примерно столько же, сколько в Британии, население которой в два раза меньше, поэтому у рынка есть большой потенциал роста, считает эксперт по российским винам Элеонора Скоулз (Eleonora Scholes). В среднем россияне потребляют около семи литров вина в год на душу населения, французы - более 50 литров. Даже в любящих водку скандинавских странах пьют в среднем втрое больше вина, чем в России.

Компания «Абрау-Дюрсо», с ее 140-летней историей, создает себе имидж носителя винодельческих традиций и одновременно обладает готовым рынком для своего бюджетного «Советского шампанского», любимого игристого вина россиян еще с советских времен.

Чтобы ознакомить публику со своими новыми качественными винами компания занялась туристическим бизнесом, и теперь приглашает приезжающих на черноморские пляжи посетить свой завод и виноградники.

Хотя наиболее перспективный рынок для российских виноделов – это сама Россия, некоторые из них стараются продавать свой товар и за рубежом ради международного признания. В прошлом году «Гай Кодзор» поставил небольшую партию своего вина одной из квебекских виноторговых фирм. «Абрау-Дюрсо» также присматривается к британскому рынку и ведет переговоры с дорогим лондонским универмагом Harrods.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.