Москва – Когда после шестилетней реставрации Большой театр открыл свои двери,  в ходе генеральной репетиции для инаугурационной оперы  позолоченная ручка от двери сломалась, оставшись в руке у журналиста.

Это стало очевидным знаком того, что после реставрации, которая обошлась в 700 миллионов долларов, театральной жемчужине Москвы сложно поддерживать многовековую репутацию бастиона российской культуры.

 За три месяца, прошедших с момента открытия Большого театра, артисты раскритиковали реновации, зрители освистали премьеру оперы и продолжают жаловаться на стоимость билетов, две звезды балетной труппы Большого перешли в театр-конкурент, а другие танцоры получили травмы.

«Театр в тяжелом положении», - считает Валерия Уральская, главный редактор журнала «Балет», добавив, что труппе, выступавшей во время реставрации на Новой сцене, необходимо время, чтобы вжиться в новое помещение.

В ходе реставрации в грандиозный интерьер театра XVIII века вернули настоящие сусаль и алебастр. Инженеры хвастались, что каждый элемент декора был изготовлен из специального материала, который отражает звук, тем самым улучшая акустику.

Однако за сценой танцоры жаловались, что тренировочные залы  стали маленькими, и что Большой потерял свой шарм, который возможен лишь при наличии налета прошлых лет.

«Дух театра полностью разрушен», - заявила Марианна Рыжкина, прима Большого театра, для которой этот сезон – 22-й по счету, попивая чай в свой гримерке после выступления.

«Места для репетиций исчезли, появились кабинетоподобные комнаты с низкими потолками и другими дефектами», - сказала Рыжкина, одетая в спортивный костюм, резко контрастирующий с ее ярким сценическим макияжем.

По словам Рыжкиной, в двух танцевальных студиях потолки такие низкие, что танцовщики могут удариться головой при выполнении высоких подъемов.

Многие из давно работающих сотрудников театра говорят о ностальгии по старому скрипучему паркетному полу и деревянным дверям, которые теперь заменены на скучную бежевую плитку и пластик.

«Печально смотреть, как уходит творческий дух театра», - заявил один из консьержей Большого.

Уходы и травмы

Названная началом новой триумфальной эры театра, основанного императрицей Екатериной  II в 1776 году, церемония открытия Большого прошла осенью с большой помпой для бомонда, разгуливавшего в вечерних туалетах.

Панели из редких пород сосны, красные бархатные кресла и золотые пластинки, вручную установленные при помощи средневекового рецепта с яйцом и водкой, должны были перенести зрителей на несколько веков назад в прославленные времена.

Но первые зрители заявили, что представление испортило впечатление.

Являясь ценителями традиций, российские зрители, шокированные наготой на сцене и яркими видеосистемами, освистали открывавшую сезон оперу Михаила Глинки «Руслан и Людмила».

Спустя месяц, пока критики ожидали премьеры любимой зрителями «Спящей красавицы» в постановке 85-летней легенды Большого Юрия Григоровича, из театра ушли две звезды.

Влюбленные на сцене и за ее пределами 25-летняя Наталья Осипова и 22-летний Иван Васильев перешли в меньший и менее известный Михайловский театр в Санкт-Петербурге.

Уходя, главные исполнители колко заявили, что покидают Большой  в поисках творческой свободы, а не денег, хотя бесплатная квартира и щедрые зарплаты были частью предложения Михайловского театра.

Все взоры теперь обращены на Дэвида Халберга (David Hallberg), первого американца, который присоединился к Большому в сентябре в качестве ведущего танцора.

Яркий, светловолосый, ростом в 187 сантиметров танцор грациозно дебютировал в сентябре в «Спящей красавице», выиграв похвалу критиков, готовых простить Большому провал с премьерной оперой.

Успех не был долгосрочным. Несмотря на новое шокоабсорбирующее покрытие на сцене, призванное сделать прыжки более безопасными для танцоров, Халберг вывихнул лодыжку во время второго представления и улетел на две недели на лечение в США.

Подливая масла в огонь, российские любители культуры наводнили блогосферу жалобами на стоимость билетов - особенно жаловались те, кому пришлось доставать билеты у перекупщиков за запредельную стоимость.

В попытке решить проблему Большой теперь требует предоставлять паспорта при покупке билетов, но мужчины в дутых пуховиках, помогающих бороться с московской зимой, продолжают продавать билеты неподалеку.

Место в бельэтаже на премьеру оперы «Кавалер розы», которая состоится в апреле, продавались в кассе за 110 долларов, но официально все билеты распроданы. Перекупщики предлагают те же самые билеты за 300 долларов.

Несмотря на трудности, Большой привлекает полные залы желающих заплатить высокие цены за вечер в одном из самых известных театров в мире.

«Это мой первый визит в Москву, и мне сказали, что я должна попасть в Большой любой ценой», - заявила директор по маркетингу из Франции, заплатившая 200 долларов за билет. «Оно того стоило», - заявила она.