В прошлое воскресенье, 5 октября 2014 года, ушел из жизни Юрий Любимов — легендарный театральный режиссер, оставивший заметный след в истории российского и мирового театра XX века. Ему было 97 лет. Помимо технических находок, которые благодаря Любимову были впервые использованы на сцене, он стал первооткрывателем невидимых глазу, но доходящих до самого сердца чувств, эмоций, страстей.

Московский театр на Таганке, который Любимов создал и возглавил, он превратил в царство свободы, несмотря на давление и ограничения советского периода.

Его постановку «Доктора Живаго» мог в рамках Международного театрального фестиваля в Стамбуле в 1996 году наблюдать и наш зритель. В тот год, в Стамбуле, Любимов был удостоен театральной награды за то, что посвятил всю свою жизнь служению театру. Конечно, это была запоздалая встреча. К тому моменту произошло немало перемен, изменился мир, изменился Любимов... (Признаюсь, ни один момент из «Доктора Живаго» не остался в моей памяти. Хотя, несмотря на то, что это было почти 40 лет назад, я помню каждую сцену из поставленных Любимовым пьес, которые мне посчастливилось видеть в Восточном Берлине в 1978 году: «Добрый человек из Сезуана» Брехта и «Мать» Горького).

«Таганка» в Восточном Берлине

1978 год. 80-летие Бертольда Брехта. Мероприятие «Brecht-Dialog» в Восточном Берлине. Прибывает знаменитый московский «театр на Таганке», о котором мы давно много читали, сгорая от любопытства и мечтая о встрече с ним. Я имел счастье не только посмотреть спектакли Любимова, но и познакомиться с режиссером, побеседовать с ним лично.

Четыре мастера, оказавшие влияние на творчество Любимова: Вахтангов, рядом с которым он воспитывался как актер театра и кино, Мейерхольд, от которого он приобрел цирковую, эстрадную, музыкальную эмоцию, взывающую к широкой зрительской аудитории, и страсть к созданию театра, Станиславский, от которого он взял артистическую дисциплину, Брехт, смешавший все это с марксистской доктриной...

У Любимова синтез творчества этих четырех мастеров пропитан вкусом и вдохновением, источником которых являются его собственные сила воображения и креативность. Так создавались его пьесы. Некоторые называют это «поэтическим реализмом». Полагаю, правильнее было бы использовать понятие «поэзия театра». Он соединил танец, музыку, фольклор, литературу. И во всем этом царили сознание, этика и эстетика.

Маг света и тени

Он владел магией музыки, света, тени. Именно так он конкретизировал эмоцию.

Он был первым, кто нашел и внедрил ставший привычным для нас сегодня «световой занавес», а также стал пионером в работе с тенью на сцене (белые листовки, которые раздает героиня в пьесе «Мать» и которые меняют цвет на красный, обагряясь кровью убитых детей, забыть невозможно).

Он был одним из первых, кто использовал актера как элемент пластической выразительности. Благодаря движению и темпу Любимов мастерски создавал впечатление, что на сцене находятся десять, сто тысяч человек (разве можно забыть сцену парада 1 Мая, которая начиналась с одного-двух актеров и превращалась в шествие нескольких тысяч?). Он казался волшебником по части создания разного рода пространств, используя опять же движение и темп. Так, он превращал улицу в завод, а лачугу во дворец.

Музыкой, светом и движением он создавал монолитный театр и поэзию театра.

Разрыв с Россией

Любимов бросал вызов официальной идеологии. Несмотря на давление, он ломал «академические» штампы. Его театр всегда был полон молодежи. Он сопротивлялся, не шел на уступки.

После того, как в возрасте 42 лет ушел из жизни Владимир Высоцкий, «кумир молодежи», исполнитель главных ролей в театре Любимова, который называл его «сыном» (в Восточном Берлине Высоцкий буквально влюбил в себя весь зрительный зал!), Любимов поставил пьесу под названием «Владимир Высоцкий». Но после двух спектаклей пьеса была запрещена. Затем из репертуара театра был исключен «Борис Годунов». Все это стало для Любимова последней каплей.

Свою силу он черпал из большого интереса зрителя, звука тишины, равноправного и коллективного производства, возможности твердо стоять на ногах за счет доходов от билетов. Не из того, что находился в оппозиции к официальной идеологии, а из реализации самого качественного из того, что может быть создано в театре... Как только он увидел, что это качество находится под угрозой, то принял решение.

Его пригласили в Лондон для постановки «Преступления и наказания» (1983). Уехал. Не вернулся. В 1984 году, 20-летнюю годовщину «Таганки», он нашел убежище на Западе. Пребывая в разлуке с родиной, Любимов поставил бесчисленное множество пьес и опер в разных странах. La Scala, Covent Garden, Metropolitan, Staadoper... Вдали от России славянская грусть все же одерживала верх.

И перестройка. В 1989 году ему было возвращено советское гражданство. Он вернулся в свою страну. В прошлом году в Большом театре он поставил оперу «Князь Игорь» (Бородин).

Ему также не были чужды земные радости. И, возможно, сейчас вместе с Высоцким они соединят свои бокалы!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.