Султан Мехмед IV в торжественной обстановке передал великому визирю зеленое знамя пророка. 3 мая 1683 года турецкое войско, насчитывавшее около 160 тысяч воинов и 200 пушек, выступило из Адрианополя (Эдирне) в сторону Белграда. Но сербская столица не была целью военного похода. Кара-Мустафа, одержимый тщеславием и жаждой власти, стремился сделать то, что не удалось туркам в 1529 году — завоевать Вену, основную крепость христианской Европы.

Жизнерадостные жители Вены ничего не подозревали, когда король Леопольд I 7 июля 1683 года вместе с придворными покинул город и бежал в Линц. Хотя об огромном турецком войске, наступавшем с востока, и ходили слухи, но то, что опасность была настолько велика, практически никто не воспринимал всерьез.

Когда днем позже Карл Лотарингский шел из Швехата в Вену и переходил мост через Дунай вместе с 4000 кавалеристами, а за ним следовали 6000 пехотинцев, стало ясно, насколько серьезна ситуация. Уже 5 июля турки достигли города Рааб на западе Венгрии. Венский городской комендант, граф Эрнст Рюдигер фон Штархемберг, тут же принял ответные меры.


Включая отряды самообороны, число защитников города составляло только 15 тысяч человек. Однако важную роль в Вене играли крепкие крепостные стены, которые за последние годы были значительно расширены фортификационными укреплениями. Двенадцать крупных бастионов на флангах окружали центр города — это, примерно, современная территория Рингштрассе. Артиллерия практически не могла создать угрозу для этой крепости.

Защитники города, в отличие от 1529 года, могли рассчитывать и на внешнюю поддержку. Папа Римский Иннокентий XI не только внес большой финансовый вклад в войну с турками, но и способствовал созданию союза между кайзером и польским королем Яном Собески. Вместе с немецкими князьями это войско должно было снять осаду Вены.

Население Нижней Австрии готовилось к худшему в ходе наступления турок. Их войска грабили, убивали, поджигали дома и церкви, продавали тысячи людей в рабство в Османскую империю. Все населенные пункты вокруг Вены, такие как Хайнбург, Швехат, Пеллендорф и Лаа, были сожжены.

Турецкий придворный Мехмед Ага находился в 1683 году рядом с Кара-Мустафой и писал следующее о турецком походе:

«Они вели свой поход, разрушали деревни, города и крепости, убивали мужчин, брали женщин и детей в плен, сжигали дома и засеянные поля, опустошали страны неверных, чтобы страна и спустя сотню лет не смогла вернуться к своему былому процветанию». «Среди них не было воздержавшихся, они начинали совершать всевозможные злодеяния и невообразимые зверства».

14 июля 1683 года войска Кара-Мустафы подошли вплотную к городу. Великий визирь подошел к своему шатру, находившемуся на открытой местности к западу от города (современный район Рудольфсхайм). На следующий день начался обстрел. Уже 16 июня Вена была в окружении — от Нусдорфа на севере, Дорнбаха на западе, до Зиммеринга на юге.

Вскоре Кара-Мустафа заметил, что большая часть малокалиберных пушек неэффективна при осаде городских стен. Визирь дал указание начать рыть траншеи и сооружать туннели при помочи взрывных мин. Турки пробурили землю до расположенного на юго-западе бастиона Левель и расположенного неподалеку крепостного бастиона. Здесь 2 августа прогремел первый взрыв, разрушив часть городских стен.

Туркам все чаще удавалось прорваться к укрепительным сооружениям перед городскими воротами Шоттентор. Шли ожесточенные бои. Венский комендант Штархемберг получил тяжелое ранение в голову. Тем не менее он продолжал лично руководить обороной, его переправляли на носилках к месту боев.

Потери среди турок были также велики. Кара-Мустафа на десятый день осады объявил краткосрочное прекращение боев из-за многочисленных жертв и отвратительного смрада.

«До последней капли крови»

Штархемберг передал через переводчика: «У меня есть только здоровые солдаты, и нет необходимости хоронить кого-то. Мы будем бороться до последней капли крови». В ответ турок пригрозил, что его люди после взятия Вены не пощадят и детей, находящихся в утробе матерей.

В начале сентября ситуация стала критической. Среди защитников города бушевала эпидемия дизентерии, снаряды, медикаменты и продовольствие подходили к концу, ряд бастионов был разрушен. Штархемберг запросил помощь Карла Лотарингского, который вместе со своими войсками к северу от Вены ждал подкрепления. В ночь с 7 на 8 сентября (осада продолжалась уже в течение 56 дней) с Каленберга в небо были запущены сигнальные ракеты, свидетельствующие о приближении деблокирующих войск с севера.

Собрались значительные силы. Почти 75 тысяч человек были в боевой готовности, из них 24 тысячи поляков во главе с королем Яном Собески, 21 тысяча солдат во главе с Карлом Лотарингским и маркграфом Баден-Бадена Людвигом Вильгельмом, известным также под прозвищем «Турецкий Луи». К ним добавились 10000 баварцев, 9000 саксонцев, 4000 бранденбургцев.

Хотя первые новости о наступлении войска успели дойти до Кара-Мустафы, его армия была застигнута врасплох. Турецкий полководец также не успел занять возможные пути продвижения сил союзников через Дунай и Венский лес. Это была решающая ошибка.

12 сентября 1683 года из Каленберга началось масштабное наступление союзников. Сражение на территории современного округа Веринг завершилось в пользу союзников благодаря польским всадникам, оттеснившим турецкую кавалерию, и Карлу Лотарингскому удалось взять их в клещи у Нусдорфа. Кроме того, турецкие войска подверглись обстрелу из пушек в бастионах, которые еще оставались целыми.

«Мы пришли, мы увидели, Бог победил»

Отступление турок превратилось в дикий побег. В общей сложности, их потери составили порядка 10 тысяч человек, 5000 были ранены, 5000 попали в плен. Кара-Мустафа вскоре был казнен по приказу султана — задушен собственным шелковым шнурком.

Вена, действительно, была спасена в самый последний момент. Всю серьезность той ситуации описывал Ян Собески в письме своей жене: «Величественные высокие бастионы турки превратили в возмутительные скалистые руины, что дальше выстоять они не могли». Он отправил Папе Иннокентию XI знамя пророка Мухаммеда со словами «Мы пришли, мы увидели, Бог победил». Вена была освобождена от турецкой опасности, по крайне мере, в военном отношении.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.