Париж — Долгая борьба между климатологией и климатической политикой снова оказалась в центре внимания на парижской конференции по вопросам изменения климата. В пятницу, 11 декабря, переговоры продлились дольше запланированного, а в субботу активисты подготовили несанкционированный митинг у Триумфальной арки, «потому что климатическая справедливость не будет ждать решения правительств: только мы можем оставить горючие ископаемые в земле».

Пятница началась с того, что французская сторона, чиновники ООН, правительства богатых стран, а также СМИ США и Великобритании выразили уверенность в том, что им удастся достичь вполне амбициозного соглашения, несмотря на то, что переговоры могут затянуться. «Я настроен оптимистично», — процитировало агентство ВВС слова министра иностранных дел Франции Лорана Фабиуса (Laurent Fabius), добавив, что, по словам Фабиуса, он был «уверен» в том, что правительства 196 стран одобрят текст нового соглашения и это станет «огромным шагом вперед для всего человечества». Издание New York Times сообщило, что проект соглашения «проходит по краю исторической значимости», отметив, что самой серьезной недоработкой является «отсутствие четких формулировок в пунктах, касающихся наблюдения и проверок того, как страны выполняют свои обязательства в вопросе сокращения объемов выбросов».

Однако уже днем в пятницу международная комиссия климатологов выступила с гораздо более жестким заявлением, предупредив, что нынешний текст нуждается в серьезной доработке, чтобы в результате мы смогли выполнить поставленную задачу и ограничить рост глобальных температур 2 или даже 1,5 градуса Цельсия.

«В нынешнем варианте текст соглашения гораздо слабее окончательного варианта соглашения, принятого на саммите в Копенгагене 2009 года», — пояснил Кевин Андерсон (Kevin Anderson), заместитель директора британского

Центра Тиндалла по исследованию климатических изменений во время пресс-конференции в центре Ле Бурже. Отметив, что в тексте даже нет такого словосочетания, как «горючие ископаемые», Андерсон добавил: «Все это никак не согласуется с данными науки. Соглашение призывает к сокращению объемов выбросов парниковых газов “как можно быстрее”. Это никак не согласуется с целью ограничить потепление 2 градусами. Участники переговоров называют этот вариант текста соглашения «практическим», но для кого? С позиций темнокожих жителей бедных стран Южного полушария, такой план является чем-то средним между опасным и смертельным. Но у нас есть еще 24 часа для того, чтобы разработать более серьезную стратегию».

Будучи мировыми лидерами в сфере экономики и климата, США и Китай сыграют ключевую роль в том, какой результат мы получим через 24 часа. Многим развивающимся странам не нравится позиция США, которая, с их точки зрения, не позволит добиться такого сокращения выбросов парникового газа, которое привело бы нас к поставленной цели в 2 градуса, и в рамках которой Америка не предоставляет достаточной финансовой помощи бедным и уязвимым государствам, которым приходится сталкиваться с негативными последствиями изменений климата и нужно переходить к модели экономического развития, основанной на использовании экологически чистых источниках энергии. США пообещали к 2025 году сократить объемы выбросов углекислого газа на 26-28% от уровня 2005 года.

В пятницу днем заместитель министра иностранных дел Китая Лю Чжэньминь (Liu Zhenmin) сообщил, что «госсекретарь США заявил, что его правительство столкнется с внутренними проблемами, если в текст соглашения по итогам парижской конференции будут включены конкретные цифры процента снижения выбросов». Лю добавил: «Для успеха парижского соглашения мы должны заручиться поддержкой США. Мы должны найти такое решение, которое будет приемлемым для всех».

Издание Nation сообщило, что Керри сослался на «сопротивление со стороны Конгресса», объяснив этим слабость позиций США в Париже.

«Вместо того чтобы обвинять госсекретаря Керри и президента Обаму, которые, я полагаю, осознают всю серьезность климатического кризиса и хотят сделать все возможное, чтобы достичь соглашения в Париже, мы должны винить Чарльза и Дэвида Коха (Charles and David Koch), потому что именно они финансируют тех членов Конгресса, которые сделали более амбициозную позицию США на этом саммите невозможной», — сказал Виктор Менотти (Victor Menotti), директор Международного форума по вопросам глобализации.

«Чтобы достичь цели в 1,5 градусов Цельсия, нам нужно будет провести полную декарбонизацию мировой экономики, — считает Ганс Шельнхубер (Hans Schellnhuber), основатель Потсдамского института изучения изменений климата и бывший советник немецкого правительства по вопросам климата. — Это значит, что, как только мы покинем Париж, каждая страна должна будет разработать свой план по декарбонизации экономики».

«Если мы хотим ограничить потепление 1,5 градуса, то мы не сможем найти такой сценарий, который бы позволил нам отложить активные действия до 2020 года, — считает Джоэри Роджелдж (Joeri Rogelj) из Международного института прикладного системного анализа в Австрии. — Нам нужно к 2020 году сократить объемы выбросов настолько, чтобы достичь поставленной цели в 1,5 градуса Цельсия».

Между тем, текущий вариант соглашения не может приблизить нас к этой цели. Хотя этот вопрос почти не упоминается прессой, он является одной из основных проблем, стоящих перед делегатами: как скоро и насколько быстро страны должны сокращать объемы своих выбросов?

© AP Photo, Francois Mori
Министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус после подписания финального соглашения климатической конференции COP21 в Ле-Бурже


Текущий вариант соглашения основан на добровольных обещаниях 186 правительств. Эти обещания в большинстве случаев распространяются на период до 2030 года, и, как сообщается, их выполнение позволит сократить рост температур примерно до 3 градусов, что является катастрофической цифрой. Множество бедных и уязвимых стран, а также гражданских групп призывали к тому, чтобы на парижской конференции было принято более жесткое соглашение, обязывающее начать действовать гораздо быстрее. Однако в нынешнем варианте соглашения говорится только о созыве «диалога» в 2019 году, в ходе которого можно будет «оценить» коллективные усилия всех стран по декарбонизации своих экономик, но при этом не будут названы страны, выбрасывающие наибольшее количество парникового газа, и не будут введены дополнительные обязательства.

Гражданские группы указывают на еще один важный момент: в нынешнем варианте соглашения практически полностью отсутствуют пункты, в которых говорилось бы, что права человека, равенство полов, права коренных народов и целостность экосистем являются фундаментальной основой для успеха этого соглашения в реальном мире. «Люди, которых мы здесь представляем, были полностью вытеснены государственными партиями, и мы хотим, чтобы они тоже сказали свое слово, — заявил Роберто Борреро (Roberto Borrero) из Indigenous People’s Caucus, коалиции групп коренных народов, представители которой присутствовали на этом саммите. — По оценкам ООН, в мире сейчас насчитывается 370 миллионов представителей коренных народов. Наши земли занимают 22% поверхности планеты и содержат в себе 80% всех форм жизни. Изменение климата угрожает самому существованию наших народов, и мы хотим видеть такие формулировки, которые бы имели обязывающий характер».

У мира и США в частности, возможно, есть в запасе один план, который мог бы позволить достичь цели в 1,5 градуса, однако это будет означать запрет на добычу сланцевого газа, как говорит Роберт Говарт (Robert Howarth), профессор Корнелльского университета в Нью-Йорке, который подробно изучал воздействие технологий гидроразрыва. Сланцевый газ состоит в основном из метана — парникового газа, который участники парижской конференции упустили из виду, поскольку все их внимание было уделено углекислому газу. Однако на самом деле метан может удерживать гораздо больше тепла, чем углекислый газ, а это парадоксальным образом означает,

что сокращение выбросов метана позволит гораздо быстрее сократить концентрацию задерживающих тепло газов в атмосфере.

«Если мы продолжим выбрасывать метан в атмосферу с текущей скоростью, мы не сможем достичь поставленной цели в 1,5 градуса, — объяснил Говарт. — Если мы перестанем производить метан — а это значит, что мы должны перестать добывать газ и нефть методом гидроразрыва — то увеличение глобальных температур на 1,5 градуса наступит примерно через 50 лет. Таким образом, мы сможем выиграть примерно 25-35 лет, что является довольно существенным сроком. За это время мы можем усовершенствовать наши политические и социально-экономические реакции на изменения климата и провести декарбонизацию экономики. Но если мы серьезно намерены достичь цели в 1,5 градусов, мы должны отказаться от технологии гидроразрыва».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.