Все жалуются на нехватку демократии. Но выборы — не решение. Парадоксально, но тот, кто хочет демократию, не имеет права напрямую опрашивать людей.

Демократия переживает кризис. Люди недовольны. Ропот все громче, и АдГ («Альтернатива для Германии» — прим. перев.) растет. Даже можно себе представить, что Фрауке Петри (Frauke Petry) со своей замороженной улыбкой в один прекрасный день будет сидеть в федеральном правительстве. Между избирателями и политикой нарастает большое отчуждение. Царит чрезвычайное положение политической легитимации. Как устранить ее? С помощью участия? Надо ли людям предоставить больше возможности участвовать в принятии политических решений? Только не это.


"Если хотите сломать Европу, то надо просто проводить больше референдумов«. Жан Ассельборн (Jean Asselborn), министр иностранных дел Люксембурга, сказал это после «нет» голландцев Соглашению об ассоциации Украины и ЕС. Ассельборн считает, что референдумы в парламентской демократии не являются подходящим инструментом для поиска ответов на сложные вопросы.


Вызвал ли он тем самым подозрение? Может быть, этот политик ЕС не верит в демократию? «По моему мнению, он мог бы высказаться и немного яснее и заявить: в управляемом концернами Европейском Союзе нет места для демократии!», — ответила на это Сара Вагенкнехт (Sarah Wagenknecht) от партии «Левых» — и потребовала европейский перезапуск: «С большей демократией вместо все новых преимуществ для концернов и с расширением социальных прав вместо дэмпинга зарплат и социальной деградации!»

Больше выборов не обеспечат больше справедливости

Здесь видно, как Вагенкнехт экспериментирует с популизмом. Но осторожно: у того, кто подмешает в демократию больше участия, пробирки разлетятся вдребезги. Парламенты существует по вполне уважительной причине. Они защищают демократию от народа, а народ от себя самого. Потому что у народа, это парадоксальная правда, демократия не в самых надежных руках. Глас народа и прогресс — это трудно совместить. Швейцарцы не хотели больше минаретов, в Гамбурге были против школ совместного обучения, а в Нидерландах против соглашения с Украиной. Разумным все это не было, а уж прогрессивным тем более.

Но прежде всего: выборы и референдумы не приводят к большей справедливости. Наоборот. Эксперты по выборам знают: нижние слои населения меньше ходят на выборы, а те, кто зарабатывает лучше, более активны.

Соответственно выглядят и результаты таких опросов. То есть участие принимает как раз не «народ», а только определенный сегмент общества, прежде всего люди с образованием и мужчины. «Как логика участия, так и эмпирическое исследование указывают на то, что индивидуальное благополучия имеет преимущество перед общим благом», — написал политолог Вольфганг Меркель (Wolfgang Merkel).

Это объясняет также и то, как получается, что в западных государствах уже более двадцати лет, несмотря на свободные выборы, постоянно растет социальное неравенство. По-видимому, демократия не является подходящим инструментом для того, чтобы заботиться о справедливости. Мир видел победное шествие демократии. Но слово демократия больше ничего не значит. Сейчас все демократы.

Никто не встанет и не скажет: «Я фашист». Вероятно, здесь что-то не так. Разве Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan), Ангела Меркель (Angela Merkel) и Владимир Путин в равной степени демократы? А Дональд Трамп (Donald Trump) демократ, потому что хочет принять участие в выборах? Выборы просто необходимое, но недостаточное условие для демократии.

И иногда люди, требующие демократии, оказываются теми же, кто на самом деле хочет разрушения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.