SPIEGEL ONLINE: Артемий Андреевич, как бы Вы описали немцу Москву?

Артемий Лебедев: Лучший город на земле. Эту фразу можно счесть смешной, ибо есть и более старые, симпатичные и разносторонние города. Но Москва — это город таких возможностей, каких нет больше нигде. Можно приехать сюда в 25, или в 50, и благодаря своей работе добиться безумного успеха. Попробуйте-ка в Нью-Йорке. В Москве Вы можете, ну, например, стать богачом, делая интимную стрижку собакам.

— Но Вы известны как раз не интимной стрижкой собак. Как Вам удалось стать самым известным в мире российским дизайнером?

— Может, потому что у меня какой-то ген предпринимателя. Большинство русских лишено деловой хватки. При этом у некоего Артемия из Москвы в начале 90-х были те же шансы, что и у Ганса из Мюнхена или Джона из Балтимора; интернет везде был внове. Кстати, в Балтиморе я год ходил в школу.

— Как Вы ребенком попали в Америку?

— Незадолго до распада Советского Союза мои родители как преподаватели славистики получили в Балтиморе контракт на год. Тогда все хотели в Америку. Но я нашел тамошнюю жизнь невозможной. Америка менее свободна, чем Россия — и сейчас, и в годы моего детства.


— Вы всерьез полагаете, что жизнь при советском коммунизме была свободней, чем в Америке?

— Конечно, никто не мог покинуть Союз без особого разрешения, но в американской школе мне без разрешения и пропуска нельзя было и в туалет сходить. А если тебя поймают без этой бумажки в коридоре, накажут по-настоящему. Каждое утро было поднятие флага и пение национального гимна, такого у нас не было даже при Сталине!


— В России авторитарное руководство, выборами манипулируют. Вы не хотите демократии?

— Я никогда не принимал участия в выборах, политики всегда были мне безразличны. Даже когда здесь царила полная свобода, мне как избирателю никто ничего не предлагал. Ни оппозиционер Алексей Навальный, ни все эти демократы вместе взятые. Такие, как Григорий Явлинский, никогда ни на что не влияли. Просто болтуны. А Путин пусть хоть завтра коронуется в цари — Владимир Первый. Если у меня будет царь, который оставит меня в покое и что-нибудь сделает для страны — прекрасно!

— Вы не боитесь, что Россия при Путине пойдет не по тому пути?

— Мне абсолютно все равно, кто сидит в Кремле. В двадцать пять лет у меня как предпринимателя ни разу не было чувства, что государство давит на меня. Не любить можно только финансовые ведомства, но это везде в мире работает одинаково.

— С Путиным Вы безмятежно счастливы?

— У Путина нет вкуса к новому. Он любит старое, его идеал — Советский Союз. Ребенком он проводил каникулы в Крыму, потому и захотел полуостров назад. А кому нужен этот Крым? У нас есть полуостров и получше — Камчатка на Тихом океане. Там в тысячу раз круче, чем в Швейцарии: фантастические ландшафты, гейзеры, фьорды. И никакой инфраструктуры. Вот туда бы деньги вливать.


— Камчатка  самая глухая провинция. Но Вас упрекают в получении заказов от города благодаря хорошим связям в городской администрации.


— Я не тусуюсь на приемах, я социофоб. Лучше я встречусь с парой старых друзей. А мэр Собянин, кстати, хороший человек, в моей работе в моем родном городе стоит где-то на 5025-м месте. Я просто постоянно размышляю о том, как сделать Москву лучше.

—  А как изменилась столица за последние годы?

— К сожалению, мы все еще далеки от хорошей архитектуры, от основательного жилищного планирования. Люди здесь всего пару лет назад научились тому, что общественное помещение можно обставить толково. Зона комфорта русских — все еще пока своя квартира и свое авто. Им все равно, что происходит снаружи. Они выбрасывают мусор на улицу, как в Индии.

— Почему это так?

— В нулевые годы страна все еще была в пубертатной фазе, сейчас она понемногу взрослеет. Но не все еще понимают, что значит быть взрослым и брать на себя ответственность. Но люди делают это все чаще. Я уверен, через десять лет Москва, Санкт-Петербург и европейская часть России будут очень взрослыми.

— Вы — большой оптимист.


— Это самое классное в России: так много изменений в жизни всего одного лишь поколения. Когда я был ребенком, у нас дома не было телефона. Нужно было стоять в очереди у телефонной будки. Люди нетерпеливо стучали монетками по двери кабины. Если кто-то говорил по телефону дольше двух минут, разгорался скандал. Сегодня в России на душу населения больше контрактов с операторами мобильной связи, чем в Германии, мобильный интернет — дешевый, везде можно платить кредиткой. Есть масса стран, где ничего не происходит. Мне есть с чем сравнивать: я объездил свыше 200 стран.


— Что бы Вы сказали российским оппозиционерам, протестующим против Путина?

— У меня есть любимый советский плакат времен Второй мировой войны, там изображена рабочая на фабрике. Лозунг на плакате гласит: «Отомсти им за станком». Необязательно сразу на фронт, чтобы стать полезным. Если тебе в России что-то мешает, борись с этим своими силами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.