Российские власти помогали северокавказским радикалам покинуть территорию России в обмен на обещания сложить оружие или закрывали глаза на их отъезд. Часть из этих людей уехали в Сирию, где воевали в исламистских группировках. Рейтер узнал истории Сааду Шарапудинова из дагестанского села Новосаситли и его земляка Магомеда Рабаданова из села Берикей.

Ниже представлена информация о четырех людях с похожей судьбой.

Темур Джамалутдинов

Житель дагестанского села Джемикент Темур Джамалутдинов в сентябре 2014 года подал документы на заграничный паспорт, но получил отказ из-за неуплаченных алиментов бывшей жене, рассказал его родной брат Арсен.

В следующем месяце Джамалутдинов был поставлен на профилактический учет как ваххабит. К нему стали постоянно приходить с проверками, рассказывает его семья.

Но две недели спустя, по словам брата, он смог покинуть страну с новым загранпаспортом. Местный полицейский сказал, что Джамалутдинов пересек границу легально. Арсен Джамалутдинов сказал, что так и не понял, как его брату удалось уехать.

В конце декабря 2015 года, как сказал Арсен, он получил сообщение из Сирии, в котором говорилось, что его брата убили под Кобани рядом с турецкой границей, примерно в то же время, когда там погиб Магомед Рабаданов.

Российские власти не стали официально комментировать его отъезд.

Увайс Шарапудинов и Ахмед Денгаев

Оба боевика жили в селе Новосаситли и состояли в том же формировании, что и Сааду Шарапудинов, говорит бывший чиновник, который выступал посредником в случае Сааду Шарапудинова.

Экс-чиновник рассказал, что Денгаев и Увайс Шарапудинов (не родственник Сааду) договорились с местным ФСБ сложить оружие в обмен на то, что их не будут преследовать, а вскоре решили уехать из России. Бывший чиновник сказал, что помогал им делать загранпаспорта. Выдача каждого загранпаспорта в России происходит с одобрения ФСБ.

Летом 2013 года они оба покинули Россию и через Турцию добрались до Сирии, где, как говорят многочисленные источники среди односельчан и человек, встречавший их в Сирии, воевали в составе вооруженных исламистских группировок.

Увайс Шарапудинов был ранен в боях за Кобани и умер в больнице на турецкой стороне границы, говорят его знакомые.

Денгаев уехал из Сирии перед тем, как его отряд влился в Исламское государство, и, по словам его друзей и родных, вернулся в Россию. Он отбывает тюремный срок по обвинению в участии в боевых действиях, противоречащих интересам России, за рубежом.

Сотрудник силовых структур, участвовавший в переговорах с боевиками из Новосаситлей, сказал:

«Я допускал, что они могут уйти в Сирию. Это их право законное… Но мы, даже понимая, что он может уехать в Сирию, что мы могли сделать?»

Российские власти не стали официально комментировать отъезд Денгаева и Увайса Шарапудинова.

Ахмед Алигаджиев

Фотографию Ахмеда Алигаджиева все еще можно увидеть на старых щитах со снимками находящихся в розыске боевиков. Его родное село Гимры пользуется репутацией центра активности исламистов. В январе этого года тяжело вооруженные бойцы на посту разворачивали на въезде в Гимры всех тех, кто не живет в селе постоянно.

Отец Алигаджиева Магомед говорит, что в 2008 году, когда его сын был боевиком и находился в розыске, власти предложили ему сделку. По его словам, Алигаджиев и еще трое бойцов получили загранпаспорта и разрешение уехать из России куда они захотят. Они выбрали Сирию. Алигаджиев-старший объяснил выбор своего сына тем, что тот раньше учился в Сирии.

Алигаджиев-старший сказал, что перед властями стоял выбор «убить их, посадить или послать куда захотят». Он сказал, что не знает, стал ли его сын воевать, потому что он прекратил отношения с ним из-за его радикальных убеждений.

Глава Гимров Алиасхаб Магомедов подтвердил, что Алигаджиев был выслан за границу властями в обмен на то, что сдаст оружие.

Российские власти не стали официально комментировать отъезд Алигаджиева.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.