Свобода слова попирается повсюду в мире. В Китае независимый журналист, мой знакомый, исчез прямо в аэропорту. Еще один — в длинном списке задержанных, запрещенных и запуганных. В Египте обнаружили труп со следами пыток итальянского научного сотрудника, который занимался исследовательской работой, связанной с его докторской диссертацией в Кембридже. В этой стране арестовали сотни блогеров и правозащитников. В Турции приговаривают к пяти годам тюрьмы известных журналистов за публикацию резонансного репортажа о тайных поставках турецкого оружия в Сирию. Еще двоих приговорили к двум годам заключения за воспроизведения карикатур из журнала «Шарли Эбдо» (Charlie Hebdo). Начиная с 2014 года, возбуждено одна тысяча 845 уголовных дел по обвинению в «оскорблении» президента Эрдогана, эдакого обидчивого султана.

Страх, который внушает этот султан, распространился на Германию, где правительство, к сожалению, позволило начать судебный процесс в отношении известного телеведущего Яна Бёмермана (Jan Böhmermann), зачитавшего сатирическое стихотворение о турецком президенте Реджепе Эрдогане. На польском государственном телевидении известных журналистов вдруг заменяют на более других телеведущих, более послушных правящий партии «Закон и справедливость».

Правосудие. Даже в Великобритании толкование Министерством иностранных дел новых законов о борьбе с терроризмом ставит под угрозу свободу слова в высших учебных заведениях. Кроме того, высказываются опасения относительно независимости Би-Би-Си, особенно если правительство станет назначать почти половину ее совета директоров, как это предлагается в «белой книге».

Лично на меня это ущемление свободы слова в мировом масштабе оказывает особенно угнетающее впечатление. Около десяти лет назад я начал писать книгу по этому вопросу, а в течение пяти лет веду сайт Оксфордского университета freespeechdebate.com на 13 языках, где анализируются вопросы, связанные с состоянием свободы слова в мире. Я лично знаю некоторых людей, подвергающихся преследованиям, и в большинстве стран положение дел постоянно ухудшается. Вот небольшой, но знаменательный показатель: число людей, предпочитающих писать на нашем сайте под псевдонимом, значительно выросло.

В благодатном 2012 году я мог без проблем обсудить наш проект свободы слова в одном из пекинских кафе, где также продавались книги. В прошлом году хозяин этого же самого книжного магазина очень просил меня не касаться щекотливых вопросов, хотя я собирался поговорить о моей книге, официально выпущенной в Китае. Во время встречи с представителями китайских интернет-изданий я услышал рассказ журналиста по имени Цзя Цзя о его усилиях по созданию качественной интернет-журналистики, несмотря на известные ограничения. Как вы, наверное, догадались, это тот самый журналист, который исчез в аэропорту, когда уже собирался сесть на рейс Пекин-Гонконг, и которого задержали и допрашивали в течение более чем недели.


Четыре года тому назад мне довелось участвовать в публичном мероприятии с египетскими блогерами, правозащитниками и преподавателями в актовом зале, расположенном рядом с площадью Тахрир в Каире, где начиналась арабская весна. Многие из присутствовавших тогда сейчас находятся в заключении, вынуждены молчать или уехали из страны. Один фотожурналист по прозвищу Шавкан почти три года сидит в тюрьме и через несколько дней предстанет перед судом, который может вынести ему смертный приговор. Мужественное письмо, написанное им в заключении, заканчивается словами: продолжайте протестовать, журналистика — не преступление!

В том же далеком теперь уже 2012 году мы собрали в Стамбуле «круглый стол», в ходе которого была выражена надежда на то, что правящая Партия справедливости и развития (AKP) вернется к примату европейских ценностей и терпимости, которого она придерживалась в первые годы своего правления. Журналисты и преподаватели, которые тогда так свободно излагали свои взгляды, сейчас сталкиваются с нападками озлобленной толпы, подстрекаемой твитами и насмешками со стороны AKP, закрытием или арестом ведущих газет, судебными разбирательствами и прочими преследованиями. Один из них, Джан Дюндар (Can Dündar), главный редактор газеты «Джумхуриет» (Cumhuriyet), при выходе из здания суда столкнулся с вооруженным мужчиной, а это гораздо большая угроза, чем пять лет тюрьмы. Именно в силу всего вышеизложенного «круглый стол», посвященный свободе слова в Турции, мы проводим не в Стамбуле, в Оксфорде, где нашел убежище бывший главный редактор газеты «Радикал» (Radikal), закрытой властями.

Разумеется, события в Польше нельзя сравнивать с тем, что происходит в Турции, ни тем более в Египте или Китае. Тем не менее, по сообщению польского профсоюза журналистов, после осенних выборов, в результате которых к власти пришла партия «Закон и справедливость», более 140 журналистов были уволены, вынуждены уйти по собственному желанию или понижены в должности. Общенациональное телевидение сейчас предоставляет гораздо больше эфирного времени освещение официальной политики правительства. В Великобритании положение дел лучше, чем в Польше, однако реформы, предложенные министром культуры, представляют собой угрозы независимости редакционной политики Би-Би-Си.

Эти шаги назад обусловлены многими не зависящими друг от друга причинами, но в целом они знаменуют собой наступление на либеральные ценности. Что мы можем сделать в сложившейся ситуации? Не молчать. Возвышать голос протеста. Позаботиться о том, чтобы обеспечить свободу слова. Поддержать тех, кто защищает ее в гораздо более сложных обстоятельствах. В моей книге Free Speech: Ten Principles For a Connected World перечислены основные поля сражений и указываются главные либеральные принципы, которые мы все можем защитить, даже если угроза будет исходить от авторитарного правительства, частной супермощной компании вроде Facebook или одиночного троллинга в интернете.

А что говорит по этому поводу британское правительство? Да по сути дела ничего. Когда я сообщил своему другу Дюндару, главному редактору турецкой газеты, которому грозит более пяти лет тюрьмы, о том, что пишу данную статью, он прислал мне следующее письмо: «За время всей этой истории я обращал особое внимание на то, что британское правительство предпочло хранить полное молчание. Наверное, это позорный факт для страны, гордящейся своими демократическими традициями». Думаю, что его коллеги из России, Китая и Египта думают то же самое. В прошлом году, глава внешнеполитического ведомства Великобритании заявил в комитете по иностранным делам Палаты общин, что права человека «не входят в число наших основных приоритетов». А теперь в докладе этого комитета осторожно указывается, что, «хотя министр твердо отверг упреки в том, что Министерство иностранных дел перестало уделять внимание вопросам прав человека, имеющиеся письменные доказательства указывают именно на это». Настало время правительству изменить сложившуюся ситуацию. Те, кто борются за свободу слова, должны пользоваться большей поддержкой страны, давшей миру Джона Мильтона (John Milton), Джона Стюарта Милля (John Stuart Mill) и Джорджа Оруэлла (George Orwell).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.